Семнадцатый Арбитражный апелляционный суд

ЮРИСТ: ОБ ИСТОРИИ ПРОФЕССИИ

ЮРИСТ: ОБ ИСТОРИИ ПРОФЕССИИ

ЮРИСТ:

ОБ ИСТОРИИ ПРОФЕССИИ

Согласно академической историографии, юриспруденция появилась еще во времена античности. Уже в пантеоне богов древней Эллады присутствовала богиня правосудия Темис (Фемида), богиня правды и справедливости Дике, богиня благозакония Эвномия, богиня мщения Немезис (Немезида).

Предшественниками юристов были софисты Древней Греции. Однако их нельзя назвать юристами в полном смысле слова: софисты, владевшие искусством красноречия, лишь помогали гражданам подготовиться к выступлению в суде при защите своих интересов. Право Древней Греции не знало института представительства, поэтому в суде каждый должен был отстаивать свои интересы лично. Исходя из этого, софисты давали «юридическую консультацию» — что и как следует говорить в суде, каким образом можно отстоять свою правоту, выстроив логическую цепочку из доказательств.

Первых профессиональных юристов (специалистов, обеспечивающих функционирование правовой системы) дал Древний Рим и его Коллегия понтификов — высший жреческий институт царского и республиканского периода. В Коллегии понтификов сосредоточивалось знание и хранение сакрального права, вырабатывались правила его толкования и велись записи юридических прецедентов. Кроме того, там давались компетентные юридические советы, как по отправлению религиозных культов, так и по «земным» делам различного рода.

Источниками права являлись сложившиеся обычаи, а посвященными в право были исключительно патриции — высшее сословие из коренных жителей Рима.

В III в. до н.э. к праву были допущены люди простого происхождения (плебеи), а главный понтифик стал давать консультации всем желающим. Таким образом, юриспруденция ступила на новый виток развития и стала существовать как светское — отделенное от религии — знание.

Деятельность юристов имела колоссальное значение для римского государства и права, и оказала решающее влияние на развитие права в последующие эпохи. К юристам обращались за помощью при заключении сделок, при наличии каких-либо правовых сомнений, для составления исков и получения советов о том, как вести дело в суде. Тогда юристы в качестве представителей в судах практически не выступали.

Следующий этап в развитии юриспруденции в Риме произошел вследствие того, что императоры стали возводить наиболее опытных юристов в особый ранг. Их мнение становится обязательным для судьи по конкретному рассматриваемому им делу. Мнение таких юристов стало оказывать огромное влияние на практику правоприменения при рассмотрении схожих дел.

Именно в это время начинается оформление юриспруденции как науки. Было написано значительное количество комментариев на случаи из практики, кратких систематических учебников, монографических исследований. Первым в мире учебником правоведения принято считать «Институции» Гая.

Юристы, занявшие в эпоху республики видное положение в общественной жизни, в период империи приобретают еще большее значение. Карьера государственного служащего потеряла свою прежнюю привлекательность, на почетное место выдвинулись точные науки, юриспруденция и философия.

Юриспруденции стала средством достижения высших ступеней на императорской службе — юристы были необходимы императорам в качестве членов Консилиума. Так в развитии юриспруденции наступает период, который сегодня принято называть классическим.

Престиж адвоката был столь велик, что даже после падения Римской империи в V в. профессия юриста продолжала оставаться одной из самых уважаемых. На юридических факультетах средневековых университетов искусство составления судебных речей изучалось именно на примере выступлений знаменитых античных юристов.

В плане популярности профессии юриста наследницей Рима в полной мере стала Англия. Поскольку в этой стране была чрезвычайно запутанной система землевладения, то при желании можно было оспаривать в суде права владения любого человека за исключением короля. Историки полагают, что так называемые «Войны Роз», длившиеся более 30 лет (1455-1492) и стоившие жизни не одному королю, были вызваны именно бесконечными земельными спорами в среде провинциального дворянства. В XV в. каждый уважающий себя состоятельный человек пользовался услугами собственного юриста, которому платил немалые деньги.

В России юриспруденция как наука возникла в XVIII в. Быть юристом в то время означало быть практиком в полном смысле этого слова. Юристы петровского времени занимались не столько теоретической обработкой права, сколько его систематизацией, упорядочиванием разрозненных, противоречивых актов. Преподавание юридических наук в России начали приглашенные Петром I немецкие юристы, но уже в середине XVIII в. право преподавалось русскими профессиональными юристами.

