Содержание:

Адвокат приняв защиту

Ваш Адвокат Артюшин Иван Николаевич

Артюшин Иван Николаевич в 2008 году окончил Кузбасский институт Экономики и права, получив квалификацию юрист, специальность юриспруденция.

В период обучения, начиная с 2004 года начал трудовую деятельность помощником адвоката в Коллегии Адвокатов Кемеровской области № 123 «Статут», а 13.12.2010г. после успешной сдачи квалификационного экзамена и принесения присяги, получил статус Адвоката и стал членом Адвокатской палаты Кемеровской области рег. № 42/1083.

Приняв решение осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально 20.01.2011г. учредил «Адвокатский Кабинет «Адвокат Артюшин Иван Николаевич» г. Кемерово Кемеровской области № 42/339, руководителем которого являюсь по настоящее время.

Являюсь профессионалом с большим стажем Адвокатской практики, накопившим значительный опыт для достижения максимально эффективного результата всеми доступными правовыми средствами.

Банкротство ИП и

Защита по уголовным делам – это всегда удел профессионалов, а защита по уголовным делам может осуществляться только адвокатом.

Более того в уголовных делах на кону стоят слишком серьезные вопросы, и даже просто наличие судимости – это весьма прискорбный факт в любой биографии, что уж говорить, если уголовное дело закончилось лишением свободы. Вот почему не стоит пренебрегать своим конституционным правом на защиту по уголовным делам и обращаться за помощью к профессиональному и независимому Адвокату, который защищает Доверителя.

Признание должника несостоятельным (банкротом) является на настоящий момент единственным законным способом прекращения (погашения) всех долгов организации, которая не может удовлетворить требования кредиторов (неплатежеспособность предприятия).

Процедура банкротства является абсолютно легальной, т.е. законной процедурой, которая направлена на цивилизованное решение вопросов выхода из бизнеса структуры, оказавшейся неспособной эффективно осуществлять предпринимательскую деятельность, в том числе отвечать по своим долгам.

Безусловно, несостоятельность (банкротство) не трагедия, это нормальный, цивилизованный выход из сложившейся сложной ситуации.

Любое физическое лицо имеет полное право признать себя несостоятельным (банкротом), в случае если потеряло всякую возможность исполнять свои денежные обязательства перед кредиторами иногда это является единственным разумным способом сказать себе правду и начать новую жизнь.

Этими вопросами должен заниматься профессиональный Адвокат в партнерстве с Арбитражным управляющим, чтобы найти самый оптимальный способ банкротства гражданина.

Доверив ведение дела профессионалу, вы сможете спокойно заниматься своими делами, пока опытный Адвокат будет защищать ваши права.

Банкротство ИП и физических лиц

Адвокат оказывает юридическую помощь по целому комплексу мероприятий, направленных на обеспечение общей корпоративной безопасности и, в то же время, оказывает услуги по юридическому сопровождению каждой правовой процедуры, проходящей в рамках деятельности компании-доверителя.

Адвокат выступает в роли главного посредника в урегулировании всех видов корпоративных конфликтов, в том числе таких, которые приходится впоследствии решать в суде.

Основной принцип третейского разбирательства — это добровольное согласие на рассмотрение конфликтной ситуации в конкретном Третейском суде, а также исполнение сторонами решения третейского суда.

Принципы и достоинства, также оперативность третейского разбирательства предоставляют гражданам и участникам предпринимательской деятельности дополнительную возможность выбора способа разрешения возникшего спора без участия государства.

Адвокат оказывает юридическую помощь по представлению Ваших интересов в арбитражных судах г. Кемерово, Новосибирска, Томска по экономическим спорам и другим делам, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности.

Адвокат в Арбитражном суде является профессиональным гарантом успешного разрешения конфликта в пользу доверителя в рамках действующего законодательства.

Всем известно, что система судопроизводства в России, как и во всех странах, является весьма запутанной и не рассчитанной для граждан не имеющих юридического образования и соответствующего опыта.

Судебная система не терпит новичков, и наспех придуманная форма защиты зачастую не выдерживает и одного судебного заседания, что к сожалению, приводит к весьма неблагоприятному результату, и самостоятельное ведение дела и решение других юридических вопросов методом «проб и ошибок» способно погубить даже изначально выигрышное дело.

Самому выиграть дело, даже при очевидности своей правоты, не так легко, как может казаться. Особенно, если защиту ответчика не осуществляет опытный Адвокат, а если дело сложное и запутанное, то добиться защиты своих прав без специальных навыков и знаний в разы сложнее.

Основы адвокатуры (Соловьев)

По истечении какого срока допускается к повторной сдаче квалификационного экзамена претендент на получение статуса адвоката, не сдавший квалификационный экзамен в первый раз? Каков состав и полномочия квалификационной комиссии?

По указанию начальника отдела ФСБ, расположенного в закрытом административно-территориальном образовании (закрытый населенный пункт) N, сотруд­ник отдела Мохов, используя информацию и фактические данные о контактах ад­воката Бобкова (юридических консультациях) с лицом, находящимся в розыске, и применяя метод шантажа, завербовал адвоката в качестве нелегального сотрудника отдела, которому предложил сообщать обо всех подозрительных делах в адвокат­ском бюро, расположенном в этом же населенном пункте (ЗАТО). Будучи нелегаль­ным агентом отдела ФСБ, Бобков сообщил Мохову о том, что его коллега Астафьев неоднократно получал гонорары от клиентов, которые не отражал в бухгалтерской документации и по которым не платил налоги. Вызванные в отдел ФСБ клиенты Астафьева официально дали объяснения оперативному работнику о том, что они оплачи­вали тому оказанные им юридические услуги без получения от него квитанций об оплате услуг. Собранные материалы в виде объяснительных записок начальником отдела ФСБ были направлены в спецмилицию ЗАТО, где в отношении Астафьева с со­гласия прокурора было возбуждено уголовное дело. Проанализируйте указанную ситуацию с точки зрения требований Федерального закона РФ от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Фе­дерации», Закона об адвокатуре, УПК РФ.

Какие право­вые и нравственно-этические нормы были нарушены участниками описанной исто­рии. Как и кем может быть разрешена возникшая конфликтная ситуация с учетом требований закона?

Как вы понимаете установленный Законом об адвокатуре запрет адвокату отказываться от принятой на себя защиты?

Что означает в Законе об адвокатуре (п. 2 ст. 1) утверждение о том, что ад­вокатская деятельность не является предпринимательской? Как соотнести это указа­ние с разрешением Федеральным законом РФ «О некоммерческих организациях» некоммерческим организациям, к которым отнесена и адвокатура, заниматься пред­принимательской деятельностью, если она совершается в предусмотренных устав­ными документами целях?

К адвокату Трофимову обратился потерпевший Борисов с просьбой оказать ему юридическую помощь по защите его интересов в ходе предварительного расследо­вания уголовного дела, которое расследует следователь Гусев. Адвокат Трофимов оказывал юридическую помощь потерпевшему Борисову в процессе всего предварительного следствия. В суде, куда было направлено уголовное дело, потерпевший Борисов заявил, что уголовное дело расследовалось незаконно, так как защиту обвиняемого в ходе следствия осуществлял сын прокурора района Прикотова — адвокат Прикотов.

Имелись ли какие-либо процессуальные на­рушения, связанные с допуском адвоката, при расследовании настоящего уголовного дела? Если имелись, то какие правовые нормы были нарушены?

Как вы расшифруете понятие «адвокат», каково происхождение этого слова и история его появления в российской общественной жизни? Какова, на ваш взгляд, причина, по которой это слово не было введено в оборот в ходе судебной реформы 1864 года в России?

Какие социальные права гарантируются адвокатам в соответствии с п. 4 ст.3 Закона об адвокатуре?

К адвокату Ивакину обратился основной собственник фирмы «Мега-Альянс» Харитонов, имеющий в ее уставном капитале 51% долей, с просьбой осущест­вить защиту наемного генерального директора фирмы Самохина и главного бухгалте­ра Ароян, в отношении которых возбуждено уголовное дело о неуплате налогов с организации. Адвокат принял поручение и приступил к делу. Однако при первой же встрече с клиентами узнал о том, что интересы бухгал­тера Ароян противоречат интересам как генерального директора Самохина, так и собственника фирмы Харитонова, которые давали ей незаконные указания о сокрытии налогооблагаемой базы и неуплате налогов.

Как должен поступить в таком случае адвокат? Какими правовыми нормами он должен руководствоваться?

Каковы правовые основы деятельности адвоката в Европейском суде по правам человека? Каков порядок обращения и особенности участия адвоката в Европейском суде по правам человека?

Возможно ли привлечение адвоката к ответственности и какой именно? Если да, то каковы повод, основания и порядок привлечения адвокатов к ответственности?

В ходе процесса в арбитражном суде по делу по иску коммерческой органи­зации «Вымпел» к налоговой инспекции о признании недействительным решения на­логовой инспекции по взысканию недоимки и привлечению организации к налого­вой ответственности адвокат Гаронов, защищая интересы коммерческой организа­ции, представил суду доказательства невиновности организации в неуплате налогов и потребовал у суда удовлетворить иск в полном объеме. Выступающий в суде представитель ответчика — юрист налоговой инспекции Азарьев попросил суд отложить судебное разбирательство для представления дополнительных доказательств. После удовлетворения ходатайства, юрист Азарьев вместе с начальником инспекции стал оказывать моральное давление на руководителя организации «Вымпел» с тем, чтобы тот или согласился с предъявленными к нему налоговой инспекцией требованиями в полном объеме и отозвал иск, или согласился с половиной требований. В такой ситуации руководитель организации в суде согласился на половину суммы неуплаченных налогов. Адвокат же, видя бесспорность собствен­ной позиции, не учел позицию доверителя и в судебном процессе про­должал настаивать на полной отмене решения налоговой инспекции. Суд, признав действия налоговой инспекции незаконными, а доводы адвоката правомерными, удовлетворил иск организации в полном объеме.

Правильно ли поступил адвокат? Каковы должны быть его действия в случае, если после данного процесса налоговая инспекция начнет реализовывать свои угрозы в адрес коммерческой организации?

Понятие защитник и адвокат (стр. 1 из 4)

ЗАЩИТНИК – ПОНЯТИЕ, СООТНОШЕНИЕ С ПОНЯТИЕМ «АДВОКАТ». 3

РОЛЬ ЗАЩИТНИКА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. 8

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 20

Умение дать грамотную юридическую консультацию или отстоять интересы подзащитного в суде – это целая наука, по-настоящему доступная лишь специалисту. Сложность и особенности гражданского и уголовного процесса, постоянные изменения и дополнения норм права послужили причиной специализации профессиональных адвокатов, в большинстве своем, по определенным группам и даже категориям дел: кто-то ведет уголовные дела, кто-то гражданские, кто-то арбитражные. Этим адвокаты добиваются наиболее благоприятного результата для своего клиента.

Надо заметить, что в последние годы законодательная база не только сильно изменилась, но и, с точки зрения адвокатов, усложнилась.

Теперь весь доказательный церемониал происходит в суде первой инстанции и это накладывает особую ответственность на стороны и представителей, поскольку, упустив представление какого-либо доказательства при рассмотрении дела судом первой инстанции, чрезвычайно трудно изменить что-либо в инстанциях последующих – кассационной и надзорной.

В отличие от ранее действовавшего положения о возможности представления дополнительных доказательств в кассационную и надзорную инстанцию, теперь дополнительные доказательства могут быть представлены в кассационную инстанцию в исключительных случаях, когда они не могли быть представлены в суд первой инстанции.

Между тем известно, что в 2002 г. Вступил в силу новый Закон об адвокатуре и адвокатской деятельности, который в корне изменил правовую природу адвокатуры – эта организация стала полностью независимой от государства, расширились права адвокатов, полностью изменилось структурно-организационное устройство адвокатских образований. Адвокат получил очень широкие процессуальные права, стал более значимой фигурой в уголовном, гражданском, арбитражном процессах, приобрел дополнительный вес в хозяйственной жизни юридических лиц, в защите прав и законных интересов российских граждан, а статус самой адвокатуры закреплен в новом законе как институт гражданского общества.

