Тема 17. Международный коммерческий арбитражный суд

Понятие международного арбитража и его виды.

Международный арбитражный суд Беларуси.

Исполнение иностранных арбитражных решений

1. Понятие международного коммерческого арбитража и его виды.

Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) не является элементом государственной судебной системы. МКАС (в отличие от государственною арбитража) рассматривает споры между частными лицами (физическими и юридическими ли­цами различных государств), т.е. он разрешает частноправовые спо­ры, осложненные иностранным элементом.

По мнению В.Г. Тихини, «термин «международный» в названии этого суда носит услов­ный характер, поскольку МКАС учреждается по национальному праву и в своей деятельности руководствуется нормами внутреннего процессуального права. Термин «международный» он носит потому, что рассматривает споры, возникающие между сторонами междуна­родных коммерческих сделок (споры международного характера)».

Статья I Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитра­же 1985 г. устанавливает, что арбитраж является международным, если на момент заключения арбитражного соглашения коммерческие предприятия сторон находят­ся в различных государствах, либо за пределами государства, в котором располо­жены коммерческие предприятия сторон, находятся место арбитража, определенное в арбитражном соглашении, или место исполнения спорных материально-правовых обязательств, или место, с которым связан предмет спора, либо стороны прямо договорились, что предмет арбитражного соглашения связан более, чем с одной страной.

Слово «коммерческий» в названии МКАС подчёркивает его не­государственную принадлежность. По своей юридической природе МКАС — это третейский суд, т.е. суд, формируемый самими сторо­нами и по их усмотрению.

По своей юридической природе арбитраж является разновид­ностью третейской формы защиты права. Третейский суд – исто­рически сложившаяся форма осуществления юрисдикции по граж­данским делам, функционирующая в большинстве стран наряду с государственным правосудием. Основная специфика третейского разбирательства как формы юрисдикции по гражданским делам такова. Во-первых, третейский суд является негосударственным органом, не входит в систему государственных судов и в отли­чие от государственных судов не осуществляет правосудие, так как правосудие является формой государственно-властной деятель­ности. Во-вторых, юридической основой компетенции третейского суда на разрешение спора является заключенное сторонами согла­шение о разбирательстве спора между ними в третейском суде, которое носит название третейского договора (третейского со­глашения, третейского компромисса).

В актах законодательства подавляющего большинства госу­дарств и в юридической литературе под «арбитражем», «арбит­ражным судом» (arbitration, arbitrage) понимается, как правило, именно третейский суд. Соответственно третейский суд, рассмат­ривающий споры в сфере экономической деятельности, именует­ся коммерческим (или торговым) арбитражем (commercial arbitration), разновидностью которого в свою очередь является международный коммерческий арбитраж (international commercial arbitration) — коммерческий арбитраж, рассматривающий споры в сфере международной экономической деятельности.

Арбитраж как форма разрешения споров используется также в международном публичном праве. Однако международно-пра­вовые третейские суды (например, Постоянная Палата третейско­го суда в Гааге и т.д.) рассматривают споры между государства­ми, международными организациями и иными субъектами между­народного публичного права, международный же коммерческий арбитраж предназначен для рассмотрения частноправовых спо­ров, возникающих между различными субъектами (в том числе и государствами) в области международных экономических связей.

В юридической литературе обращается внимание на наличие у арбитражной процессуальной формы рассмотрения междуна­родных экономических споров определенных преимуществ по сравнению с процессуальной формой рассмотрения таких споров в государственных судах.

Основными преимуществами обычно называют следующие.

1. Государственный суд создается государством и действует как одна из ветвей государственной власти. Третейские же суды (арбитражи) являются негосударственными органами, создаваемыми юридическими и/или физическими лицами. То есть арбитражные суды свободны от национальной при­страстности и протекционизма по отношению к субъектам како­го-либо государства. Деятельность большинства наиболее авторитетных арбитражных центров носит ярко выра­женный наднациональный характер. В арбитражной практике повсеместно можно встретить случаи, когда спор между субъекта­ми различных государств рассматривается арбитражным центром, расположенным на территории третьего государства, причем заседание проводится в четвертом государстве, а членами состава арбитражного суда являются граждане совсем иных государств.