На новый уровень отечественную юриспруденцию вывели два события: издание Полного собрания законов и Свода законов Российской Империи и судебная реформа 1864 г. Этот период дал России целое поколение юристов, которые заложили основания дальнейшего развития науки. За основу для русской юриспруденции они приняли германскую юриспруденцию, в первую очередь лидировавшее в тот момент направление — историческую школу права.

В первые годы существования СССР юрист считался носителем важнейших знаний и подлежал непременной мобилизации для государственного строительства.

11 мая 1920 г. Советом народных комиссаров РСФСР было издано постановление «О регистрации лиц с высшим юридическим образованием», согласно которому указанные лица были обязаны в трехдневный срок зарегистрироваться в отделах учета и распределения рабочей силы. Промедление с регистрацией приравнивалось к дезертирству и каралось судом. Деятельность адвокатов перешла в форму трудовой повинности. Однако русская юриспруденция и в советское время продолжала свое последовательное развитие.

В постперестроечной России роль и значение юридической профессии коренным образом изменились, повысился ее авторитет и популярность, возникли новые юридические специальности (мировые судьи, судебные приставы, частные нотариусы и пр.). Изменились структура, методы и формы высшего юридического образования; возникли новые корпоративные и общественные объединения юристов (нотариальные палаты, профессиональные объединения различных категорий юристов, ассоциации юридических вузов и т.д.).

В настоящее время в России действуют несколько федеральных и десятки региональных общественных и некоммерческих корпоративных организаций юристов и их ассоциаций.

Правовая реформа является одним из основных направлений государственного строительства.

С инициативой учреждения в России нового профессионального праздника — Дня юриста — впервые выступила Московская областная Дума, депутаты которой обратились с этим предложением в Ассоциацию юристов России. До этого в России отмечались День работника прокуратуры и День специалиста юридической службы. Однако эти категории юристов не включают работников юридической профессии в сфере правотворчества и правореализации, и специалистов, работающих в иных сферах создания и применения норм права.

29 января 2008 г. на съезде Ассоциации юристов России идея учреждения нового профессионального праздника была поддержана первым заместителем председателя Правительства России, будущим Президентом РФ Дмитрием Медведевым.

На стадии выдвижения инициативы звучало несколько вариантов установления самой даты. Согласно одному из них, День юриста предлагалось отмечать 28 февраля — в день памяти великого князя киевского Ярослава Мудрого, положившего начало старейшему своду законов «Русская правда». В других предложениях фигурировало и 22 января — день, в который в 1724 г. Сенатом был рассмотрен проект положения об учреждении Академии наук и художеств, в составе которой был учрежден юридический факультет.

4 февраля 2008 г. Президент России Владимир Путин подписал Указ «Об установлении дня юриста», согласно которому Днем юриста устанавливалось 3 декабря. В этот день — 20 ноября по старому стилю — в 1864 г. в России была принята серия судебных уставов и других законодательных актов, ставших основой судебной реформы, и именно этот день вплоть до 1917 г. считали своим профессиональным праздником российские правоведы.

Андрей Хохряков,
пресс-секретарь суда

За десета поредна година „Правен свят” организира конкурса „Юрист на годината”. Целта на конкурса „Юрист на годината” е да насърчи професионализма и достойнството в упражняването на правните професии. Да отличи поведение, което способства за утвърждаването на върховенството на закона, правовата държава, да посочи изявени професионалисти във всички области на правото, които по един или друг начин са се превърнали в олицетворение на определени общественозначими морални ценности и успех при упражняване на професията.

01. Традиция

Вече десет години наградите “Юрист на годината” са еталон за качество в правните среди. През годините носители на приза „Юрист на годината” в различни категории са били изявени магистрати, адвокати и юристи с особено голям принос в юридическата сфера.

Традиционно на церемонията по връчване на наградите „Юрист на годината” присъстват изявени магистрати, конституционни съдии, членове на ВСС и на Инспектората към него, представители на адвокатурата и другите правни професии, на неправителствени правозащитни организации, депутати, както и представители на централните медии.