ЗАЩИТНИК – ПОНЯТИЕ, СООТНОШЕНИЕ С ПОНЯТИЕМ «АДВОКАТ»

Из анализа значений слов «адвокат» и «защитник» в толковых словарях современного русского литературного языка следует, что слово «адвокат» уже по сфере употребления, так как охватывает только деятельность профессиональных юристов. Слово «защитник» — шире и относится к деятельности любого лица, занимающегося защитой или представительством чьих-либо интересов в суде, судопроизводстве. Это нашло отражение в экспертном заключении, данном лингвистом Института русского языка им.В. В. Виноградова Российской Академии наук в ходе судебного заседания. Если взглянуть на рассматриваемое соотношение с точки зрения законодательства, получится следующее. Ранее действовавшим Положением об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. предусматривалось, что адвокат, выступая в качестве представителя или защитника, правомочен (ч.2 ст.15), оказывая юридическую помощь, участвовать на предварительном следствии и в суде по уголовным делам в качестве защитника, представителя потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков (ч.1 ст. 19). В соответствии с действующим в настоящее время Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п.5 ст.2) адвокат, оказывая юридическую помощь, участвует не только в качестве защитника, но и в качестве представителя доверителя в уголовном судопроизводстве. Если исходить из буквального толкования этой нормы, слово «адвокат» по сфере употребления шире слова «защитник», поскольку адвокат может быть еще и представителем. С точки зрения правил грамматического (языкового) толкования, «если законодатель с помощью легальной дефиниции или иным путем определил значение термина, то именно в этом смысле и следует его употреблять». В данном случае законодатель четко определил значение и соотношение понятий «адвокат» и «защитник», обозначив, что с его точки зрения понятие «адвокат» шире по сфере употребления понятия «защитник». Значит, в этом смысле его и следует употреблять. Слова «адвокат» и «защитник» являются синонимами и это, во-первых, отражено в словарях синонимов русского языка, во-вторых, вытекает из анализа рассматриваемых слов по словарю русского языка С.И. Ожегова, где адвокат — юрист, которому поручается защита чьих-нибудь интересов в суде, защитник, а защитник — то же, что адвокат. Согласно правилам законодательной техники основная задача синонима в нормативном тексте, в том числе и законодательном, — уточнение мысли нормоустановителя (законодателя). Синонимия как прием законодательной техники может использоваться как жесткое последовательное уточнение сказанного. Речь идет о случаях, когда синоним стоит вслед за уточняемым словом или выражением, как правило, в скобках. Это имеет непосредственное отношение к ст.48 Конституции РФ, где слово «защитник» стоит в скобках за словом «адвокат» и, соответственно, уточняет его. Из чего следует, что подозреваемые и обвиняемые вправе пользоваться помощью только адвоката, участвующего в качестве защитника на досудебном производстве. Отказ в допуске на досудебное производство других (кроме адвокатов) защитников является ограничением конституционного права самостоятельно выбирать защитника, предусмотренного ст.45 Конституции РФ, когда каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. В соответствии со ст.55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Допуск того или иного лица, даже если оно не является членом коллегии адвокатов, в качестве защитника по уголовному делу никоим образом не способен нанести вред названным ценностям. Допуск на досудебное производство только адвоката в качестве защитника установлен ст.48 Конституции РФ. В ст.55 речь идет о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. Конституция РФ не относится к федеральному закону, кроме того, она выше по юридической силе в иерархии нормативных правовых актов. Поэтому применение к ст.48 Конституции РФ положений ее ст.55 неправомерно. Что же касается права выбора, то Конституция РФ и уголовно-процессуальное законодательство позволяют подозреваемому (обвиняемому) на досудебном производстве выбрать себе защитника среди адвокатов. Подлинные намерения авторов российского Основного закона в данном случае можно уяснить из материалов Конституционного совещания 1993 г., на котором разрабатывался и обсуждался проект ныне действующей Конституции РФ. В ходе Конституционного совещания неоднократно предпринимались попытки внести в проект нынешней ст.48 поправки, имевшие целью ограничить круг лиц, оказывающих юридическую помощь, только членами коллегии адвокатов. Все поправки были отклонены в связи с тем, что их принятие, как указывалось на Совещании, привело бы к созданию «закрытых профсоюзов» для адвокатов, лишающих практики тех, кто не вступил в коллегию, создающих монопольное право адвокатов оказывать юридическую помощь. При этом участники Конституционного совещания подчеркивали, что допуск на стадии предварительного следствия только представителей коллегии адвокатов существенно ущемляет права граждан, а представленный проект обсуждаемой статьи (позволявший допускать на этой стадии участие других лиц), напротив, отвечает принципу свободного выбора защитника. По мнению одного из представителей органов государственной власти субъектов Федерации на Совещании, главное, чтобы у человека при осуществлении его права на защиту был выбор независимого защитника по его убеждению. Не всегда существующие адвокатские структуры независимы от органов власти и поэтому принятие решения обратиться в коллегию адвокатов, в Союз юристов или к частному юристу, защитнику — это реализация в полной мере права гражданина на осуществление защиты.

Тем не менее, несмотря на все сомнения и аргументы, участие в качестве защитника только адвоката на досудебном производстве ныне признано правомерным и соответствующим положению ст.48 Конституции РФ в Постановлении КС РФ от 28 января 1997 г. N 2-П. Однако обсуждаемая норма (возможность допуска в качестве защитника обвиняемого по его просьбе лиц, не являющихся профессиональными адвокатами) может быть закреплена в отраслевом (уголовно-процессуальном) законодательстве (абз.4 п.2 Определения КС РФ от 10 апреля 2002 г. N 105-О). В таком случае «только законодатель вправе при условии обеспечения каждому обвиняемому (подозреваемому) права на получение квалифицированной юридической помощи и в интересах правосудия в целом предусмотреть возможность допуска в качестве защитников иных, помимо адвокатов, избранных самим обвиняемым лиц. » (абз.4 п.4 Постановления КС РФ N 2-П). В настоящее время возобладала позиция, сформулированная в п.3 Постановления КС РФ N 2-П: «участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь». Даже если предположить, что указанное выше условие будет выполнено в полном объеме (что в ближайшее время маловероятно), потребуется внесение изменений не в отраслевое (уголовно-процессуальное) законодательство, а в ст.48 Конституции РФ. И это закономерно, поскольку именно в этой статье четко определен субъект оказания квалифицированной юридической помощи — только адвокат, выступающий в качестве защитника подозреваемого (обвиняемого). Для иного же распространительного (расширительного) толкования положений ст.48 Конституции РФ по субъектам оказания квалифицированной юридической помощи на досудебном производстве нет оснований, поскольку «применительно к подозреваемым и обвиняемым Конституция РФ связывает реализацию права на получение квалифицированной юридической помощи именно с помощью адвоката. Данный подход нашел свое закрепление в ст.49 УПК РФ, устанавливающей, что в качестве защитников — лиц, осуществляющих защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающих им юридическую помощь при производстве по уголовному делу, допускаются адвокаты» (абз.3 п.2 Определения КС РФ от 5 декабря 2003 г. N 446-О). Чтобы произвести изменения в ст.49 УПК РФ, необходимо сначала внести изменения в положения ст.48 Конституции РФ. Это можно будет сделать, только пересмотрев сам Основной закон, разработав и приняв проект новой Конституции РФ в порядке особой процедуры, предусмотренной ее ст.135. На это, безусловно, никто сегодня не пойдет. Да и время принятия новой Конституции РФ еще не наступило. А раз нет изменений в Конституции РФ, значит, нет изменений и в УПК РФ. Таким образом, возможность допуска в качестве защитников иных, помимо адвокатов, избранных самим обвиняемым лиц или, иначе, лиц, не являющихся профессиональными адвокатами, при условии обеспечения каждому обвиняемому (подозреваемому) права на получение квалифицированной юридической помощи и в интересах правосудия в целом путем изменений в законодательстве пока носит декларативный характер. Хотя со временем, возможно, ситуация изменится. Как следует из абз.3 п.3 Определения КС РФ от 5 февраля 2004 г. N 25-О, «согласно статье 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гражданину гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В части 2 той же статьи указывается, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника). Таким образом, Конституция Российской Федерации гарантирует право на получение квалифицированной юридической помощи в лице адвоката для подозреваемых и обвиняемых, а не для иных участников уголовного судопроизводства, что нашло свое закрепление в статье 49 УПК Российской Федерации, согласно которой защитник — лицо, осуществляющее в установленном данным Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу; в качестве защитников допускаются адвокаты».

Федеральная палата адвокатов

Адвокат, по мнению заявителя, не ознакомился с материалами дела

…В поступившем из Управления Федеральной регистрационной службы по гор. Москве представлении утверждается, что адвокат М., «Приняв на себя защиту Х., обвиняемого по уголовному делу, …отказалась от его защиты и нарушила порядок уголовного судопроизводства».

По мнению автора представления, допущенные адвокатом М. нарушения заключаются в следующем.

Во-первых, адвокат М. отказалась от участия в следственных действиях по соответствующему уголовному делу и от ознакомления с его материалами, мотивировав свою позицию: в заявлении от 6 февраля 2007 г. – желанием своего подзащитного и ограниченностью предмета ее участия в деле вопросами защиты прав Х. в Европейском Суде по правам человека; в телеграмме от 16 февраля 2007 года – незаконным, по ее мнению, перенесении следственных действий в гор. Ч. и «грубым беспрецедентным нарушением прав Х. и его защиты».

Во-вторых, отказавшись от ознакомления с материалами соответствующего уголовного дела, «Какие-либо документы, подтверждающие занятость в других процессах и в международном суде М., проявляя неуважение к следственным органам, не предоставила».

В-третьих, «Являясь, как адвокат, профессиональным советником по правовым вопросам, М. не разъяснила своему подзащитному требования закона, когда и при каких обстоятельствах возможен отказ от защитника и что «особая необходимость» пользоваться услугами защитника, тем более, обвиняемым, содержащимся под стражей – необходимость «особая» и постоянная». Как говорится в представлении, адвокат М., «действуя вопреки законным интересам доверителя, поддержала и со ссылкой на него заявила» отказ от ознакомления с материалами уголовного дела, что «можно расценивать как принятие от обвиняемого поручения, имеющего заведомо незаконный характер»,

В-четвертых, адвокат М. отказалась «от подписки о недопустимости разглашения данных предварительного расследования и предупреждении об ответственности в соответствии со статьей 310 УК РФ…».

В представлении констатируется, что адвокатом М. допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, а также:
«пп. 1 и 4 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, а также соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката), пп. 1 п. 4 статьи 6 Закона (адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер);
п. 1 и п. 2 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката (при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами; уважает права других лиц); пп. 1 п. 1 статьи 9 Кодекса (адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя), п. 2 статьи 13 Кодекса (адвокат, принявший в порядке соглашения поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе)».

В заседании Квалификационной комиссии представитель Генеральной прокуратуры Российской Федерации Л. полностью поддержал изложенное представление. Он заявил, что, по его мнению, отказ адвоката от участия в следственных действиях равносилен отказу от защиты. Отказываясь от ознакомления со всеми материалами уголовного дела и от подписки о неразглашении этих материалов, адвокат блокирует действия следователя по представлению ему документов, затягивает процесс, затрудняет доступ к правосудию как доверителя, так и других лиц. По мнению представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации, надобность в участии защитника в следственном действии определяют и следователь, и обвиняемый; для участия в выполнении требований статьи 217 УПК Российской Федерации (ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела) обязаны явиться все допущенные защитники; адвокат не вправе отказываться от участия в следственных действиях в знак протеста против действительных или мнимых нарушений закона органами уголовного преследования.

Адвокат М. представила 29 мая 2007 г. письменные объяснения, в которых, в частности, говорится: «Возможность пользоваться услугами того или иного адвоката при ознакомлении с материалами является правом, а не обязанностью обвиняемого. В практическом смысле имеет значение лишь, чтобы работа по ознакомлению с материалами дела была организована таким образом, чтобы это не приводило к затягиванию процесса ознакомления… Кроме того, … ознакомление с материалами уголовного дела является правом, а не обязанностью обвиняемого. …Тем более, при участии в деле двух и более адвокатов за обвиняемым остается право выбора, с кем из них он желает знакомиться с материалами дела. …Считаю, что в соответствии с законом осуществляла и продолжаю осуществлять защиту Х. Недобросовестности при осуществлении защиты не допускала. Никаких претензий со стороны моего подзащитного никогда не высказывалось». В приложении 2 к этим своим объяснениям адвокат М. особо отмечает, «что по уголовному делу № 18/432766-07 подписка о неразглашении бралась у стороны защиты до того, как адвокаты были уведомлены о существовании этого уголовного дела. …Считаем, что преждевременное (до предоставления каких-либо данных в уголовном деле) отобрание у защиты подписки о неразглашении, при отсутствии каких-либо данных, следует расценивать как несоблюдение требований конституционных норм и необоснованное ограничение прав и свобод человека и гражданина» (с. 10 заявления в районный суд гор. Москвы от 10 апреля 2007 года).