2. Принимая решение, государственный суд как орган государственной власти, кроме следования внутригосударственным процессуальным нормам, склонен опираться и на внутреннее материальное право, а также может применить административно-правовые нормы. Арбитражи не являются органами государственного принуждения и не применяют норм административно-властного характера, а руководствуются преимущественно действительной волей сторон, выраженной в контракте, и, что очень важно, – обычаями. В-пятых, в отличие от разбирательства в государственном суде рассмотрение дел в арбитраже происходит негласно и конфиденциально.

3. Процессуальная форма рассмотрения спора в арбитраже менее формализована, чем в государственном суде. Разбирательство в третейском суде (арбитраже) может осуществляться в соответствии с его регламентом либо процедурой, определенной сторонами. В частности, стороны арбитражного разбирательства имеют право сами определить время и место рассмотрения спора, язык судопроизводства, порядок предоставления и исследования доказательств, а также вправе решить другие вопросы производства по делу.

4. В международном коммерческом арбитраже за сторонами признается право выбора не только самого арбитражного суда, компетентного рассматривать дело, но и конкретных лиц (арбит­ров), которые будут его рассматривать. При этом даже иностранные граждане могут быть назначены арбитрами. Арбитры к тому же не обязательно должны быть профессиональными юристами, а могут иметь какую-либо иную специальную подготовку, соответствую­щую характеру спора (например, в сфере фондового обращения, банковской деятельности и т.д.), либо просто обладать авторите­том и положительной репутацией у сторон спора.

5. Рассмотрение дел в арбитражных судах осуществляется на основании принципа конфиденциальности. Доступ в арбитраж­ное разбирательство представителей средств массовой информа­ции, публики не допускается, в то время как рассмотрение дел в государственных судах осуществляется, как правило, публично. Кон­фиденциальность рассмотрения дел соответствует интересам уча­стников международных экономических отношений, так как ис­ключает сообщение третьим лицам сведений, составляющих коммерческую тайну, а также информации о наличии, существе и об­стоятельствах самого спора, разглашение которой само по себе может по очевидным причинам крайне негативно сказаться на хозяйственной деятельности соответствующего субъекта.

6. Решение государственного суда, как правило, вступает в силу не сразу, что обусловлено наличием нескольких судебных инстанций и соответствующих стадий судопроизводства. Это решение может быть обжаловано, опротестовано, его исполнение может быть отсрочено или рассрочено. Арбитражное разбирательство проходит в одну стадию. Решение, принятое по его результатам, вступает в силу с момента вынесения и не может быть обжаловано в кассационном и надзорном порядке. В исключительных случаях решение арбитража может быть только отменено.

7. Арбитражные суды, как правило, специализируются на рас­смотрении определенных категорий, например, споров в области международных экономических связей. Вследствие этого рассмот­рение данных споров арбитражными судами осуществляется бо­лее компетентно, чем государственными судами, поскольку судьи государственных судов обычно не специализируются на рассмот­рении дел в определенной области или на рассмотрении дел именно с участием иностранных лиц.

В качестве одного из достоинств международного коммер­ческого арбитража в литературе также указывается на более ко­роткие сроки рассмотрения дела в арбитраже по сравнению со сроками рассмотрения дела государственными судами

Однако анализ норм процессуальных законов различных го­сударств и регламентов различных арбитражных учреждений, судебной и арбитражной практики позволяет утверждать, что сро­ки рассмотрения дел в государственных и арбитражных судах в настоящее время практически сопоставимы. Так, в соответствии со ст. 175 ХПК Республики Беларусь (с изм. от 30 декабря 2011 г.)дело должно быть рассмотрено хозяйственным судом первой инстанции в срок не более 2 месяцев со дня вынесения определения хозяйственного суда о назначении дела к судебному разбирательству, если иное не установлено указанным Кодексом 1 .Дело с участием иностранных лиц, находящихся за пределами Республики Беларусь, должно быть рассмотрено хозяйственным судом первой инстанции в срок не более7 месяцевсо дня вынесения определения хозяйственного суда о назначении дела к судебному разбирательству, если иное не установлено международным договором Республики Беларусь.В исключительных случаях с учетом особой сложности дела председателем хозяйственного суда или его заместителем срок рассмотрения дела может быть продлен до четырех месяцев, а дела с участием иностранных лиц, находящихся за пределами Республики Беларусь, — до 1 года.