03. Твоят глас

За разлика от предишните години, за юбилейната десета годишнина, всеки който има желание ще може да номинира участници и в шестте категории, както и впоследствие да гласува за своя фаворит от Крайните Номинирани.

Най-старите юридически награди в България

10 години първи

Списание “Правен свят” вече десет години е изцяло отдадено на това да предава проверена и достоверна информация на своите читатели. В последните години медийната среда се запълни с “фалшиви новини”, а обективните медии стават все по-малко. В подобна среда “Правен свят” се откроява от останалите със стремежа си за качество и навременно отразяване на актуалните теми от юридическия живот на страната. Наградата Юрист на годината е отражение на тази политика.

Вече 10 години

“Юрист на годината”

Носители на приза “Юрист на годината”

Александър Корнезов

съдия в Съда на публичната служба на ЕС

Елка Атанасова и Соня Янкулова

член на ВСС, и съдия

Юрист на годината 2014

“Юрист на годината” през годините:

През годините носители на приза „Юрист на годината” в различни категории са били: по два пъти съдия Румен Ненков като заместник-председател на Върховния касационен съд, председателят на Върховния административен съд Константин Пенчев, главният прокурор Борис Велчев и председателят на Висшия адвокатски съвет Даниела Доковска. Приз на магистрат и адвокат на годината са получавали също така зам.-градският прокурор на София – Божидар Джамбазов, шефът на Националната следствена служба Бойко Найденов, адвокатите Александър Кашъмов, Михаил Екимджиев, председателят на Нотариалната камара Димитър Танев, проф. Емилия Друмева, конституционен съдия, съдия Мирослава Тодорова – в качеството ѝ на председател на Съюза на съдиите в България, съдиите Лада Паунова от Софийския апелативен съд, Алексей Трифонов (като съдия от Софийския градски съд), Виолета Магдалинчева от Софийския градски съд, Николай Гунчев (тогава от Административен съд София-град) както и главният инспектор Ана Караиванова.

С приза „Юрист на годината” за 2011 г. „Правен свят” отличи съдия Мая Цонева от Софийския апелативен съд (САС) за изключително високото ниво на професионализъм, което трайно демонстрира и надгражда. Наградата на съдебните репортери бе присъдена на съдиите Галина Захарова, също от САС и Капка Костова от Върховния касационен съд за тяхното достойно поведение като членове на Висшия съдебен съвет.

Съдия Владимир Астарджиев от Софийския градски съд (СГС) получи наградата “Юрист на годината – 2012” в конкурса, организиран за шеста поредна година от “Правен свят” – „За ежедневния му упорит труд и висок професионализъм, олицетворяващи в най-висока степен усилията на редовия магистрат да отстоява върховенството на закона; за устойчивата му толерантност в отношенията с колегите и неизменната готовност да окаже помощ всекиму; за това, че личността му е обобщен образ на най-стойностните качества, които следва да притежава магистратът – чест, почтеност, безукорен морал, достойнство, независимост, безкомпромисно упорство в търсенето на истината, несломима решителност за въздаването на справедливост, винаги, независимо от обективните трудности и конюнктурата”.

Посмъртно наградата “Юрист на годината” 2012 г. по номинации на съдебните репортери от централните медии бе присъдена на бившия районен прокурор на София Александър Налбантов.

Призът „Юрист на годината” за 2013 г. бе връчен на съдия Александър Еленков от Върховния административен съд. Съдия Еленков бе номиниран от 25 свои колеги от различни съдилища.

“Номинираме съдия Александър Еленков за юрист на годината, защото работата му като съдия в VI-то отделение на Върховния административен съд, което разглежда жалби срещу решения на ВСС, ни даде поредна възможност през 2013 г. да се убедим във високия му професионализъм по съществените въпроси от областта на устройството и организацията на съдебната власт. Някои от решенията по дела на доклад на съдия Еленков доведоха да преосмисляне на практиката на ВСС (например – в дейността по атестиране и повишаване на магистратите в ранг; при формулиране на изискванията към актовете на ВСС за дисциплинарно наказание на магистрати и към дейността на кадровия орган по отношение на разследвания, водени срещу магистрати)… Особените му мнения по дела с фактическа и правна сложност, предизвикали обществено внимание, демонстрират способностите да отстоява собствено мнение и да не избира лесното съглашение, което би му спестило най-малкото извънредна работа. Прегледът на практиката показа, че в голямата си част особените мнения впоследствие се възприемат от петчленните състави на ВАС”. Това са само малка част от мотивите към номинацията на съдия Еленков.