…Давая устные объяснения в заседании Квалификационной комиссии, адвокат М. поддержала изложенную позицию. Она подчеркнула, что не знакомилась с материалами уголовного дела, однако и не отказывалась навсегда от ознакомления с соответствующими материалами; изучение ею материалов данного уголовного дела впоследствии не исключается. На данном этапе она сознательно избежала ознакомления с материалами уголовного дела, чтобы ей под предлогом отобранной подписки о неразглашении сведений не воспрепятствовали представить Европейскому Суду по правам человека необходимую для защиты законных интересов Х. информацию.

Представитель адвоката М. адвокат Ш. отметил, что, осуществляя защиту Х., адвокаты никогда не требовали от следствия обеспечить участие всех без исключения адвокатов в следственных действиях. Уголовное дело состоит из 127 томов, но ни разу ознакомление с его материалами не приостанавливалось из-за отсутствия адвокатов; затягивания процесса по вине защиты не было и не будет. Выезд нескольких адвокатов в город Ч. возлагает на обвиняемого чрезмерные расходы, и потому он сам вправе определить, кто из них необходим ему в каждый данный момент производства по делу.

Адвокат М. и ее представитель адвокат Ш. просили Квалификационную комиссию вынести заключение о необходимости прекратить дисциплинарное преследование М.

Квалификационная комиссия числит среди непреложных основ адвокатской профессии: запрет отказа от защиты; обязанность адвоката честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально, активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законом средствами; обязанность адвоката соблюдать требования закона и этические нормы. Деликатные отношения адвоката и доверителя требуют от законодателя и правоохранительных органов разумного баланса диспозитивного и императивного методов правового воздействия, сочетания частных и публичных интересов в сфере обеспечения гражданам юридической помощи. Конституционный Суд Российской Федерации справедливо подчеркнул, что «реализация права пользоваться помощью адвоката (защитника)… не может быть поставлена в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело» (пункт 3 мотивировочной части определения от 8 февраля 2007 г. № 254-О-П по жалобе гражданина Д.Ф.Туктамышева).

Нельзя не отметить также, что при участии в процессе на стороне защиты нескольких адвокатов необходима организация их совместной профессиональной деятельности, и это обстоятельство создает в процессе качественно иную ситуацию в сравнении со случаями оказания юридической помощи обвиняемому единственным адвокатом.

В результате рассмотрения материалов дисциплинарного производства Квалификационная комиссия установила следующие факты и пришла к следующим выводам.

Адвокат М. подтвердила свои полномочия на «представление интересов Х. в Генеральной прокуратуре РФ» ордером № 6544 от 15 января 2007 г., что доказывает факт принятия ею поручения на защиту обвиняемого Х. 6 февраля 2007 года она письменно сообщила следователю: «В связи с заявлением моего подзащитного Х. об освобождении меня от ознакомления с материалами дела до возникновения в этом особой необходимости, прошу меня для участия в следственных действиях не приглашать. Учитывая предмет моей деятельности – представление интересов Х. в Европейском Суде по правам человека – моя дальнейшая деятельность с работой следственной группы не связана».

Квалификационная комиссия не усматривает в данном поступке адвоката М. нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и норм профессиональной этики.

В соответствии с п. 12 ч. 4 ст. 47 и п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК Российской Федерации ознакомление по окончании предварительного следствия со всеми материалами уголовного дела является правом, а не обязанностью обвиняемого и его защитника. Нежелание стороны воспользоваться признанным за нею правом не является «нарушением порядка уголовного судопроизводства», как ошибочно утверждает автор представления.

Как видно из надлежащим образом заверенной копии адресованного адвокату М. письма № 18/432766-07 от 7 февраля 2007 года старшего следователя по особо важным делам К., он предложил адвокату «реально участвовать в защите Х. или представить документы, подтверждающие… участие в международном суде, или расторгнуть соглашение на защиту Х.». Поскольку, как говорилось выше, адвокатом М. не нарушен порядок уголовного судопроизводства, ее нельзя упрекнуть в непредставлении следователю документов, подтверждающих занятость в других делах в период, на который приходилось ознакомление с материалами дела обвиняемого и его защитников. Своевременно уведомив следователя о нежелании на данном этапе воспользоваться своим правом на ознакомление с материалами уголовного дела, адвокат М. придерживалась манеры поведения, соответствующей деловому общению. Доказывать же уважительность причины, по которой сторона не пользуется тем или иным правом, и объяснять процессуальному противнику эту причину, защитник не обязан. Адвокат не мог принять предложение следователя «расторгнуть соглашение на защиту», ибо таким образом она преступила бы закон и этические правила профессии (ч. 7 ст. 49 УПК, подп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной деятельности адвоката).

Следует отметить, что адвокат М. не отказалась от данного права, но временно, как она пишет в заявлении от 6 февраля 2007 г., «до возникновения в этом особой необходимости», воздержалась от реализации соответствующей возможности. Такая возможность не была адвокатом безвозвратно утрачена, поскольку ознакомление с материалами уголовного дела допускается на последующих стадиях уголовного судопроизводства (ч. 3 ст. 227 УПК). Значит, законные интересы подзащитного под угрозу поставлены в данном случае не были.

Соответствующий шаг был предпринят адвокатом К.А.Москаленко не самочинно, а с учетом позиции доверителя. Обвиняемый Х. 6 февраля 2007 года в письменной форме уведомил следователя, что он «освободил… адвоката М. от ознакомления с материалами уголовного дела до момента, пока… в этом возникнет необходимость», поскольку предметом работы адвоката является «по настоящему делу только тема нарушения… прав, гарантированных Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод». Данная позиция закону не противоречит, а потому деятельное согласие с нею адвоката формой принятия от обвиняемого поручения, имеющего заведомо незаконный характер, не является.

Качество оказываемой адвокатом юридической помощи оценивается не органами уголовного преследования (в противном случае нарушился бы баланс прав и сил сторон в состязательном процессе), но доверителем, который при возникновении у него сомнений в квалифицированности адвоката вправе заменить приглашенного им адвоката, обратиться с жалобой в совет соответствующей адвокатской палаты. Доверитель адвоката М. в адресованном в Московскую городскую коллегию адвокатов и Генеральную прокуратуру Российской Федерации письме от 22 мая 2007 г. категорически заявляет: «Работой адвоката М. я удовлетворен. …Помощь при ознакомлении с материалами дела мне оказывают другие адвокаты и в дополнительной помощи от адвоката М. …мне не требуется. Таким образом, завершение работы по ознакомлению не будет задерживаться из-за моих адвокатов. …В настоящее время я защитой обеспечен».

В свете сказанного неверно утверждать, что адвокат М. воздержалась от ознакомления с материалами уголовного дела «в знак протеста». Содержание телеграммы, направленной ею 16 февраля 2007 года в адрес органов уголовного преследования, не изменяло заявленной за десять дней до того позиции защиты относительно ознакомления с материалами уголовного дела.

Квалификационная комиссия изучила имеющуюся в материалах дисциплинарного производства копию подписки о неразглашении данных предварительного расследования от 5 февраля 2007 г., в которой следователь отметил: «М. отказалась от подписи по мотиву того, что ей неизвестно дело, по которому отбирается подписка».

Данный мотив нашел подтверждение в заседании Квалификационной комиссии. Так, представитель Генеральной прокуратуры Российской Федерации Л., как и адвокат М., пояснили, что М., будучи защитником обвиняемого Х., участвовала в производстве по уголовному делу № 18/41-03. Как сообщил старший советник юстиции Л. и как говорится в постановлении судьи Б. районного суда гор. Москвы от 20 марта 2007 г., в кассационном определении Московского городского суда от 16 апреля 2007 г., 3 февраля 2007 года по этому уголовному делу были вынесены постановления о привлечении Х. и другого лица в качестве обвиняемых, после чего в тот же день из уголовного дела № 18/41-03 в отдельное производство для завершения предварительного расследования было выделено уголовное дело № 18/432766-07 в отношении тех же обвиняемых. Адвокат М. отрицала, что ей предъявлялось постановление о выделении уголовного дела. Представитель Генеральной прокуратуры Российской Федерации Л. не представил доказательств надлежащего уведомления адвоката М. о выделении уголовного дела № 18/432766-07 в период с 3 по 5 февраля 2007 года.

Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязанности адвоката-защитника давать подписку о неразглашении материалов уголовного дела, кроме случая, когда в них содержится государственная тайна и защитник не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям (ч. 5 ст. 49, ч. 3 ст. 53, ст. 161 УПК). Неисполнение обязанности, которую закон не возлагает на защитника, нарушением порядка уголовного судопроизводства не является. В устных объяснениях представитель Генеральной прокуратуры Российской Федерации Л. признал, что законодательством не предусмотрена санкция за отказ дать подписку о неразглашении почерпнутых из материалов уголовного дела сведений.

Наконец, адвокат М. воздержалась от ознакомления с материалами уголовного дела № 18/432766-07 и, следовательно, отобрание подписки практического смысла не имело.

Квалификационная комиссия отмечает, что вмененные адвокату М. поступки совершались в специфической ситуации участия в деле нескольких адвокатов, которые, с учетом позиции доверителя и исходя из его интересов, распределяли работу и сферы ответственности между собой. При этом доверитель был, судя по объяснениям адвокатов М. и Ш., личному письму Х. от 22 мая 2007 г., заинтересован: в нормальном, без проволочек, ходе процесса; в использовании труда адвокатов в соответствии с их профессиональной специализацией; в экономии средств и оплате проезда в город Ч. лишь тех адвокатов, чья помощь на данном этапе производства по делу наиболее эффективна. По делу по обвинению Х. обязательного участия защитника не требуется (ст. 51 УПК); уголовно-процессуальное законодательство не требует участия в следственных действиях всех без исключения защитников, приглашенных обвиняемым или назначенных для его защиты. Никаких доказательств причинения вреда разбираемыми поступками адвоката М. не представлено. Доверитель работой адвоката удовлетворен, не опровергнуты утверждения адвокатов М. и Ш. об отсутствии препятствий нормальному ходу предварительного следствия из-за поведения адвоката М.

Рассмотрев в условиях состязательности доводы сторон и имеющиеся доказательства, Квалификационная комиссия не усматривает в действиях адвоката М. нарушения законодательства и требований профессиональной этики.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адвокатской палаты города Москвы, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 2 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, выносит заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката М. вследствие отсутствия в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет согласился с мнением квалификационной комиссии.

Тактико-этические основы коллизионной защиты п уголовным делам тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.09, кандидат юридических наук Коробов, Игорь Зиновьевич

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Коробов, Игорь Зиновьевич

Глава 1. Адвокат-защитник в уголовном судопроизводстве России.

§ 1. Предмет защиты от уголовного преследования.

§2. Процессуальный статус адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве и проблемы его совершенствования.

§3. Тактико-этические основы профессиональной защиты по уголовным делам.

Глава 2. Коллизионная защита в досудебном и судебном производстве по уголовным делам.

§ 1. Коллизии в деятельности адвоката-защитника по уголовным делам .

§2. Коллизии адвоката-защитника с клиентом и (или) лицами, представляющими его интересы, на стадии принятия поручения на защиту и тактико-этические начала их предупреждения и разрешения.

§3. Коллизии адвоката-защитника с подзащитным и тактикоэтические начала их предупреждения и разрешения.

§4. Коллизии, возникающие между несколькими адвокатами , осуществляющими защиту одного подозреваемого ( обвиняемого ), и тактико-этические начала их предупреждения и разрешения.

§5. Коллизии, возникающие между несколькими адвокатами, осуществляющими защиту разных подозреваемых (обвиняемых), и тактико-этические начала их предупреждения и разрешения.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Тактико-этические основы коллизионной защиты п уголовным делам»

Актуальность темы исследования. В ходе решения задач, стоящих перед современным уголовным судопроизводством , значительно возрастает роль адвоката-защитника лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование . Достаточно в связи с этим лишь напомнить о возможности вступления адвоката-защитника в уголовное дело с момента появления в нём процессуальной фигуры подозреваемого (ст. 46, 49 УПК РФ 2001 г1.); о достаточно широком диапазоне полномочий адвоката-защитника в процессе осуществления защиты как на досудебном , так и судебном производстве по уголовному делу (ст. 53 УПК РФ), включающих право на собирание доказательств (ст. 86 УПК РФ) и возможности постановки вопроса о признании доказательств недопустимыми (ст. 75 УПК РФ).