В соот­ветствии со ст. 14 Регламента МАС Беларуси состав арбитраж­ного суда обязан рассмотреть дело и вынести решение не позднее 6 месяцев с момента его формирования, причем данный срок мо­жет быть продлен председателем Международного арбитражного суда без ограничения предельного срока. Председатель МАС по обоснованному ходатайству единоличного арбитра или арбитра-председателя может продлить названный срок.

Что же касается утверждений о том, что рассмотрение дела в арбитражном суде сопряжено для сторон с меньшими расходами, чем рассмотрение дела в суде государственном, вследствие, на­пример, невзимания в арбитраже государственной пошлины, то следует согласиться с высказанными в литературе противоположными точками зрения Расходы сторон, связанные с рассмотрением дела в арбитраже, примерно соответствуют расходам, связанным с рассмотрением дела в государственном суде, а то и превосходят их (последнее особенно справедливо в отношении расходов по рассмотрению дел в наиболее крупных и авторитетных международных арбитражных центрах).

Однако арбитражная форма рассмотрения дела имеет и определенные недостатки по сравнению с процессуальной формой рассмотрения дела в государственных судах

1. Арбитры, не являясь, в отличие от судей государственных судов, носителями судебной власти, не обладают теми публично-правовыми полномочиями, которыми обладают судьи государственных судов и использование которых зачастую необходимо для правильного разрешения дела В частности, требование арбитражного суда о представлении необходимых по делу доказательств не обязательно ни для самих сторон спора, ни для лиц, не участвующих в деле. Арбитражный суд не может обязать к явке в заседание свидетеля, эксперта, реализовать многие иные правомочия процессуально принудительного характера, что влечет в некоторых случаях невозможность полного и правильного установления фактических обстоятельств дела

2. Заключение сторонами соглашения о рассмотрении спора в арбитражном порядке или даже вынесение по делу арбитражного решения не всегда позволяет избежать рассмотрения этого же дела в государственном суде. Сторона может уклоняться от участия в арбитраже (это в некоторых случаях может сделать невозможным и само проведение арбитражного разбирательства) вынесенное арбитражное решение может быть не признано государственным судом. Необходимость обращения в государствен ный суд при наличии арбитражного соглашения или арбитражного решения может быть предопределена и иными обстоятельствами

В практике ряда стран (Германия, Франция и др.) существуют арбитражи так называемых «дружеских посредников», регулирую­щих споры на основании общепринятых норм права. Создание таких арбитражей предусмотрено Европейской конвенцией 1961 года о внешнеторговом арбитраже. В соответствии с этой конвенцией, если стороны в своем соглашении обусловили вид арбитража, председа­тель торговой палаты и специальный комитет могут либо отослать стороны в тот или иной постоянно действующий арбитраж, либо предложить им в определенный срок назначить арбитров.

Международной практике известны два вида арбитража; так называемые изолированные суды и постоянно действующие суды.

Изолированный суд (ad hoc) создается сторонами специально для рассмотрения спора по конкретному делу. После того как спор рассмотрен и решение вынесено, изолированный суд прекращает свое существование. Этот арбитраж не имеет административного аппарата и каких-либо правил, регулирующих арбитражный процесс. Стороны сами определяют правила рассмотрения дел в арбитраже.

Постоянно действующие суды создаются, как правило, на дли­тельный срок. Как прави­ло, такие арбитражи создаются при торгово-промышленных пала­тах, биржах, торговых ассоциациях, юридических высших учебных заведениях и др. Они имеют собственный аппарат, собственные правила процедуры — регламенты (rules). При этом в одном институциональном арбитражном суде может существовать не­сколько регламентов для рассмотрения различных категорий дел или для различных процедур арбитража.