Наградата на съдебните репортери бе присъдена на заместник-главния прокурор и директор на Националната следствена служба Евгени Диков: “Блестящото справяне с нелеката задача да застане начело на СГП по време на огромната криза на доверие, предизвикана от скандала с подслушванията. И заради куража да оглави НСлС, една неработеща институция, с амбицията да я изправи на крака. Чист, безукорен човек, необременен от съмнения в задкулисие, с висок авторитет сред колегите си.

Г-жа Елка Атанасова, член на Висшия съдебен съвет, получи наградата „Юрист на годината 2014“, организиран за осма поредна година от “Правен свят” със следните аргументи: „Ставайки член на Висшия съдебен съвет, г-жа Атанасова взима активно участие в разрешаването на този проблем. Задълбочената ѝ работа по определянето на разумна норма на натовареност на прокурорите и нейната отдаденост в тази насока е оценена изцяло положително не само от магистратската общност, но и от Европейската комисия. Усилията ѝ са насочени и към подобряване на дейността на прокуратурата и съобразяване с препоръките на Европейската комисия. А именно такава би трябвало да е ролята на всеки член на Висшия съдебен съвет, излъчен от професионалната общност на прокурорите, чийто представител е тя.“

Наградата “Юрист на годината” 2014 г. по номинации на съдебните репортери от централните медии бе присъдена на съдия Соня Янкулова от Върховния административен съд „… за значителния й принос за спазване на върховенството на закона“.

Почему в слове «юрисконсульт» нет буквы «т», ведь в слове «юрист» оно есть?

Почему в слове «юрисконсульт» нет буквы «т», ведь в слове «юрист» оно есть? В чем разница между юрисконсультом и юристом?

Написание слова юрисконсульт обусловлено его происхождением. Многочисленные ошибки, встречающиеся в произношении и написании этого слова как «юристконсульт», вызваны именно ложной аналогией со словом «юрист». Если бы интересующее нас слово формировалось на русской почве и обозначало человека, который в своей профессиональной деятельности совмещает должности юриста и консультанта, то, без сомнения, оно и писалось бы с буквой «т». Однако это слово – заимствование: юрисконсульт от немецкого Juriskonsultus, которое, в свою очередь, восходит к латинскому juris consultus – «знающий законы». Именно тот факт, что в языке-источнике нет «т» и объясняет подобное написание этой должности в нашем языке. Юрист же, в свою очередь, происходит также от немецкого Jurist, что восходит к латинскому jus (juris) «право, закон». Таким образом, юрисконсульт – это название должности, юрист, занимающийся урегулированием правовых вопросов в какой-то конкретной организации и выступающий как защитник ее интересов. А юрист – это вообще специалист по юридическим наукам, юридическим вопросам; человек, имеющий юридическое образование.

Семейный юрист, почему именно наша юридическая фирма?

Если Вы столкнулись с такой неприятной ситуацией как расторжение брака, то как минимум начать надо с консультации, которую Вам окажет опытный семейный адвокат. Именно этим мы занимаемся с 2009 года. Адвокат по семейным делам помогает не только при разводе, но и в спорах о проживании или общении с детьми, разделе имущества, лишении родительских прав, а наша компания специализируется как раз на таких вопросах.

Территория оказания наших услуг это весь Санкт-Петербург, а также ближайшие пригороды: Пушкин, Гатчина, Зеленогорск, Колпино. Для клиентов из других городов юрист по семейному праву проводит консультации по видеосвязи через Скайп или Ватсапп. Наш офис находится в центре Петербурга по адресу Невский проспект дом 151, при необходимости адвокат по семейным спорам готов встретиться лично и немедленно приступить к делу.

Мы занимаемся как простыми заданиями, такими как подготовка исковых заявлений в бракоразводных процессах, так и сложными, например расторжение брака с иностранцем или раздел бизнеса при разводе под ключ. При встрече наш адвокат по семейному праву даст объективные прогнозы судебного дела и варианты решения проблемы. На все работы заключается договор, оплату по которому можно возместить после завершения дела как судебные расходы.