Нельзя не отметить такие нововведения, как право свидетеля явиться на допрос со своим адвокатом (ч. 5 ст. 189 УПК РФ), который при этом пользуется правами защитника , предусмотренными ч. 2 ст. 53 УПК РФ, или праве обыскиваемого на присутствие при обыске его адвоката или защитника (ст. 182 УПК РФ) и ряде других новаций, способствующих защите прав и свобод личности.

Определённым импульсом для активизации научных исследований в области адвокатуры явилось принятие в 2002 г. Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»2, в 2003 г. о

Кодекса профессиональной этики адвоката . Их научное осмысление вызвало появление новых публикаций, связанных с вопросами адвокатуры. Среди них необходимо отметить монографические исследования М.О. Баева «Теория профессиональной защиты: тактико-этические проблемы» (М., 2006); М.О. Баева , Н.А. Баевой «Тактико-этические начала деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве » (М., 2009); JI.A. Зашляпина

1 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) // С3 РФ. 2001. № 52. Ст. 4924. (Далее-УПК РФ).

2 См.: ОС адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон от 31 мая

2002 г. № 63-Ф3 (с изменениями и дополнениями) // С3 РФ. 2002. № 23. Ст. 2102.

3 См.: Кодекс профессиональной этики адвоката: принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января

2003 г. (с изменениями и дополнениями) // Воронежский адвокат . 2003. № 2 (2). С. 3-7.

Основы теории эффективной адвокатской деятельности: Прелиминарный аспект» (Екатеринбург, 2006) и ряд других работ. Однако в отечественной научной юридической литературе до настоящего времени отсутствуют системные монографические исследования тактико-этических основ коллизионной защиты по уголовным делам, в которых бы эти проблемы рассматривалась применительно как к досудебному , так и судебному производству по уголовным делам , относительно различных защитных ситуаций.

Необходимость исследования этой проблемы, её актуальность были подтверждены большинством опрошенных нами практикующих адвокатов (92 %). Интересно, что такого же мнения придерживаются более 60 % следователей , прокуроров и судей.

Объект и предмет исследования. Объектом данного диссертационного исследования является теория и практика коллизий в деятельности адвоката-защитника и тактико-этические основы коллизионной защиты по уголовным* делам.

Предметом исследования является выявление и изучение причин,-приводящих к возникновению коллизий в деятельности адвоката-защитника по уголовным делам, а также разработка правовых и обусловленных ими тактических средств предупреждения и разрешения этих коллизий.

Цели и задачи исследования. Недостаточная разработанность темы исследования на практике, наряду с её актуальностью, предопределила цели и задачи настоящей работы. Основной целью диссертации является комплексное исследование теоретических и практических вопросов, касающихся тактико-этических основ коллизионной защиты по уголовным делам, направленных на предупреждение и разрешение коллизий в деятельности адвоката-защитника на разных этапах уголовного судопроизводства , с учётом защитных ситуаций, которые могут возникать при этом.

Достижение указанной цели сделало необходимым постановку и решение следующих задач:

• определение предмета и содержания профессиональной защиты от обвинения в уголовном судопроизводстве;

• анализ тактико-этических основ профессиональной защиты по уголовным делам;

• формулирование понятия « коллизия в деятельности адвоката-защитника по уголовным делам» и классификация коллизий;

• исследование коллизий в деятельности адвоката-защитника по уголовным делам, в частности:

— коллизий адвоката-защитника с клиентом и (или) лицами, представляющими его интересы, на стадии принятия поручения на защиту и тактико-этических начал их предупреждения и разрешения;

— коллизий адвоката-защитника с подзащитным и тактико-этических начал их предупреждения и разрешения;

— коллизий, возникающих между несколькими адвокатами , осуществляющими защиту одного подозреваемого ( обвиняемого ), и тактико-‘ этических начал их предупреждения и разрешения;

— коллизий, возникающих между несколькими адвокатами/ осуществляющими защиту разных подозреваемых (обвиняемых), и тактико-этических начал их предупреждения и разрешения;

• рассмотрение коллизионных защитных ситуаций на разных стадиях уголовного судопроизводства и разработка тактико-этических рекомендаций по предупреждению и разрешению коллизий;

• критический анализ в контексте изучаемой проблемы действующего уголовно-процессуального законодательства, обоснование предложений по его совершенствованию и формулирование редакций предлагаемых дополнений и изменений.

Методология и методы исследования. Для достижения цели работы и разрешения поставленных задач нами были использованы: широкий диапазон научных методов, основным из которых является всеобщий диалектический метод познания реалий объективной действительности; методы системноструктурного анализа, сравнительного анализа, конкретных социологических исследований (изучение уголовных дел, анкетирование, корреляционный анализ полученных данных и др.); достижения наук уголовного процесса, криминалистики , общей и судебной психологии и этики, ряда других наук, что и предопределило комплексный характер работы.

Нормативную базу диссертации составили международно-правовые акты, содержащие нормы об адвокатской деятельности и защите прав личности, Конституция Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон « Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации », Кодекс профессиональной этики адвоката, постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации по вопросам темы исследования.

Теоретической основой работы явились труды отечественных специалистов в области уголовного процесса и криминалистики, теории hv практики адвокатуры: Б.Ф. Абушахмина , Я.С. Авраха, Ф.Н. Багаутдинова, М.О. Баева , О.Я. Баева, М.Ю. Барщевского, В.П. Бахина , А.Р. Белкина, Р.С. Белкина, В.П. Божьева , А.Д. Бойкова, И.Е. Быховского, JI.E. Владимирова , Т.С. Волчецкой, В.Г. Даева, Л.Я. Драпкина , JI.A. Зашляпина, B.C. Зеленецкого,

B.Н. Карагодина , Я.С. Киселёва, З.Ф. Ковриги, Л.Д. Кокорева , А.Ф. Кони, Ю.В. Кореневского, Д.П. Котова , Н.П. Кузнецова, А.Г. Кучерены, A.M. Ларина , А.А. Леви, Ю.Ф. Лубшева, Н.Н. Полянского , В.М. Савицкого, П. Сергеича, А.Б. Соловьёва, Ю.И. Стецовского , М.С. Строговича, И.Я. Фойницкого,

C.И. Цветкова , С.А. Шейфера, С.П. Щербы, Н.П. Яблокова и других авторов.

Эмпирическая база исследования характеризуется данными, полученными в результате анализа и обобщения 250 уголовных дел, рассмотренных судами Воронежской области за период с 2005 г. по 2008 г., и 85 заключений квалификационных комиссий Адвокатских палат г. Москвы и Воронежской области по дисциплинарным производствам в отношении адвокатов-защитников. Содержащиеся в диссертации выводы и предложения основываются также на результатах проведённого нами анкетирования 120 адвокатов, 100 следователей МВД и Следственного комитета при прокуратуре РФ, 100 прокуроров, помощников и заместителей прокуроров , 115 судей Федеральных судов Воронежской области, а также личного, более чем десятилетнего, опыта работы в качестве адвоката-защитника по уголовным делам.

Научная новизна исследования. Диссертация представляет собой комплексное исследование, в котором впервые на монографическом уровне рассматриваются тактико-этические основы коллизионной защиты по уголовным делам и даются практические рекомендации по предупреждению и разрешению коллизий в деятельности адвоката-защитника. Существенной научной новизной отличаются положения работы, касающиеся формулирования значительного числа законодательных предложений в контексте темы исследования.

Основными положениями, выносимыми на защиту, являются:

2) Авторская трактовка понятия защиты от уголовного преследования. Защита — процессуальная деятельность, осуществляемая стороной защиты по обеспечению прав и законных интересов лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления , средствами и способами, не противоречащими закону, направленная на опровержение обвинения, выявление обстоятельств, оправдывающих подозреваемого , обвиняемого, либо смягчающих их ответственность.

3) Анализ тактико-этических основ профессиональной защиты по уголовным делам.

4) Обоснование принципов тактики профессиональной защиты и критериев допустимости тактических средств профессиональной защиты по уголовным делам.

5) Формулирование понятия «коллизия в деятельности адвоката-защитника по уголовным делам» и авторская трактовка данного понятия. Под коллизиями в деятельности адвоката-защитника по уголовным делам следует понимать потенциальные и реальные разногласия между профессиональными и непрофессиональными участниками уголовного процесса со стороны защиты, связанные с разными подходами в определении и использовании стратегических и тактических средств и способов защиты подозреваемого, обвиняемого, подсудимого .

6) Предложение классифицировать коллизии по двум следующим основаниям: а) По категориям субъектов, взаимодействующих с адвокатом-защитником, выделяются:

• коллизии адвоката-защитника с клиентом и (или) лицами, представляющими его интересы, на стадии принятия поручения на; защиту;

• коллизии адвоката-защитника с подзащитным;

• коллизии, возникающие между несколькими адвокатами, осуществляющими защиту одного подозреваемого (обвиняемого);

• коллизии, возникающие между несколькими адвокатами, осуществляющими защиту разных подозреваемых ( обвиняемых ) при производстве по делам о групповых преступлениях . б) По стадиям уголовного судопроизводства, на которых коллизии возникают и разрешаются (или предпринимаются попытки их разрешения), коллизии квалифицируются на возникающие в досудебном и судебном производстве по уголовным делам.

7) Авторская трактовка термина « коллизионная защита». Коллизионная защита — это взаимодействие адвоката-защитника с подзащитным, его представителями и другими его адвокатами, а также с иными участниками уголовно-процессуальной деятельности со стороны защиты в условиях стратегических и тактических противоречий при сохранении единой процессуальной цели деятельности — защиты от уголовного преследования.

9) Критический анализ коллизионных защитных ситуаций на разных стадиях уголовного судопроизводства и обоснование систем рекомендаций тактико-этического характера, способствующих предупреждению и разрешению коллизий.

10) Обоснование необходимости дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, формулирование соответствующих редакций изменений и дополнений в УПК РФ, а также разработка конкретных рекомендаций по практической деятельности адвокатов в контексте темы осуществляемого исследования.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертации заключается в комплексной разработке вопросов, касающихся возникновения коллизий в деятельности адвоката-защитника по уголовным делам и тактико-этических основ коллизионной защиты, способствующих их предупреждению и разрешению. Практическая значимость работы определяется тем, что обоснованные и сформулированные в ней выводы и рекомендации могут непосредственно использоваться адвокатами в профессиональной деятельности при возникновении коллизионных ситуаций, а также учитываться лицами и органами, осуществляющими уголовное преследование, и судом.

Разработанные нами выводы и предложения могут быть использованы в законодательном процессе в целях оптимизации процессуального статуса адвокатов-защитников. Предложенные изменения и дополнения УПК РФ могут оказаться полезными для законодателя .

Содержащиеся в работе положения могут быть применены при преподавании дисциплин криминалистического цикла и связанных с ними специальных курсов, а также в ходе повышения квалификации адвокатов, работников правоохранительных органов и судей.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и рекомендации, имеющиеся в работе, получили своё отражение в 9 научных публикациях, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАКом, неоднократно докладывались на ежегодных научных сессиях юридического факультета ВГУ (Воронеж, апрель 2008 г., апрель 2009 г.).

Структура работы. Архитектоника работы обусловлена её темой, целями и задачами. Диссертация включает в себя введение, две главы и 8 параграфов, заключение, список использованного нормативного материала и специальной литературы, приложение.

Заключение диссертации по теме «Уголовный процесс; криминалистика; оперативно-розыскная деятельность», Коробов, Игорь Зиновьевич

Проведенные нами изучение и анализ существующего материала по проблеме тактико-этических основ коллизионной защиты по уголовным делам, выступающих в качестве средства предупреждения и разрешения коллизий в деятельности адвоката-защитника, позволяют сделать основные теоретические выводы исследования, дать ряд предложений по совершенствованию законодательства, а также сформулировать криминалистические рекомендации по оптимизации предупреждения и разрешения коллизий на стадиях досудебного и судебного производства по уголовным делам.