Существует более ста постоянно действующих арбитражей. В Европе широкую известность получили арбитражные суды при Ме­ждународной торговой палате в Париже, Арбитражный институт Торговой палаты в Стокгольме, арбитражные суды в Лондоне, Цю­рихе и др.

1. Международный арбитражный суд Международной торговой палаты (МТП) (International Chamber of Commerce (ICC) International Court oj Arbitration) создан в 1923 г. и яв­ляется ведущим арбитражным учреждением мира. Сама МТП является крупнейшим исследовательским центром в области международного частного права. Штаб-квартира суда находится в Париже, однако по более чем 80% дел составы арбитражного суда заседают на территориях других государств. Действующий Регламент данного арбитражного суда вступил в силу с 1 января 1998 г. Только в 2003 г. в данном суде принято к производству 580 новых дел, сторонами по которым являлись 1584 субъекта из 123 государств и независимых территорий, по 11 % делам сторонами являлись государства и квазигосударствен­ные образования, заседания суда проходили на территории 47 го­сударств, арбитрами выступали граждане 69 государств. По 55,3% дел цена исков превышала 1 млн долларов США.

2. Арбитражный институт Стокгольмской торговой па­латы (Arbitration Institute of the Stockholm Chamber of Commerce) создан в 1917 г., в нынешнем виде функционирует с 1949 г. Имеет несколько Регламентов для различных процедур арбитража, которые действуют в редакциях, вступивших в силу с I апреля 1999 г. Оговорки о рассмотрении споров в данном арбитражном суде очень часто включались в период существова­ния СССР в контракты между советскими внешнеторговыми организациями и их иностранными контрагентами. В настоящее время данный арбитражный суд продолжает оставаться популяр­ным среди субъектов государств Скандинавии, Российской Фе­дерации, Украины и т.д.

3. Лондонский суд международного арбитража (London Court of International Arbitration LCIA) существует как внут­ренний третейский суд с 1892 г., как международный — функцио­нирует с 1981 г. Популярен среди субъектов из Великобритании, государств Британского Содружества. Действующий Регламент вступил в силу с 1 января 1998 г., отличается от регламентов иных арбитражных центров достаточно существенной детализа­цией правил арбитражной процедуры.

4. Американская арбитражная ассоциация (American Arbitration Association, AAA) существует с 1922 г., штаб-кварти­ра находится в Нью-Йорке, имеет отделения по всей территории США. С учетом сложившихся традиций правоприменительной практики, высокого размера судебных расходов в государствен­ных судах популярность третейского разбирательства в США крайне велика. ААА рассматривает ежегодно около 150 000 спо­ров, вытекающих из самых различных отраслей права. Имеет бо­лее трех десятков различных регламентов для рассмотрения раз­личных категорий дел с учетом их отраслевой принадлежности и иных обстоятельств. Действующий в настоящее время Арбитраж­ный регламент ААА для разрешения международных споров всту­пил в силу с 1 июля 2003 г.

а) арбитражные суды общей компетенции, которые рассматрива­ют любые гражданско-правовые споры в сфере международных и иных гражданско-правовых отношений (таковыми являются большинство вышеупомянутых институциональных арбитражных судов, например. Международный арбитражный суд МТП, Арбит­ражный институт Стокгольмской торговой палаты, МКАС при ТПП Российской Федерации, MAC Беларуси и т.д.);

б) арбитражные суды специальной компетенции (специализиро­ванные арбитражные суды), которые рассматривают только спо­ры, вытекающие из международных экономических отношений пра­воотношений определенного вида. Например, распространены специализированные морские арбитражи, рассматривающие спо­ры, вытекающие из отношений в сфере международных морских перевозок грузов и сопутствующих отношений (например. Лон­донская ассоциация морских арбитров, Палата морского арбитража в Париже, Немецкая морская арбитражная ассоциация, Морская арбитражная комиссия при ТПП Российской Федерации).

Таким образом, МКАС — это негосударственный орган, третей­ский суд по рассмотрению международных коммерческих споров.