Зачастую юрист по семейным делам просит оплатить услуги 100 процентов авансом, однако в нашей компании практически по всем категориям дел оплата осуществляется в рассрочку, что более удобнее для клиентов, так как не надо выкладывать всю сумму сразу. Наш адвокат по семейным вопросам приступит к работе при заключении договора и внесении аванса.

К сожалению, до сих пор как в судах так и в других государственных учреждениях можно столкнуться с злоупотреблением своими полномочиями госслужащими. В этом случае хорошо если либо Вы, либо Ваш юрист по семейным спорам имеет возможность освещения процесса в средствах массовой информации, так как порой только это может исключить произвол. Наш юрист по семейным вопросам много раз давал комментарии в различных СМИ и имеет налаженные связи во множестве как печатных изданий так и ТВ передач, ниже можно ознакомиться с перечнем сюжетов.

Юрист история слова

В Беларуси идет общественное обсуждение изменений в Гражданский кодекс. Главное, что там может появиться, — институты английского права. Те самые, которые пришли в нашу юрисдикцию вместе с декретом «О развитии цифровой экономики». Если сейчас они доступны в основном только резидентам ПВТ, то в скором времени могут распространиться на всю страну. В чем особенность этих норм и почему они необходимы, если Беларусь хочет привлекать иностранные инвестиции (а это определенно так), мы узнали у партнера юридической фирмы «Алейников и Партнеры» Дмитрия Матвеева. Компания сопровождала крупные IT-сделки, участвовала в разработке декрета «О ПВТ 2.0» и теперь работает над нововведениями в Гражданский кодекс.

Опционы и возмещение имущественных потерь

— Почему к нормам английского права вообще столько внимания? В чем, условно, крутость?

— Крутость в том, что их необходимость диктует инвестор. Если мы хотим привлекать инвестиции, нам определенно нужны изменения в законодательстве. Например, заверения в обстоятельствах, опционы для сотрудников компаний, возмещение имущественных потерь и так далее.

Что происходит при классической сделке инвестирования: инвестор хочет получить определенные гарантии и защиту, к которым он привык в своей стране. Скажем, когда мы реализуем какой-то актив — долю в компании — инвестор просит, чтобы продавец в договоре обещал: доля не в залоге, сама компания надлежащим образом ведет свою деятельность, у нее нет долгов и так далее. Инвестор не всегда может проверить это. Конечно, он зачастую делает так называемый дью дилидженс — проверку объекта инвестирования. Но даже она не всегда может выявить нужные обстоятельства.

— Почему?

— Иногда делается проверка неполная, только по ключевым факторам рисков, ее называют «red flag due diligence». Порой для ускорения заключения сделки проверка не делается вовсе, либо все факты не могут быть выявлены — из-за продавца. Допустим, он просто забыл представить какой-то документ или намеренно скрыл информацию. Так вот, инвестору нужны гарантии того, что у актива нет проблем, а если они появятся, то инвестору будет возмещен ущерб. Получалось так, что за рубежом заверение продавца о том, что, условно говоря, все в порядке, юридически действительно, а в Беларуси нет.

То же самое с институтом возмещения имущественных потерь. Звучит сложно, но принцип простой. Смотрите: заказчик хочет построить дом, а подрядчик утверждает, что местность для строительства сложная, и опасается, что его техника может выйти из строя. Заказчик же с целью склонить подрядчика к заключению договора заявляет: «Если что, оплачу стоимость ремонта». Стороны договариваются о перечне обстоятельств, в результате которых наступает обязанность одной стороны компенсировать другой стороне ее имущественные потери. Английское право дает возможность предусмотреть такое условие, в то время как гражданское законодательство Беларуси оперирует лишь понятием убытков, а в рассматриваемом примере их нет, поскольку нет нарушения права одной стороны другой стороной. Здесь заказчик и подрядчик договариваются о том, кто компенсирует потери в случае материализации определенного риска.

Положения, которые я назвал, присутствовали во всех сделках между IT-компаниями за последние годы. Мы сопровождали сделки между Mail.ru Group и Maps.me, Melesta и Wargaming, AIMATTER и Google и другие. Во всех случаях предусматривались заверения в обстоятельствах и положения о возмещении имущественных потерь. Да, в какой-то степени это очень узкоспециализированные инструменты. Более понятны, например, опционы.