• Содержанием предмета защиты от уголовного преследования являются права и законные интересы лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления . Предмет защиты составляет основу, смысл профессиональной деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве .

• Под процессуальной функцией следует понимать не саму деятельность участников уголовного процесса, а направление их деятельности, связанное с конкретными целями, задачами и профессиональными интересами каждого из субъектов уголовного судопроизводства .

• Функцию защиты профессионально выполняет только адвокат-защитник лица, подвергающегося уголовному преследованию . Необходимость в осуществлении функции защиты связана с возникновением подозрения в отношении этого лица, при наличии обвинения , выдвигаемого против него органами уголовного преследования.

• Необходимо законодательно закрепить понятие защиты в уголовном процессе. Предлагаем определение данного понятия изложить в п. 12-1 ст. 5 УПК РФ в следующей редакции: «защита — процессуальная деятельность, осуществляемая стороной защиты по обеспечению прав и законных интересов лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, средствами и способами, не противоречащими закону, направленная на опровержение

J 166 1 обвинения, выявление обстоятельств, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого, либо смягчающих их ответственность».

• Средства защиты — это процессуальные документы, используемые адвокатом для защиты прав и законных интересов подзащитного , а способы защиты — это система действий по осуществлению защиты. К средствам защиты относятся заявления , ходатайства, жалобы и др., к способам защиты — участие в следственных и судебных действиях, прениях сторон и т.п.

• Стремление обвиняемого (подозреваемого) защищаться от выдвинутого против него обвинения (возникшего в отношении него подозрения) всегда законно ; незаконными могут быть те или иные средства защиты.

• Адвокат-защитник должен отстаивать все не противоречащие закону интересы своего подзащитного, к которым можно отнести следующие:

1) не подвергаться незаконным и (или) необоснованным мерам процессуального принуждения;

2) быть привлечённым к уголовной ответственности лишь: а) по результатам объективного, полного и всестороннего исследования обстоятельств дела; б) в соответствии с законом, предусматривающим ответственность не большую, чем за доказанное ему деяние ; в) на основании достаточной системы изобличающих его доказательств, каждое из которых не вызывает сомнений в своей достоверности и допустимости .

• К основным постулатам профессионального статуса адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве относятся следующие: основной задачей адвоката является выявление оправдывающих и смягчающих вину подзащитного обстоятельств и оказание ему юридической помощи; адвокат является доверенным лицом подозреваемого (обвиняемого, подсудимого ); для осуществления своих функций адвокат вправе использовать указанные в законе и незапрещённые им средства и способы защиты и т.д.

• Существуют отношения, которые невозможно урегулировать правом. Таковыми можно считать вопросы принятия адвокатом-защитником поручения на защиту, вопросы тактики и методики защиты, вопросы отношений адвоката-защитника с подзащитным и другими участниками процесса, а также ряд других. Эти вопросы адвокат должен решать, исходя из этических норм, которые в идеале, как представляется, не должны вступать в противоречие с нормами, установленными законом. Считаем целесообразным восстановить в УПК РФ положение об обязанностях , возлагаемых на защитника в уголовном судопроизводстве, соответственно именовать ст. 53 УПК РФ « Обязанности и полномочия защитника» и закрепить в ч. 1 данной статьи следующие обязанности защитника: 1) Защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого, смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь.

2) Защитник обязан своевременно являться для участия в производстве тех процессуальных действий, в которых его участие является обязательным.

3) Защитник не вправе совершать какие-либо действия против интересов подзащитного. Защитник не может вопреки позиции подзащитного признавать его участие и виновность в совершении преступления.

4) Защитник не вправе разглашать известные ему сведения, если они могут быть использованы против интересов подзащитного».

• Предлагаем изложить ч. 2 ст. 53 УПК РФ в следующей редакции: «Защитник, участвующий в производстве следственного действия, а также в судебном производстве по уголовному делу, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя , суда краткие консультации, задавать с разрешения следователя, суда вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия, судебного заседания. Следователь , суд могут отвести вопросы защитника . Отведённые вопросы подлежат занесению в протокол данного следственного действия, судебного заседания».

Во избежание коллизионных ситуаций в суде, связанных с реализацией права адвоката-защитника делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе судебного заседания, предлагаем внести изменения в ч. 6 ст. 259 УПК РФ, изложив последнее предложение в следующей редакции: «По ходатайству стороны суд обязан обеспечить изготовление протокола по частям не позднее 3 суток со дня окончания соответствующего судебного заседания». О праве пользоваться помощью защитника бесплатно в случаях, текстуально предусмотренных законом, в УПК РФ говорится только применительно к обвиняемому (п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ). Об оказании адвокатом-защитником бесплатной помощи подозреваемому в законе ничего не сказано. Предлагаем п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК РФ после слова « защитника » дополнить словами « в том числе бесплатно ». На основании ч. 4 ст. 96 УПК РФ необходимость сохранения в тайне факта задержания лица, подозреваемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, лишает его права выбора защитника через своих родственников. Полагаем, что ч. 4 ст. 96 УПК РФ может быть изложена в следующей редакции: «Для обеспечения сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания лица, подозреваемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, уведомлённый о задержании подозреваемого его близкий или иной родственник может быть за разглашение данного факта предупреждён об ответственности, предусмотренной статьёй 161 настоящего Кодекса ».

• В условиях уголовного судопроизводства использование понятия « тактика профессиональной защиты » имеет свою специфику, которая предполагает применение адвокатом-защитником разнообразных методов, средств и способов (приёмов) с целью получения и использования доказательственной информации, оправдывающей подзащитного или смягчающей его ответственность в случае признания его виновным . Тактика защиты предполагает неразрывную связь со стратегией. Процессуальные обязанности адвоката-защитника предопределяют его место и роль в уголовном процессе, его процессуальную стратегию.

• Принципы тактики профессиональной защиты могут быть сформулированы следующим образом:

1. Вся тактическая деятельность защитника, предопределяемая его процессуальной стратегией, должна быть направлена на достижение исхода дела, объективно и субъективно благоприятного для подзащитного, и всемерное обеспечение прав и законных интересов последнего.

2. Доказательства , противоречащие версии подзащитного, требуют критического анализа и могут быть поняты и использованы стороной защиты иначе, чем они используются стороной обвинения ( следователем , прокурором и, наконец, судом в обвинительном приговоре).

3. Лучшая защита — это защита, основанная на законе.

4. Адвокат обязан при осуществлении защиты широко и активно использовать специальные познания.

5. Профессиональная защита по уголовным делам — деятельность ситуационная, вариантная.

6. Тактические средства должны быть допустимыми. Критерием допустимости тактических средств профессиональной защиты по уголовным делам являются: законность , избирательность, этичность.

Коалиционная защита — это такие взаимодействия адвоката со своим подзащитным, его представителями, другими его адвокатами , защитниками других обвиняемых по уголовному делу , которые характеризуются не только единством цели их деятельности в уголовном судопроизводстве, но и консенсусом между ними относительно планируемых и реализуемых защитником средств её достижения. Коалиционная защита предполагает позитивный, чаще всего, бесконфликтный характер взаимодействия адвоката с другими представителями стороны защиты по уголовному делу, в первую очередь, с подзащитным и клиентом.

По смыслу понятия « коллизия » (столкновение противоположных сил, стремлений, интересов, взглядов) не коллизионной защиты от уголовного преследования представить себе нельзя. Это предопределено самой сущностью состязательности уголовного судопроизводства, принципиальными различиями в интересах, а потому и в направленности деятельности профессиональных представителей состязающихся в его рамках сторон. А потому взаимодействие адвоката-защитника с правоохранительными органами и, зачастую, судом носит только; коллизионный характер. (Однако это отдельная тема, не входящая в план диссертационного исследования).

Под коллизиями в деятельности адвоката-защитника по уголовным делам следует понимать потенциальные и реальные разногласия между профессиональными и непрофессиональными участниками уголовного процесса со стороны защиты, связанные с разными подходами в определении и использовании стратегических и тактических средств и способов защиты подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

• Профессиональными представителями стороны защиты в уголовном процессе являются один или несколько адвокатов , представляющих интересы одного обвиняемого (подсудимого), а также адвокаты-защитники других обвиняемых (подсудимых) при производстве по делам о групповых преступлениях . К категории непрофессиональных представителей стороны защиты в уголовном процессе следует отнести подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), свидетелей со стороны защиты, а также других представителей подзащитного, прямо или косвенно заинтересованных в его судьбе.

• Коллизии защиты следует классифицировать по двум следующим основаниям: а) По категориям субъектов, взаимодействующих с адвокатом-защитником, можно выделить коллизии, возникающие:

1) между адвокатом-защитником и клиентом и (или) лицами, представляющими его интересы, на стадии принятия поручения на защиту;

2) между адвокатом-защитником и подзащитным;

3) между несколькими адвокатами, осуществляющими защиту одного подозреваемого (обвиняемого);

4) между несколькими адвокатами, осуществляющими защиту разных подозреваемых (обвиняемых) при производстве по делам о групповых преступлениях. б) По стадиям уголовного судопроизводства, на которых коллизии возникают и разрешаются (или предпринимаются попытки их разрешения). По данному основанию, с учётом законодательного определения такового (п. 56 ст. 5 УПК РФ), коллизии квалифицируются на возникающие в досудебном и судебном производстве по уголовным делам.

Коллизионная защита — это взаимодействие адвоката-защитника с подзащитным, его представителями и другими его адвокатами, а также с другими участниками уголовно-процессуальной деятельности со стороны защиты в условиях стратегических и тактических противоречий при сохранении единой процессуальной цели деятельности в уголовном судопроизводстве — защиты от уголовного преследования.

Предлагаем следующие тактико-этические рекомендации предупреждения и разрешения коллизий, возникающих между адвокатом-защитником и клиентом и (или) лицами, представляющими его интересы, на стадии принятия поручения на защиту:

1) Адвокат-защитник не должен обещать клиенту и (или) лицам, представляющим его интересы, ничего,, кроме профессиональной защиты и неукоснительного соблюдения всех непротиворечащих закону интересов клиента;

2) любая мотивация отказа от защиты клиента допустима до момента принятия поручения на защиту, от которой адвокат, приняв поручение на защиту, не вправе отказаться в соответствии с положениями ст. 49 УПК РФ, за исключением выявления обстоятельств, предусмотренных ст. 72 УПК РФ;

3) при назначении гонорара следует учитывать ряд следующих факторов: объём и сложность уголовного дела; длительность процесса и время, затраченное на его подготовку и консультирование клиента; материальное положение клиента; необходимость проведения собственных исследований; обращение к специалистам; беседы и консультации с ними; традиции данного региона; личный профессиональный опыт и т.п.;

4) — адвокат должен помнить, что он самостоятелен в принятии решений;

— адвокат обязан всегда чётко отличать те просьбы и пожелания клиента, которые могут и должны быть выполнены в пределах функций и полномочий адвоката, от тех требований, которые не относятся к его профессии, унижают честь и достоинство адвоката;

— необходимым условием профессиональной деятельности адвоката является правильная оценка уровня своей компетентности и её достаточности для оказания квалифицированной правовой помощи клиенту по конкретному делу, поэтому, если адвокат осознаёт недостаточность собственной квалификации и опыта, целесообразнее в этой ситуации отказаться от принятия поручения на защиту, либо обратиться за консультацией к более опытному коллеге, специализирующемуся на защите по сложным уголовным делам соответствующей категории (о насильственных преступлениях, должностных преступлениях и т.п.);

— адвокат не имеет морального права критиковать действия другого адвоката, работавшего с клиентом ранее;

— адвокат не имеет права заниматься, так называемым, « перехватом » клиентов;

— бесчестное или сомнительное поведение адвоката отражается не только на его собственной репутации, но и на репутации других членов коллегии , а также на авторитете всей системы правосудия в целом.

• Важным фактором при осуществлении профессиональной защиты по уголовным делам является умение адвоката-защитника установить психологический контакт с подзащитным. Эмоциональное доверие, согласованность действий и готовность к общению можно считать промежуточным результатом деятельности адвоката-защитника по формированию контакта с подзащитным. Психологический контакт, включающий в себя названные элементы, можно считать идеальной формой отношений адвоката-защитника и подзащитного.