Коммерческие морские арбитражи

Следует различать досудебные и внесудебные способы разрешения споров. Досудебные средства разрешение споров – это предусмотренные законом средства, которые стороны обязаны использовать для разрешения возникших разногласий, и только в случае, если они не привели к урегулированию спора, стороны имеют право обратиться в суд. Обязательность использования соответствующего средства – характерная черта досудебных средств разрешения споров. В качестве примера этих средств разрешения споров можно привести положения статьи 401 Трудового кодекса РФ: «Порядок разрешения коллективного трудового спора состоит из следующих этапов: рассмотрение коллективного трудового спора примирительной комиссией, рассмотрение коллективного трудового спора с участием посредника и (или) в трудовом арбитраже». 15

Внесудебные способы разрешения споров – это способы, которые используются вместо судебного способа разрешения спора. К ним относятся переговоры, посредничество, согласительная процедура, мини-трайл, арбитраж и др. Применение внесудебных способов разрешения споров не лишает стороны возможности обратиться в судебные органы. Характерной чертой внесудебных способов разрешения споров является их применение только по соглашению сторон.

Переговоры заключаются в непосредственной связи между сторонами. Стороны непосредственно, без участия третьих лиц обсуждают спорный вопрос и могут придти к мировому соглашению.

В международных контрактах стороны очень часто предусматривают переговоры как форму урегулирования споров. Однако переговоры могут использоваться и для урегулирования семейных, наследственных споров и т. п.

Переговоры могут проводиться в различных формах – письменной, устной, смешанной.

«В российской правовой литературе довольно прочно укоренилась точка зрения, согласно которой ставится знак равенства между предъявлением претензии и переговорами. Данная позиция представляется ошибочной. Предъявление претензии – это свидетельство наличия разногласия между сторонами и может быть началом процесса переговоров. Именно в таком качестве претензия выступает в том случае, когда другая сторона реагирует на претензию. Если же ответа от другой стороны не имеется, то нет и процесса переговоров». 16

Процедура посредничества связана с привлечением к разрешению спора третьей стороны – посредника. Это нейтральное лицо, которое помогает сторонам в разрешении спора. К нему предъявляются требования объективности и беспристрастности. Цель посредника – содействовать заключению мирового соглашения.

Посредничество должно быть предусмотрено соглашением сторон. При этом такое условие может быть предварительно включено во внешнеэкономический контракт при его заключении. Однако вполне обоснованным является достижение соглашения о посреднике по уже возникшему спору. Стороны могут оформить условия посредничества отдельным соглашением.

Как правило, посредничество носит добровольный характер. Стороны могут обращаться к процедуре посредничества, а могут к ней не обращаться. Однако в США существует обязательное посредничество для некоторых трудовых споров, споров на сумму менее 50 тыс. долларов США и т. п. 17

Согласительная процедура также применяется по выбору сторон. Имеется Согласительный регламент ЮНСИТРАЛ 1980 г. 18 Регламент применяется для согласительного урегулирования споров, возникающих из договорных или иных правоотношений либо в связи с ними, в тех случаях, когда стороны, стремясь к мирному урегулированию их спора, договорились о применении Согласительного регламента ЮНСИТРАЛ.

Сторона, проявляющая инициативу в отношении согласительной процедуры, направляет другой стороне письменное предложение об обращении к такой процедуре согласно Регламенту с кратким изложением существа спора. Согласительная процедура начинается в тот момент, когда другая сторона принимает предложение об обращении к такой процедуре. Устное сообщение о принятии предложения целесообразно подтверждать в письменной форме. Если другая сторона отклоняет предложение, то согласительная процедура не будет иметь место.

Если стороны не договорились о том, что будет два или три посредника, назначается один посредник. При назначении более чем одного посредника посредники должны по общему правилу действовать совместно.

В Согласительном регламенте ЮНСИТРАЛ не предусмотрена полностью формализованная процедура. Посредник сам выбирает форму взаимодействия со сторонами. Это могут быть встречи, переписка и т. п. Однако некоторые правила о процедуре все же имеются. Например, после его назначения, посредник предлагает каждой из сторон представить ему краткое письменное заявление с изложением в общей форме характера спора и спорных вопросов. Каждая сторона направляет копию своего заявления другой стороне.