— Простым языком: что это такое?

— Это возможность приобрести в будущем акции предприятия и, следовательно, стать его совладельцем. Возьмем для примера наши ОАО с историей. Те, кто работал на этих предприятиях 20—25 лет назад и получил акции, уже на пенсии. А молодые специалисты сейчас, по сути, трудятся для того, чтобы бывшие работники-пенсионеры получали дивиденды. Это отличная прибавка к пенсии, но дивидендов не будет, если предприятие работает плохо. А предприятие будет приносить прибыль, только если молодые сотрудники мотивированы достичь результата. Предоставив молодежи опционы на акции, им дадут мотивацию: хорошо работаешь в течение определенного времени — получишь акции предприятия. Не уходишь с предприятия много лет — получишь еще больше акций и разбогатеешь. К слову, пример этот привел руководитель одного из белорусских предприятий из реального сектора во время одной из дискуссий рабочей группы по изменению законодательства.

В случае с IT-сферой опционы решают сразу две задачи. Первая — как стартапу мотивировать сотрудников? Специалист может стать совладельцем бизнеса, а когда произойдет «экзит» [продажа стартапа какой-либо компании] — получит свою часть от сделки.

Вторая задача — недостаток финансирования. У стартапов денег, скажем так, мало, а для успеха нужны лучшие специалисты в отрасли. Конкурировать в плане зарплат с крупными компаниями им тяжело. Опцион дает возможность сотрудникам стартапа стать совладельцами бизнеса, сделать «экзит» и получить хорошие средства. С таким раскладом можно закрыть глаза на невысокую зарплату в стартапе. Словом, классический опцион — это возможность приобрести в будущем те акции, которые могут быть даже еще не выпущены в обращение.

— Но опцион может оказаться просто красивым обещанием, а «экзит» так и не случится.

— Абсолютно верно. Действительно, события, при которых сотрудник получит акции и они еще будут проданы с высокой доходностью, могут вообще не произойти. Стартапы — индустрия с высоким риском. Но тем не менее, в Программе социально-экономического развития Беларуси на 2016—2020 годы поддержка стартап-движения выделена как одно из направлений.

Почему важны стартапы: они создают рабочие места, по сути, из воздуха. Соответственно, стартапам нужно дать инструменты и возможности, которые позволяют создавать эти самые рабочие места.

«19 из 20 стартапов точно помрут»

— Упомянутые сделки между IT-компаниями удалось совершить еще до декрета «О ПВТ 2.0». Значит, это все возможно и без институтов английского права?

— Да. Но возникает вопрос с enforceability — принудительным исполнением сделок. На тот момент вопрос оставался открытым. Как суду вынести решение, если в белорусской юрисдикции даже упомянутых выше понятий английского права не было?

Как обычно все проходило на практике. Приходит к нам зарубежный инвестор и говорит: «Хочу инвестировать в белорусский стартап. Есть два момента. Первый: хотим инвестировать при помощи конвертируемого займа. Второй: хотим дать команде стартапа опционы. У вас это законодательством предусмотрено?» До декрета №8 приходилось отвечать: «Нет». Тогда он спрашивает: «Есть риски, что в суде не сработает?» И мы отвечали: «Да, есть».

Инвестор сразу говорит: «Значит, создаем компанию, условно, на Кипре, где есть эти инструменты, и перевозим туда ваш белорусский стартап». Разве это выгодно Беларуси? Ведь нужно, чтобы инвесторы вкладывали деньги в белорусские компании, а не в кипрские.

— Конвертируемый заем?

— Это наиболее удобный и быстрый способ профинансировать стартап. По классике мы можем просто приобрести долю в стартапе. Но как ее оценить, если стартап в самом начале своего пути? Команда говорит, что стартап стоит миллион, а инвестор смеется — мол, сто тысяч, не больше. Такие споры ни к чему не приводят. В случае с конвертируемым займом инвестор [таких «ранних» инвесторов иногда называют бизнес-ангелами. В Беларуси весной зарегистрировано общественное объединение бизнес-ангелов «Angels Band»] дает определенную сумму взаймы, а при следующем раунде инвестиций сумма займа по определенной формуле конвертируется в акции — ведь когда стартап становится, благодаря в том числе и деньгам бизнес-ангела, более зрелым, для инвестора более поздней стадии возможно дать стартапу стоимостную оценку. Следовательно, можно рассчитать, в какое количество акций превратится заем бизнес-ангела, понятное дело, с учетом скидки с цены акции, ведь бизнес-ангел рассмотрел потенциал стартапа раньше других инвесторов.