• Версия защиты — это обоснованное предположение защитника относительно определённого факта или группы фактов, имеющих или могущих иметь значение для дела, указывающее на наличие и объясняющее происхождение этих фактов, их связь между собой и общее содержание, в целях защиты прав и законных интересов подзащитного. Отношение адвоката-защитника к версии, выдвигаемой подзащитным, может быть следующим: адвокат-защитник не является субъектом оценки доказательств по внутреннему убеждению и совести (ст. 17 УПК РФ), его сомнения в совершении преступления, инкриминируемого подзащитному, именно подзащитным, а также сомнения в степени виновности подзащитного в совершённом или вменяемом ему преступлении, позволяют адвокату не только удовлетворительно разрешать свои внутренние по этому поводу конфликты, но и помогают осуществлять свою процессуальную функцию в уголовном судопроизводстве. И именно с таких позиций, под углом таких сомнений защитник и принимает участие в производстве следственных действий, собирает доказательства в порядке ч. 3 ст. 86 УПК РФ, изучает собранные следователем доказательства, исследует таковые в суде. Если адвокат-защитник понимает, что версия подзащитного не убедительна, он может, исходя из своего профессионального опыта, помочь подзащитному дополнить эту версию, сделать изложение сведений и фактов более логичным. Также адвокат может помочь найти несколько иное объяснение случившемуся, обратив внимание подзащитного на другие факты, имеющие значение для данного уголовного дела. Такие действия адвоката-защитника являются оправданными и допустимыми как с позиции уголовно-процессуального закона, так и норм адвокатской этики, и вытекают непосредственно из задач профессиональной деятельности защитника, направленной на достижение исхода дела объективно или субъективно благоприятного для подзащитного.

Позиция защиты по уголовному делу связана с мнением адвоката по вопросам вины и ответственности подзащитного, которое он отстаивает всеми, не запрещёнными законом средствами и способами. Для адвоката-защитника определяющим фактором при выборе правовой позиции является версия, выдвинутая подзащитным, о событии преступления, его обстоятельствах и участии (неучастии) подзащитного в нём. Кроме этого, для формирования правовой позиции по делу, стратегии и тактики предстоящей защиты адвокат-защитник должен учитывать фактический материал по уголовному делу, собранный и представленный органами предварительного расследования, а также должен уметь предвидеть типичные возможности следователя по изобличению подзащитного и опровержению версии защиты, выдвинутой подзащитным. В дальнейшем — постоянно воспринимать информацию о текущем состоянии защиты и анализировать ее на предмет значимости для защиты, чётко определив для себя, чего он хочет достигнуть.

• Несмотря на свою процессуальную самостоятельность, в том числе в выборе тактики защиты, адвокат прочно связан с позицией и волеизъявлением подзащитного, за исключением случаев, когда адвокат убеждён в наличии самооговора доверителя (п. 3 ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Возникновение коллизий адвоката-защитника с подзащитным возможно в ряде следующих ситуаций: а) подзащитный не признаёт себя виновным, а адвокат-защитник не находит достаточных оснований для постановки вопроса об оправдании подзащитного; б) подзащитный свою вину во вменяемом ему преступлении признал, а адвокат-защитник убеждён в его невиновности или недоказанности его вины; в) к адвокату-защитнику обращается лицо, совершившее преступление (экономическое или должностное),* которое в данный момент остаётся не раскрытым, за получением юридической помощи, связанной с рекомендацией средств и способов защиты, в случае, если против этого лица будет возбуждено уголовное дело; к адвокату-защитнику обращается лицо, находящееся в розыске за совершённое преступление, (допустим, по обвинению в соисполнительстве убийства), за оказанием юридической помощи и для заключения соглашения о защите.

• Предлагаем следующие тактико-этические рекомендации предупреждения и разрешения коллизий адвоката-защитника с подзащитным: а) если виновность подзащитного в совершённом преступлении представляется в результате судебного разбирательства не только обвинителю, но и защитнику доказанной с полной очевидностью, а подзащитный свою вину в совершении преступления отрицает, то адвокат-защитник в беседах наедине с подзащитным должен разъяснить ему, что на основе совокупности имеющихся по уголовному делу доказательств его осуждение практически неминуемо, а также, что занимаемая подзащитным позиция весьма усложняет для адвоката осуществление защиты (возможность переквалификации действий подзащитного по другой статье УК РФ, предусматривающей менее строгую санкцию ; использование смягчающих вину подзащитного обстоятельств и т.п.). При этом адвокату-защитнику следует настоятельно подчеркнуть, что он в любом случае будет поддерживать ту позицию, которую, в конечном счёте, сочтёт целесообразным для себя занять подзащитный; б) если подзащитный из-за незнания законов, ошибочного восприятия события, неправомерного воздействия со стороны органов дознания и следствия и т.п. занимает позицию, ухудшающую его положение, усугубляющую вину, то адвокат-защитник должен оспаривать обвинение, которое не подтверждается материалами дела, попытаться убедить подзащитного отказаться от самооговора, разъяснить, каким образом можно изменить объяснения, данные ранее и т.д.; в) если • к адвокату-защитнику обращается лицо, совершившее преступление , которое в данный момент остаётся не раскрытым, или лицо, находящееся в розыске за совершённое преступление, то исходя из того, что каждый гражданин имеет право на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированной Конституцией РФ (ч. 1 ст. 48), адвокат может оказать такую помощь обратившемуся лицу. Адвокат-защитник должен разъяснить доверителю весьма высокую вероятность выявления совершённого преступления, установления его участия в нём, обосновать возможность его задержания , разъяснить уголовно-правовую квалификацию совершённого им преступления, предусмотренного соответствующей статьёй УК РФ и возможное наказание за данное преступление. Также адвокат должен разъяснить обратившемуся к нему лицу положение п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, в соответствии с которым к смягчающим ответственность обстоятельствам относятся явка с повинной , активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления и т.д. Вопрос о принятии адвокатом поручения на защиту таких лиц является прерогативой адвоката. Действия защитника, связанные с оказанием юридической помощи лицу, совершившему преступление, которое в данный момент остаётся нераскрытым , а также лицу, находящемуся в розыске за совершённое преступление, являются пассивной формой участия, которая не составляет объективной стороны ч. 5 ст. 33 УК РФ, и поэтому их можно считать допустимыми.

• Коллизии адвоката-защитника с подзащитным по характеру взаимодействия и возможности их разрешения являются горизонтальными, так как эти противоречия возникают в результате прямого контакта двух сторон, объединённых общей целью защиты от предъявленного обвинения (возникшего подозрения). В большинстве случаев они являются межличностными и носят социально-психологический характер.

• Коллизии между несколькими адвокатами, осуществляющими защиту одного подозреваемого (обвиняемого) по уголовному делу, могут возникнуть в связи:

— с избираемой позицией защиты;

— с уголовно-правовой оценкой квалификации действий подзащитного;

— с локальными противоречиями, связанными с выбором средств и способов защиты (заявления, жалобы , ходатайства и т.п.);

— с проблемой межличностных отношений и соблюдением норм адвокатской этики.

• Тактико-этические рекомендации предупреждения и разрешения коллизий между несколькими адвокатами, осуществляющими защиту одного подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) по уголовному делу:

1. В случае непризнания подзащитным вины в инкриминируемом ему преступлении его адвокатам-защитникам целесообразно обосновать следующее:

— преступное деяние не имело места вообще либо имевшее место событие не носит преступного характера, независимо от субъекта, его учинившего;

— преступление не могло быть совершено подзащитным, в частности, в связи с наличием у него алиби либо по другим объективным причинам;

— во вменённом подзащитному деянии отсутствует тот или иной необходимый элемент состава предъявленного ему преступления (например, обоснование того, что подзащитный не является субъектом инкриминируемого ему преступления);

— доказательства, изобличающие подзащитного, являются недостаточными или (и) недопустимыми;

— органами следствия или суда был нарушен принцип законности и обоснованности уголовного преследования в целом;

— необходимо установить лицо, действительно совершившее преступление.

2. В случае, когда подзащитный признаёт свою вину в совершённом преступлении (полностью или частично), адвокаты-защитники должны разъяснить подзащитному правовые последствия такого признания: как будут квалифицированы его действия в этом случае, каковы санкции за совершённое деяние, какие обстоятельства могут выступать в качестве смягчающих или отягчающих его ответственность и т.д. При этом адвокаты-защитники должны соблюдать нейтральную позицию, которая не допускает никаких советов, связанных с принятием подзащитным решения о признании вины в инкриминируемом преступлении.

3. Вопрос о том, на какой стадии уголовного процесса следует заявлять ходатайства (подавать жалобы, делать заявления), связанные с ошибками, допущенными органами, осуществляющими уголовное преследование , решается адвокатами-защитниками самостоятельно, но любое принятое ими решение не должно отрицательно сказываться на положении подзащитного.

4. Общая стратегическая цель защиты в уголовном деле требует от адвокатов, защищающих одного подзащитного, консенсуса в определении средств достижения этой цели, согласованности в действиях и соблюдения этических норм.

• Тактико-этические рекомендации предупреждения и разрешения коллизий, возникающих между несколькими адвокатами, осуществляющими защиту разных подозреваемых (обвиняемых, подсудимых ) по уголовному делу:

1. Если подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) признаёт свою вину в инкриминируемом ему преступлении и уличает в соучастии в нём другого подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) либо не вовлечённого в уголовный процесс в одном из этих качеств, либо не признающего свою вину, адвокат-защитник действует ‘ следующим образом: если позиция, занимаемая подзащитным, связанная с вовлечением в уголовный процесс других лиц, отягчает его ответственность за содеянное, адвокат-защитник, не препятствуя подзащитному в избранной им позиции, доводит до его сведения, что его действия могут быть расценены как совершённые группой лиц по предварительному сговору , либо квалифицированы в целом по статье, предусматривающей более строгую санкцию;

— если подзащитный свою ответственность за совершённое деяние пытается разделить с другим подозреваемым (обвиняемым, подсудимым), вину свою не признающим, уличая его в соучастии в совершении преступления, адвокат поддерживает версию подзащитного и вынужденно вступает в коллизию с другими подозреваемыми (обвиняемыми, подсудимыми ) по уголовному делу и их защитниками . Выясняя степень вины каждого соучастника преступного деяния, адвокат помогает подзащитному смягчить степень его вины в инкриминируемом ему преступлении.

2. Если подозреваемый ( обвиняемый , подсудимый) свою вину в инкриминируемом преступлении не признаёт, а оговаривает в его совершении другого подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), либо лицо, не привлечённое к уголовной ответственности, возлагая на него большую часть ответственности за совершённое преступление, чем это соответствует его фактической вине , то адвокат другого подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), роль которого в преступном деянии преувеличена, должен проанализировать факты, свидетельствующие против его подзащитного с позиции доказательственной значимости, установить причины и мотивы оговора , тем самым невольно доказывая вину оговорщика . Такая позиция защиты (назовём её « необходимая оборона ») может быть продиктована только вынужденными обстоятельствами.

3. Если подозреваемый (обвиняемый, подсудимый ) пытается смягчить свою вину за счёт усугубления роли в инкриминируемом преступлении другого подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), ложно обвиняя его, то действия адвоката, защищающего подсудимого, который прибегнул к фальсификации фактов, событий случившегося с целью смягчения своей вины, могут быть направлены на разъяснение подзащитному спорности, неубедительности избранной им позиции своей защиты. В случае если попытка переубедить подзащитного оказалась безуспешной, то адвокат должен поддерживать и такую позицию, избранную подзащитным, но с одним условием — не обвинять соподсудимого, а защищать своего подзащитного, используя нравственно оправданные средства и способы защиты.

• Коллизии, возникающие в процессе взаимодействия адвоката-защитника по уголовным делам с профессиональными и непрофессиональными представителями со стороны защиты, связаны с разными подходами в определении и использовании тактических средств и способов защиты подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) при сохранении единой цели деятельности — защиты от обвинения, осуществляемого органами уголовного преследования. На процесс взаимодействия адвоката-защитника с различными субъектами со стороны защиты оказывают влияние личностные качества участников этого взаимодействия, их психологические особенности, а также соблюдение ими нравственных норм, оцениваемых моралью с точки зрения критериев добра, справедливости, гуманности, честности и т.д. Нами были даны определённые тактико-этические рекомендации, способствующие предупреждению и разрешению коллизий в деятельности адвоката-защитника с различными субъектами со стороны защиты.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Коробов, Игорь Зиновьевич, 2009 год

1. Законодательные акты, судебная и адвокатская практика

2. Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского сообщества. Принят Советом коллегии адвокатов и юридических обществ Европейского Союза 28 октября 1988 г. (Франция, Страсбург ) //

3. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. — М. : Профобразование, 2000. — С. 47-48, 272-277.