Если сравнить посредничество и согласительную процедуру, то необходимо отметить, что использование согласительной процедуры характеризуется направленностью на установление фактов и более решающей ролью членов комиссии или посредника. 19

Мини-трайл (мини-процесс) относится к числу регламентированных средств внесудебного разрешения споров. Название данного способа во многом условно – судебного разбирательства как такового не происходит, просто применяется более формализованная по сравнению с предыдущими способами процедура урегулирования спора.

Правила мини-трайла были приняты Цюрихской торговой палатой 20 , Бельгийским центром арбитража и посредничества 21 и др.

Процедура мини-трайла имеет следующие характерные черты: 1) ее целью является разрешение спора при активном сотрудничестве старших должностных лиц корпораций сторон в качестве ассоциированных членов Комиссии мини-трайла; 2) она быстра и конфиденциальна; 3) она концентрируется на существенных моментах; 4) она поддерживает диалог между сторонами.

Для мини-трайла характерна особая структура Комиссии мини-трайла, отличающая данное средство разрешения споров от иных. Комиссия мини-трайла состоит из независимого посредника и должностных лиц спорящих сторон.

Комиссия обязательно проводит заседания, которые сходны с судебными, но отличаются более упрощенным порядком.

Целью мини-трайла является достижение мирового соглашения между сторонами, как и в иных внесудебных средствах. Однако если разрешение спора не достигнуто в течение определенного периода времени, то Комиссия мини-трайла принимает рекомендацию и дает сторонам спора период времени для принятия такой рекомендации.

Арбитражный порядок рассмотрения споров – это рассмотрение споров в третейских судах, включая международный коммерческий арбитраж.

Рассмотрение дел в третейских судах является достаточно удобным. Считают, что третейские суды более компетентны, более быстро рассматривают споры. Кроме того, стороны могут влиять на состав арбитража, потому что, как правило, во всех третейских судах по всем их регламентам допускается, что одна сторона назначает арбитра, другая сторона назначает арбитра, и потом соответствующий орган или они между собой решают, кто будет суперарбитром или председательствующим судебного состава.

Третейские суды бывают внутренние (внутригосударственные) и международные. К внутренним третейским судам относятся все те третейские суды, которые образованы по внутригосударственному закону, а к международным – образованные по международному договору.

В Российской Федерации действуют два закона в отношении третейских судов – Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. 22 и Закон «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г. 23

Примером третейского суда, образованного по международному договору, является Постоянная палата третейского суда в Гааге, созданная по Конвенции 1907 г. Данный третейский суд рассматривает споры как между государствами, так и с участием юридических и физических лиц.

Для всех арбитражей характерно то, что в них можно обратиться только при наличии соглашения сторон. Это так называемое арбитражное соглашение.

Арбитражные соглашения бывают двух видов: арбитражная оговорка и третейская запись. Арбитражная оговорка имеет особую правовую природу, она является статьей в контракте, но живет своей собственной жизнью, поскольку при признании контракта недействительным, арбитражная оговорка всегда будет действительной, т. е. признание контракта недействительным не влечет недействительности арбитражной оговорки.

В арбитражной оговорке стороны могут оговорить количество судей. Это может быть один судья, могут быть три, обычно их нечетное количество. Могут также оговорить язык судопроизводства, место арбитража и т. п.

Третейская запись – это отдельное соглашение о порядке разрешения уже возникшего спора, если в контракте не был предусмотрен порядок разрешения спора или была включена такая арбитражная оговорка, которая не охватывала какие-то категории дел.

Международный коммерческий арбитраж по своей юридической природе – третейский суд, т. е. суд, избираемый или создаваемый самими сторонами и исключительно по их соглашению.

Международные коммерческие суды можно классифицировать. Различают постоянные и временные арбитражи. Постоянные коммерческие арбитражи создаются при торговых палатах государств, имеют свой регламент, постоянное место нахождения секретариата. В России созданы как постоянные общероссийские коммерческие арбитражные суды – Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ (МКАС) и Морская арбитражная комиссия (МАК), так и международные коммерческие арбитражные суды в отдельных субъектах федерации.