Кстати, популярный вопрос: почему стартапы ищут инвесторов, а не берут кредит в банке. Во-первых, кредит нужно вернуть. Во-вторых, банк попросит обеспечение. Откуда оно может быть, если стартап еще в разработке? В-третьих, нужен бизнес-план. Если я собираюсь открыть киоск с шаурмой, то могу просчитать большинство параметров: сколько людей ходит по этой улице и так далее.

А как оценить потенциал стартапа? Это совершенно другая форма предпринимательства, при которой экономическую модель весьма затруднительно просчитать заранее.

Проще говоря, стартап — это гипотеза. Классические банки не будут в такое инвестировать. Задумайтесь: сами доверили бы свои деньги банку, который направо и налево дает деньги на проверку гипотез, читай, стартапам без гарантий возврата?

У инвесторов же на генетическом уровне заложено: «19 из 20 стартапов точно помрут, а 1 должен выстрелить». И этот единственный счастливчик, у которого в процессе интенсивного развития появилась не гипотеза, а теорема, должен окупить потери инвестора по девятнадцати другим проектам. А раз так, то премия инвестора за риск должна быть высока: возможность этой премии обеспечена наличием доли в стартапе. Понятное дело, что если бы инвестор хотел получить исключительно проценты за пользование своими деньгами, то процентная ставка, с учетом вышеупомянутой статистики, была бы столь высока, что у него бы никто не взял взаймы. Вот почему стартапы «торгуют» единственным, что у них есть, — долей, а инвесторы готовы ее приобрести.

Почему удался декрет №8

— Теперь все это хотят вывести за пределы ПВТ — в Гражданский кодекс. Значит, декрет №8 официально удался?

— На 100% удался. Вы же сами видите, какое количество компаний вошло в Парк высоких технологий за последнее время. Валютная выручка ПВТ растет беспрецедентными темпами. И общий эффект, который произвел декрет в целом на IT-экосистему и международный имидж страны, не побоюсь этого слова, колоссальный. Нам писали даже японские юридические фирмы: «У вас же тот самый декрет появился? Расскажите подробнее».

Узнаваемость Беларуси в мире теперь очень высокая. Мы видим приток иностранных игроков в страну. Скоро, например, в Беларусь придет публичная американская компания — она откроет в ПВТ свой центр разработки. Все это стало возможным благодаря декрету.

Инвесторы видят, что юрисдикции стали похожи с точки зрения подходов английского права, а с точки зрения уникальных правовых «фишек» и льгот — в нашей стране лучше. И это определяет решение иностранных игроков.

— А в России и Украине, например, есть такие нормы?

— В России некоторые нормы, аналогичные нормам декрета №8, есть, но у них до сих пор нет в законодательстве договора конвертируемого займа. Об этом уже несколько лет там говорят — и все не примут. В Украине многих аналогичных норм пока нет.

— Навскидку: в каких сферах это реально пригодится?

— Любые сделки по приобретению активов и инвестированию. Стране нужны инвесторы, и не только в сфере высоких технологий, но и в других секторах экономики. До 22 июля идет общественное обсуждение изменений в Гражданский кодекс. Замечу, есть очень ценные, профессиональные замечания. Дальше будут получены комментарии и замечания от государственных органов.

— Компания «Алейников и Партнеры» участвовала в разработке декрета №8. Были негативные комментарии при его создании? Допустим, какие-то положения не хотели принимать.

— Отдельные комментаторы негативно восприняли идею сделать non-compete agreement — договор между работодателем и сотрудником о неконкуренции. То есть компания выплачивает сотруднику после его ухода денежную компенсацию, чтобы он в течение определенного времени, не превышающего одного года, не переходил к конкуренту бывшего работодателя. Это называют иногда garden leave — мол, получай себе деньги и за цветочным садом ухаживай.

Комментаторы говорили, что даже в Калифорнии, Мекке стартапов, это соглашение якобы не работает. На самом деле работает и очень активно применяется. В Беларуси, к слову, уже есть компании, которые на практике опробовали такой инструмент.