4. Типовые правила профессиональной этики Американской ассоциации юристов . Приняты 2 июня 1993 г. // Барщевский М.Ю. Адвокатская этика.- М. : Профобразование, 2000. С. 232-271.

5. Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Воронежской области по дисциплинарному производству № 21/06 от 28 апреля 2006 г. в отношении адвоката К. // Архив квалификационной комиссии Адвокатской палаты Воронежской области за 2006 г.

6. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. № 71-П06 // Бюл. Верховного Суда Рос. Федерации. 2007. — № 7. -С. 28-29.

7. Архив Воронежского областного суда. 2005. — Дело № 2-49 / 05.

8. Архив Центрального районного суда г. Воронежа. — 2008. Дело № 1-64/08.

9. Монографии, учебные пособия, диссертации

10. Абушахмин Б.Ф. Коллизионная защита : метод, пособие для адвокатов / Б.Ф. Абушахмин. М., 1976. — 40 с.

11. Аврах Я.С. Психологические проблемы защиты по уголовным делам / Я.С. Аврах. Казань : Изд-во Казан, гос. ун-та, 1972. — 144 с.

12. Адаменко В.Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого / В.Д. Адаменко.- Томск : Изд-во Томск, гос. ун-та, 1983. 157 с.

13. Адвокат : навыки профессионального мастерства / Под ред. J1.A. Воскобитовой , И.Н. Лукьяновой, Л.П. Михайловой. — М. : Волтерс Клувер, 2006. 592 с.

14. Адвокат в уголовном процессе : учеб. пособие для вузов / под ред. В.И. Сергеева. -М. : ЮНИТИ-ДАНА ; Закон и право, 2004. 351 с.

15. Адвокат-воин: Принципы и техника уголовной защиты / сост. А.В. Поляков. М. : Статут , 2007. — 447 с.

16. Адвокатура и адвокатская деятельность в свете современного конституционного права: (К 10-летию принятия Конституции России) : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 29-30 дек. 2003 г.- Екатеринбург : Чароид, 2004. 238 с.

17. Алексеев Н.С. Очерк развития науки советского уголовного процесса / Н.С. Алексеев, В.Г. Даев , Л.Д. Кокорев. Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1980. — 252 с.

18. Альперт С.А. Обвинение в советском уголовном процессе / С.А. Альперт . -Харьков, 1974.-38 с.

19. Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений / Ф.Н. Багаутдинов — М. : Юрлитинформ , 2004. 544 с.

20. Баев М.О. Защита от обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной защиты по уголовным делам. Право обвиняемого назащиту (нормативные акты, постатейный материал) / М.О. Баев, О.Я. Баев . Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1995. — 228 с.

21. Баев М.О. УПК РФ 2001 г.: достижения, лакуны, коллизии ; возможные пути заполнения и разрешения последних : учеб. пособие / М.О. Баев, О.Я. Баев. Воронеж : Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2002. — 57 с.

22. Баев М.О. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Научно-практический анализ основных достижений и проблем) / М.О. Баев, О.Я. Баев. СПб. : Юридический центр Пресс, 2003. — 74 с.

23. Баев М.О. Тактические основы деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве / М.О. Баев. Воронеж : Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2004. — 220 с.

24. Баев М.О. Теория профессиональной защиты: тактико-этические проблемы / М.О. Баев. М. : Юрлитинформ, 2006. — 336 с.

25. Баев М.О. Тактико-этические начала деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве / М.О. Баев, Н.А. Баева . М. : Юрлитинформ, 2009.-448 с.

26. Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя (вопросы теории) / О.Я. Баев. Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1981. — 160 с.

27. Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения) / О.Я. Баев. Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1984.-132 с.

28. Баев О.Я. Прокурор как субъект уголовного преследования / О.Я. Баев. -М. : Юрлитинформ, 2006. 144 с.

29. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика / М.Ю. Барщевский. М. : Профобразование, 2000. — 312 с.

30. Бекешко С.П. Защита в стадии судебного разбирательства в советском уголовном процессе : дис. . канд. юрид . наук / С.П. Бекешко. — Минск, 1954.-210 с.

31. Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам / А.Д. Бойков. -М. : Юрид. лит., 1978. 152 с.

32. Большой толковый словарь русского языка / под ред. Д.Н. Ушакова. — М. : Дом Славянской книги, 2008. — 960 с.

33. Варфоломеева Т.В. Криминалистика и профессиональная деятельность защитника / Т.В. Варфоломеева. Киев : Вища шк., 1987. — 149 с.

34. Ватман Д.П. Адвокатская этика / Д.П. Ватман. М. : Юрид. лит., 1977. -96 с.

35. Владимиров JI.E. Advocatus miles: пособие для уголовной защиты / JI.E. Владимиров // Адвокат-воин: Принципы и техника уголовной защиты / сост. А.В. Поляков. М. : Статут, 2007. — 269 с.

36. Воробьёв А.В. Теория адвокатуры / А.В. Воробьёв, А.В. Поляков , Ю.В. Тихонравов. М. : Грантъ, 2002. — 496 с.

37. Гольдинер В.Д. Защитительная речь / В.Д. Гольдинер . М. : Юрид. лит., 1970. — 165 с.

38. Горский Г.Ф. Судебная этика: Некоторые проблемы нравственных начал советского уголовного процесса / Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев , Д.П. Котов: Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1973. — 272 с.

39. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе / А.П. Гуляев. М. : Юрид. лит., 1981.- 191 с.

40. Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя : учеб. пособие / А.П. Гуляев. М. : Изд-во Академии МВД СССР, 1981. — 60 с.

41. Жук О.Д. Уголовное преследование по уголовным делам об организации преступных сообществ (преступных организаций) / О.Д. Жук. — М. : ИНФРА-М, 2004.-272 с.

42. Задачи адвокатуры в свете решений XXVI съезда КПСС . — Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1982. 64 с.

43. Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса / О.А. Зайцев. М.: Экзамен, 2001. — 512 с.

44. Зашляпин Л.А. Основы теории эффективной адвокатской деятельности: Прелиминарный аспект / Л.А. Зашляпин . Екатеринбург : Изд-во Урал, ун-та, 2006. — 568 с.

45. Защита по уголовному делу : пособие для адвокатов / под ред. Е.Ю. Львовой. -М. : Юристъ , 1999. 216 с.

46. Зеленецкий B.C. Функциональная структура прокурорской деятельности /

47. B.C. Зеленецкий. Харьков : Харьк. юрид. ин-т, 1978. — 78 с.

48. Киселёв Я.С. Этика адвоката / Я.С. Киселёв. — Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1974.- 103 с.

49. Кисленко С.Л. Судебное следствие: состояние и перспективы развития /

50. C.Л. Кисленко , В.И. Комиссаров. М. : Юрлитинформ, 2003. — 176 с.

51. Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам / Л.Д. Кокорев. -Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1971. 160 с.

52. Кокорев Л.Д. Этика уголовного процесса : учеб. пособие / Л.Д. Кокорев, Д.П. Котов . Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1993. — 224 с.

53. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Расширенный уголовно-правовой анализ / под ред. В.В. Мозякова . М. : Экзамен, 2004.-912 с.

54. Королёв Г.Н. Прокурорское уголовное преследование в российском уголовном процессе / Г.Н. Королёв. М. : Юрлитинформ, 2006. — 360 с.

55. Котарбинский Т. Трактат о хорошей работе / Т. Котарбинский. М. : Экономика, 1975. — 274 с.

56. Краткая литературная энциклопедия : в 9 т.» — М. : Советская энциклопедия, 1966. Т. 3. — 976 с.

57. Криминалистические аспекты профессиональной защиты по уголовным делам : сб. статей. Екатеринбург : Изд-во Урал, ун-та, 2001. — 144 с.

58. Кудрявцев В.Л. Процессуальные и криминалистические основы деятельности адвоката-защитника в российском уголовномгсудопроизводстве / В.Л. Кудрявцев . М. : Юрлитинформ, 2006. — 176 с.

59. Кудрявцев В.Л. Реализация конституционно-правового института квалифицированной юридической помощи в деятельности адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве / В.Л. Кудрявцев. М. : Юрлитинформ, 2008. — 440 с.

60. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / под ред. А.Д. Бойкова , И.И. Карпеца. М. : Юрид. лит., 1989. — 640 с.

61. Кучерена А.Г. Адвокатура : учебник / А.Г. Кучерена . М. : Юристъ, 2004. -351 с.

62. Ларин A.M. Презумпция невиновности / A.M. Ларин. М. : Наука, 1982. -152 с.

63. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции / A.M. Ларин. М. : Юрид. лит., 1986. — 160 с.

64. Леви А.А. Особенности предварительного расследования преступлений , осуществляемого с участием адвоката / А.А. Леви, М.В. Игнатьева , Е.И. Капица. М. : Юрлитинформ, 2003. — 128 с.

65. Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты в российском судопроизводстве / А.П. Лобанов. Тверь, 1996. -242 с.

66. Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России : учебник / Ю.Ф. Лубшев . М. : Профобразование, 2001. — 832 с.

67. Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в суде первой инстанции / Е.Г. Мартынчик. Кишинёв : Штиинца, 1975. — 219 с.

68. Матвиенко Е.А. Судебная речь / Е.А. Матвиенко. Минск : Высш. шк., 1972.- 119 с.

69. Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе / И.Б. Михайловская. М. : ТК Велби ; Проспект, 2006. — 192 с.

70. Мораль и догма юриста : профессиональная юридическая этика : сб. науч. статей. М. : Эксмо, 2008. — 608 с.

71. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции / Я.О. Мотовиловкер . Ярославль : Ярослав, гос. ун-т, 1976. — 92 с.

72. Мотовиловкер Я.О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса / Я.О. Мотовиловкер. -Ярославль : Изд-во Ярослав, гос. ун-та, 1978. 96 с.

73. Некрасова М.П. Правовые, нравственные и психологические аспекты защиты по уголовным делам : дис. . канд. юрид. наук / М.П. Некрасова. — Л., 1980.-200 с.

74. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве / под ред. Л.Д. Кокорева . Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1984. — 159 с.

75. Панько Н.К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности / Н.К. Панько. — Воронеж : Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000.- 146 с.

76. Печерский В.В. Профессиональная юридическая помощь в судебном разбирательстве уголовного дела /В.В. Печерский. М. : Юрлитинформ, 2006.-352 с.

77. Побегайло Г.Д. Участие адвоката (защитника) в стадии судебного разбирательства : дис. . канд. юрид. наук / Г.Д. Побегайло . — Куйбышев, 1974.- 196 с.

78. Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите / Н.Н. Полянский. -Воронеж : Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2003. 120 с.

79. Проблемы Российской адвокатуры : сб. статей. М. : Спарк, 1997. — 251 с.

80. Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. Екатеринбург : Чароид, 2002. -192 с.

81. Рагулин А.В. Общие положения учения о профессиональной защите по уголовным делам / А.В. Рагулин. — М. : Юрлитинформ, 2008. — 312 с.

82. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей / А.Р. Ратинов. М. : Юрлитинформ, 2001. — 352 с.

83. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву / Р.Д. Рахунов . — М. : Госюриздат, 1961. — 278 с.

84. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве / В.М. Савицкий. М. : Наука, 1975. — 384 с.

85. Савицкий В.М. Уголовный процесс : словарь-справочник / В.М. Савицкий, A.M. Ларин . М. : Юридическая фирма КОНТРАКТ ; ИНФРА-М, 1999. -271 с.

86. Сергеич П. Искусство речи на суде / П. Сергеич. М. : Юрид. лит., 1988. — 384 с.

87. Сергеич П. Уголовная защита : практические заметки / П. Сергеич // Адвокат-воин: Принципы и техника уголовной защиты / сост. А.В. Поляков. М. : Статут, 2007. — 149 с.

88. Словарь иностранных слов. М. : Русский язык, 1979. — 624 с.

89. Советский энциклопедический словарь. М. : Советская энциклопедия, 1980.- 1600 с.

90. Соловьёв А.Б. Прокурор в досудебных стадиях уголовного процесса России / А.Б. Соловьёв, М.Е. Токарева , Н.В. Буланова. М. : Юрлитинформ, 2006. — 176 с.