Такие арбитражи обычно предлагают сторонам список судей, из которого можно выбрать для себя судью по данному делу, однако, если стороны желают избрать судью, которого в этом списке нет, то они могут это сделать.

К судьям, как правило, предъявляют определенные требования. Все международные коммерческие арбитражи требуют, чтобы это лицо имело высшее юридическое образование и обладало опытом работы или в соответствующей области, или в качестве судьи, или арбитра.

Временные арбитражи или арбитражи ad hoc – это арбитражи, которые создаются сторонами для рассмотрения конкретного дела. После рассмотрения дела эти арбитражи прекращают свое существование.

Следующая классификационная категория – это международные коммерческие арбитражи общей компетенции и специальной компетенции. Арбитражи общей компетенцией – это арбитражи, которые могут рассматривать любые дела по самым разным вопросам, а к арбитражам специальной компетенции относятся те, которые рассматривают только определенные категории дел. Выше уже отмечалось, что при ТПП РФ создано два международных коммерческих арбитража– МКАС и МАК. МКАС является арбитражем общей компетенции, а МАК – арбитражем специальной компетенцией, который рассматривает только дела, возникающие из торгового мореплавания: это может быть столкновение судов, повреждение грузов, нарушение каких-то условий перевозки, и пр. Такие морские арбитражи имеются во многих странах. Например, большой известностью пользуется морской арбитраж Ллойда в Лондоне. Имеются специализированные арбитражи не только морские, например, в Польше, в Лодзи, есть международный коммерческий арбитраж по льну.

Наконец, еще одна классификационная категория международных коммерческих арбитражей – это арбитражи открытые и закрытые. Открытыми арбитражами являются те, в которые могут обратиться любые спорящие стороны. Закрытые арбитражи – это, как правило, арбитражи, которые созданы при каких-то биржах, ассоциациях, и только члены биржи, ассоциации, какого-то союза могут обращаться в этот арбитраж.

Все арбитражи работают по регламенту, образцом которого является Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ. В нем указывается порядок формирования арбитража, подачи искового заявления, третейского разбирательства, возможность использования свидетельских показаний. Предусматриваются правила в отношении вынесения решения, устанавливаются сроки вынесения решения, порядок подписания, и др.

Вопросам функционирования коммерческого арбитража посвящена Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже от 21 апреля 1961 г. 24 Конвенция действует с изменениями на 17 декабря 1962 г. Она предусматривает как общие правила в отношении арбитражного разбирательства, так и конкретные правила процедуры арбитража.

Согласно Конвенции арбитражное соглашение должно быть заключено в письменной форме. Из этого правила имеется исключение: в отношениях между юридическими лицами из государств, законодательство которых допускает устную форму соглашения, допускается любая форма соглашения.

Конвенция содержит и иные общие правила: о праве юридических лиц публичного права заключать арбитражные соглашения, о праве иностранцев быть арбитрами.

Что касается процедуры, то Конвенция регулирует назначение арбитров, возражения против компетенции арбитража, выбор применимого права, мотивированность решения. Конвенция устанавливает строго определенные основания для отмены арбитражного решения, которые сходны с основаниями отказа в его признании и исполнении.

Laytime definitions

23 февраля 2017 г.: ru 3 14 февраля 2017 г.: ru 2 14 марта 2017 г.: ru 2 всего: 307 08.02.14