Язык в профессиональной деятельности юриста

Риторика развивает в человеке целую систему ценных личностных качеств: культуру мышления, речи, поведения, эрудицию. Ведь в кругу важнейших категорий, которыми она оперирует, которые развивает и формирует, в первую очередь следует назвать: самостоятельность, гибкость, глубину и оперативность мышления, самокритичность, корректность, вежливость, тактичность, раскованность, уважение к собеседнику, ответственность за свои слова и поступки, ясность, точность, выразительность речи. Все это помогает адекватно выразить и утвердить себя и воздействовать на окружающих, убеждая их и увлекая за собой. Риторика необходима человеку любой профессии, независимо от того, связана ли его деятельность с умением общаться и хорошо говорить: личностные качества, развиваемые риторикой, дают возможность человеку гораздо полнее реализовать себя, развивают способности в выбранной специальности. Эффективная мыслеречевая деятельность — основа профессионализма.

Каждый юрист занимается лекционной пропагандой, проводит беседы, читает лекции, доклады по самым различным вопросам, и ему следует владеть навыками общения с аудиторией. Юрист должен произносить речи доходчиво, грамотно, со знанием дела, выразительно, т.е. уметь убеждать. Это является одним из его главных профессиональных качеств. К сожалению, юристы не всегда умеют хорошо выступить публично. В судах часто можно услышать стертые, тусклые, скучные речи, которые никого не могут ни взволновать, ни убедить.

Можно ли будущего юриста научить произносить яркие и убедительные речи? Нельзя отрицать того, что хороший оратор должен изначально иметь способности к публичным выступлениям, но тем не менее каждого человека можно научить строить речь целесообразно и логично, точно и убедительно выражать мысли, проявлять в публичной речи индивидуальность. Не каждый юрист может достичь вершин ораторского искусства, но каждый должен и может сформировать профессиональные риторические навыки.

Ораторское искусство понимается как комплекс знаний и умений оратора по подготовке и произнесению публичной речи: это умение подбирать материал, искусство построения речи и публичного говорения с целью оказать воздействие на слушателей; это умение доказывать и опровергать, умение убеждать; это речевое мастерство.

Профессиональные риторические навыки юриста следует понимать как комплекс знаний и умений юриста по подготовке и произнесению публичной судебной речи сообразно с требованиями уголовно-процессуального закона; как умение построить объективно аргументированное рассуждение, формирующее научно-правовые убеждения; как умение воздействовать на правосознание людей.

Юрист должен уметь построить свою речь так, чтобы привлечь внимание судей и удержать его в продолжение всего выступления, уметь полно и объективно проанализировать обстоятельства преступления и причины его совершения, дать психологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, выстроить систему опровержений и доказательств, сделать правильные правовые и процессуальные выводы и убедить в правоте своих выводов судей и слушателей. Юрист также должен уметь оказывать психологическое воздействие на слушателей, находить точные языковые средства для выражения мыслей. Хороший юрист — это оратор, говорящий по существу, тщательно анализирующий материалы дела с опорой на нормы права; говорящий доходчиво, логично, убедительно, в соответствии с нормами литературного языка.

Красноречие как «умение говорить красиво» также является составной частью юридической речи — эффективным средством эмоционального воздействия. Правильно выбранные изобразительно-выразительные средства языка помогают судебному оратору оказывать психологическое воздействие на слушателей в ходе раскрытия картины преступления, анализа и оценки действий подсудимого, мотивов преступления, его последствий, создания психологической характеристики подсудимого.

Предметом юридической риторики как частной прикладной риторики является речь — инструмент и средство правоприменительной деятельности. Для юридической риторики характерно изучение речи (языка) с двух позиций: 1) с точки зрения соблюдения оратором норм литературного языка; 2) как средства аргументации, доказывания, развертывания мысли, углубленного изучения психологии преступления.

Задачи предмета юридической риторики следующие: обучаемые должны овладеть ораторским мастерством, навыками грамотной, аргументированной и доходчивой публичной речи; получить систематическое представление о сущности ораторского искусства, мастерства устного выступления; приобрести комплекс знаний, умений и навыков оратора по подготовке и произнесению судебной речи.