91. Соркин B.C. Стратегия и тактика защиты по уголовным- делам / ‘ B.C. Соркин. Гродно, 1997. — 245 с.

92. Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника / Ю.И. Стецовский . М. : Юрид. лит., 1982. — 176 с.

93. Стецовский Ю.И. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту / Ю.И. Стецовский, A.M. Ларин . — М. : Наука, 1988. -320 с.

94. Стецовский Ю.И. Советская адвокатура : учеб. пособие для вузов / Ю.И. Стецовский. М. : Высш. шк., 1989. — 304 с.

95. Стецовский Ю.И. Исторический опыт формирования адвокатуры в России / Ю.И. Стецовский. М. : Российская академия адвокатуры, 2001. — 184 с.

96. Стецовский Ю.И. Профессиональный долг адвоката и его статус / Ю.И. Стецовский, Г.Б. Мирзоев . -М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2003. 159 с.

97. Стешенко Л.А. Адвокатура в Российской Федерации : учебник для вузов / Л.А. Стешенко , Т.М. Шамба. М. : Норма, 2001. — 290 с.

98. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе / М.С. Строгович . М. : Изд-во АН СССР , 1951. — 190 с.

99. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса : в 2 т. Т. 1 : Основные положения науки советского уголовного процесса / М.С. Строгович. — М. : Наука, 1968. — 470 с.

100. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / сост. С.В. Бородин , А.И. Трусова ; под общ. ред. В.М. Лебедева. М. : Спарк, 2001.-1168 с.

101. Тактика, методика и стратегия профессиональной защиты : сб. статей. -Екатеринбург : Чароид, 2002. 148 с.

102. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации : учебник / под ред. П.А. Лупинской . М. : Юристъ, 2003. — 797 с.

103. Уголовный процесс : учебник для студентов юрид. вузов и факультетов / под ред. К.Ф. Гуценко . М. : ЗЕРЦАЛО ; ТЕИС, 2000. — 587 с.

104. Уголовный процесс : учебник / под ред. И.Л. Петрухина . — М. : ПБОЮЛ Грачёв С.М., 2001. 520 с.

105. Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и защита по уголовным делам / Ф.Н. Фаткуллин , 3.3. Зинатуллин, Я.С. Аврах. Казань : Изд-во Казан, гос. ун-та, 1976. — 166 с.

106. Философский энциклопедический словарь. М. : Советская энциклопедия, 1989. — 815 с.

107. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства : в 2 т. / И.Я. Фойницкий . СПб. : Альфа, 1996. — Т. 2. — 606 с.

108. Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности / Г.П. Химичева . М. : Экзамен, 2003. — 352 с.

109. Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса / С.Д. Шестакова. — СПб. : Юридический центр Пресс, 2001. 220 с.

110. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология : учебник для вузов / Г.Г. Шиханцов . М. : Зерцало, 2000. — 352 с.

111. Эволюция права и закона как фактор изменения криминалистики : генезис профессиональной защиты и представительства. Екатеринбург : Чароид, 2003.- 185 с.

112. Эксархопуло А.А. Предмет и система криминалистики: Проблемы развития на рубеже XX-XXI веков / А.А. Эксархопуло . СПб. : Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. — 112 с.

113. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права / П.С. Элькинд . Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1963. — 172 с.

114. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия / Н.А. Якубович . М. : РИО ВШ МВД СССР, 1971. — 147 с.

115. Яни П.С. Мошенничество и иные преступления против собственности: уголовная ответственность / П.С. Яни . — М. : Бизнес-школа Интел-Синтез, 2002.- 136 с.

116. Статьи и иные научные публикации

117. Абушахмин Б.Ф. Коллизионная защита / Б.Ф. Абушахмин // Проблемы Российской адвокатуры : сб. статей. -М.: Спарк, 1997. С. 171-196.

118. Ария С. Мир спасёт доброта / С. Ария // Рос. юстиция . 1996. — № 2. -С. 49-51.

119. Баев М.О. Стратегические принципы тактики защиты по уголовным делам / М.О. Баев, О.Я. Баев // Криминалистические аспекты профессиональной защиты по уголовным делам : сб. статей. — Екатеринбург : Изд-во Урал, ун-та, 2001.-С. 9-17.

120. Баев О.Я. Конфликты в деятельности адвоката на предварительном следствии и их разрешение / О.Я. Баев, Э.К. Мингаджиева // Задачи адвокатуры в свете решений XXVI съезда КПСС. Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1982. — С. 24-28.

121. Баев О.Я. О состязательности в досудебном производстве по уголовному делу / О.Я. Баев // Воронежские криминалистические чтения : сб. науч. трудов. Воронеж : Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2005. — Вып. 6. — С. 16-32.

122. Божьев В.П. Состязательность на предварительном следствии / В.П. Божьев // Законность. 2004. — № 1. — С. 3-6.

123. Варфоломеева Т.В. Применение данных криминалистики в деятельности адвоката / Т.В. Варфоломеева // Криминалистика и судебная экспертиза. -Киев, 1979.-Вып. 18.-С. 46-49.

124. Варфоломеева Т.В. Вопросы тактики защиты в уголовном судопроизводстве / Т.В. Варфоломеева // Криминалистика и судебная экспертиза . Киев, 1984. — Вып. 29. — С. 39-40.

125. Воробьёв Г.А. Тактика защиты и усиление гарантий прав личности / Г. А. Воробьёв // Региональные особенности государственного строительства и укрепления правопорядка в свете идей Октября. — Орджоникидзе, 1988. С. 97-107.

126. Воскобитова J1.A. Выработка позиции по делу / JI.A. Воскобитова // Адвокат: навыки профессионального мастерства / под ред. J1.A. Воскобитовой, И.Н. Лукьяновой , Л.П. Михайловой. М. : Волтерс Клувер , 2006. — С. 166-179.

127. Вуколов В. Формирование процессуальной позиции защитника / В. Вуколов // Сов. юстиция. 1990. — № 1. — С. 25-27.

128. Выдря М.М. Функция защиты в советском уголовном процессе / М.М. Выдря // Сов. гос. и право. 1978. — № 1. — С. 89-91.

129. Выдря М.М. Расследование уголовного дела функция уголовного процесса / М.М. Выдря // Сов. гос. и право. — 1980. — № 9. — С. 78-82.

130. Гофштейн М.А. О кодексе профессиональной чести адвоката (нравственные начала в уголовном процессе) / М.А. Гофштейн // Проблемы Российской адвокатуры : сб. статей. — М. : Спарк, 1997. — С. 117—128.

131. Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве / В.Г. Даев // Правоведение . 1974. — № 1. — С. 65-72.

132. Доля Е.А. Проект общей части УПК Российской Федерации: критический анализ / Е.А. Доля // Гос. и право. 1995. — № 15. — С. 65-70.

133. Жамиева P.M. Тактика профессиональной защиты по уголовным делам : автореф. дис. . канд. юрид. наук/ P.M. Жамиева. Алматы, 1999. — 44 с.

134. Жамиева P.M. Теория принятия и реализации решений в тактике профессиональной защиты / P.M. Жамиева // Тактика, методика и стратегия профессиональной защиты : сб. статей. Екатеринбург : Чароид, 2002.-С. 16-39.

135. Изюров Г.Н. Функции обвинения и защиты как основание дифференциации научных направлений / Г.Н. Изюров, JI.A. Зашляпин //

136. Эволюция права и закона как фактор изменения криминалистики: генезис профессиональной защиты и представительства. — Екатеринбург : Чароид, 2003.-С. 81-86.

137. Карагодин В.Н. Криминалистические исследования профессиональной деятельности адвокатов / В.Н. Карагодин // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. -Екатеринбург : Чароид, 2002. С. 83-92.

138. Киселёв Я.С. Защитительная речь советского адвоката в суде / Я.С. Киселёв // Вопросы защиты по уголовным делам. JL, 1967. -С. 44-58.

139. Комиссаров В.И. Тактика защиты и предмет криминалистики /

140. B.И. Комиссаров // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. Екатеринбург : Чароид, 2002.1. C. 93-101.

141. Куцова Э.Ф. Право на защиту и интересы в советском уголовном процессе / Э.Ф. Куцова // Правоведение. 1983. — № 2. — С. 88-93.

142. Меретуков Г.М. УПК Российской Федерации. Некоторые проблемы сегодняшнего дня / Г.М. Меретуков // Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации: Проблемы практической реализации : материалы Всерос. науч.-практ. конф. Краснодар, 2002. — С. 122-123.

143. Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях / В.П. Нажимов // Правоведение. 1973. — № 5. — С. 73-74.

144. Нажимов В.П. Психологические основы учения об уголовно-процессуальных функциях / В.П. Нажимов // Правоведение. — 1983. № 5. — С. 52-58.

145. Некрасова М.П. Формирование позиции защитника / М.П. Некрасова // Вопросы уголовного права и процесса в условиях правовой реформы. — Калининград, 1983.-С. 146-158.

146. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений. Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации1. B. Лукина //

147. Рахунов Р.Д. Процессуальное положение следователя и его функция / Р.Д. Рахунов // Проблемы предварительного следствия. Волгоград, 1973. -С. 23-35.

148. Резник В.Ю. Общие вопросы тактики защиты на предварительном следствии / В.Ю. Резник // Криминалистические аспекты профессиональной защиты по уголовным делам : сб. статей. -Екатеринбург : Изд-во Урал, ун-та, 2001. С. 113-128.

149. Резниченко И. Защита клиента, не признающего своей вины / И. Резниченко // Рос. юстиция. 2001. — № 9. — С. 55—56.

150. Резниченко И. Подсудимый вправе самостоятельно решать, сколько ему нужно адвокатов / И. Резниченко // Рос. юстиция. 2000. — № 1. —1. C. 43-44.

151. Синайский Э.Д. Адвокат должен защищать / Э.Д. Синайский // Соц. законность . 1966. — № 11. — С. 64-68.

152. Строгович М.С. Деятельность адвокатов в качестве защитников обвиняемых / М.С. Строгович // Сов. гос. и право. 1981. — № 8. -С. 89-95.

153. Титаренко В.В. Вопросы тактики участия защитника в производстве следственных и судебных действий /В.В. Титаренко // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1979. — Вып. 19. — С. 33-38.

154. Филиппов А.Г. Криминалистика и теория профессиональной защиты по уголовным делам / А.Г. Филиппов // Вестник криминалистики. 2003. — Вып. 1 (5).-С. 15-21.

155. Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности : автореф. дис. . д-ра юрид. наук / Г.П. Химичева. М., 2003. — 44 с.

156. Цветков С.И. Тактические ошибки следователя, их выявление и использование защитником на предварительном следствии и в суде / С.И. Цветков // Тактика, методика и стратегия профессиональной защиты : сб. статей. Екатеринбург : Чароид, 2002. — С. 116-127.

157. Цыпкин A.JL Сущность уголовно-процессуальной функции прокурора /

158. A.J1. Цыпкин // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. -Саратов, 1974.-С. 14-21.

159. Чеканов В.Я. Уголовное судопроизводство как целостная система /

160. B.Я. Чеканов // Вопросы уголовного процесса : межвуз. науч. сб. — Саратов, 1979.-Вып. 2.-С. 34-42.

161. Шафир Г.М. Некоторые вопросы методики и тактики защиты на предварительном следствии / Г.М. Шафир // Вопросы защиты по уголовным делам. JI., 1967. — С. 68-89.

162. Шафир Г.М. Эффективность участия защитника в уголовном судопроизводстве : автореф. дис. . канд. юрид. наук / Г.М. Шафир. Л., 1968.-24 с.

163. Шимановский В.В. К вопросу о процессуальной функции следователя в советском уголовном процессе / В.В. Шимановский // Правоведение. — 1965.-№2.-С. 175-182.

164. Штейнберг Д. Сохранение в тайне факта задержания подозреваемого нарушает его право на защиту / Д. Штейнберг // Рос. юстиция. 2002. -№ 7. — С. 45^6.

165. Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе / П.С. Элькинд // Вопросы защиты по уголовным делам. — Л., 1967.-С. 12-30.

166. Яку б М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве / М.Л. Якуб // Правоведение. 1973. — № 5. — С. 85-92.

167. Якубович Н.А. Право на защиту в уголовном процессе и его проблемы / Н.А. Якубович // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики и прокурорского надзора. М ; СПб ; Кемерово, 1998.-С. 22-33.

168. Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя / Н.А. Якубович // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. — М., 1980.-С. 15-24.