Новые Правила истолкования сталии в рейсовом чартере

В рейсовом чартере – важнейшем документе, которым оформляется трамповая перевозка груза, имеется множество условий, специфических для морского частного права, и терминов, которые непривычны для непрофессионалов в сфере морской торговли и мореплавания. Даже в проформах чартеров такие условия прописаны не всегда с достаточной ясностью и четкостью. Вот и приходится морским неправительственным международным организациям создавать правила, приемлемые для всех случаев, когда морская перевозка груза оформляется такими договорами, которые можно определить как договоры в виде рейсового чартера. Эти правила позволяют унифицировать практику торгового мореплавания в сфере, специфической для трамповых (чартерных) морских перевозок грузов. Таким образом, создаются условия для того, чтобы можно было избежать споров, возникающих из неодинакового понимания сторонами договоров рейсового чартера и их условий. При этом одними из сложнейших и важнейших условий чартеров являются условия о сталии, демередже, детеншене и другие условия, которые связаны с регулированием времени грузовой обработки судов. Cейчас никто не спорит с тем, что время является универсальной ценностью для сферы бизнеса, так что ценность правил, регулирующих отношения, связанные с определением нормальных затрат времени, вряд ли можно переоценить. Таким образом, Правила истолкования сталии (LAYTIME DEFINITIONS FOR CHARTER PARTIES) вызывают огромный интерес.
Принятие новых Правил истолкования сталии в рейсовом чартере в 2013 году определило наше намерение вернуться к рассмотрению вопросов, связанных с такими правилами.
Предыдущие Правила истолкования сталии в рейсовом чартере 1993 года были приняты совместно БИМКО, ФОНАСБА, ММК и ИНТЕРКАРГО. БИМКО, ФОНАСБА, ММК и Балтийской биржей разработаны новые Правила, которые вступили в силу в 2013 году. Это уже третья редакция Правил. Первая редакция Правил была подготовлена БИМКО, ФОНАСБА, ММК и Палатой судоходства Объединённого королевства в 1980 году.

Юридическая сила торговых обычаев и обыкновений

Обычаи и обыкновения – исторически первая форма выражения права, то есть его источник. Свое значение эти источники права не утратили и в наши дни. Особую роль они играют в международном праве, как частном, так и публичном. В настоящее время применение обычаев и обыкновений признается судебной практикой многих развитых стран, особенно, в англо-американской правовой системе. В так называемой «континентальной системе» правоприменение судами обычаев и обыкновений базируется на основе норм, закрепленных в правовых актах, главным образом, гражданских и торговых кодексах. Особенно широкое применение в судебной практике этих источников права имеет место в тех сферах, где вмешательство законодателя считается нецелесообразным или преждевременным: внешняя торговля, международные морские перевозки грузов, международные расчеты. Значительный интерес вызывает вопрос о связи обычных норм, то есть устоявшейся торговой практики, в частности, в сфере международной торговли, с коммерческими сделками, частноправовыми договорами.
Какие же черты являются характерными для международных торговых обычаев и обыкновений вообще? Несомненно, что как обычаи, так и обыкновения представляют собой устоявшуюся практику, обязательность которой признается государством, в конечном счете, судом (арбитражем). Обычаем может считаться только такая устоявшаяся практика, на основании которой складываются правоотношения. В этом плане торговые обычаи и обыкновения отличаются от правил вежливости, которые также представляют собой устоявшуюся практику, но правоотношений не порождают. При составлении внешнеэкономических контрактов нельзя упускать из виду действующие обычаи и обыкновения, в том числе, национальные, и, в особенности, действующие в тех юрисдикциях, куда направляются товары, то есть в странах импорта. Во многих случаях в контракте имеет место прямая ссылка на обычаи или обыкновения. В таких случаях правовая ситуация несколько упрощается. Осложнения возникают при отсутствии в договоре подобной отсылки. Может ли суд или арбитраж в таком случае применить международный торговый обычай или обыкновение? Мнения по этому вопросу расходятся.
Например, в деятельности государственного суда существует тенденция применять такие известные международные правила торговли, как ИНКОТЕРМС, лишь тогда, когда на них прямо указано в договоре. В настоящее время международные коммерческие арбитражи склонны применять ИНКОТЕРМС в качестве обычая, несмотря на отсутствие в соглашении сторон прямого упоминания об этом.

Различия между обычаями и обыкновениями

Различие между правовыми обычаями и правовыми обыкновениями пролегает в области единообразия и постоянства соблюдения в практике сторон правоотношения, то есть обыкновение не обязательно столь же единообразно и устойчиво, сколь обычай, а также то, что для применения обыкновения необходимо выявление в договоре знания сторон о существовании этого обыкновения и намерения им руководствоваться. Обычай становится правовой нормой только при недостаточности закона, точнее, при необходимости восполнить пробелы законодательства, в противном случае соответствующее правило поведения следует признать обыкновением, независимо от того, насколько постоянно и единообразно оно соблюдается.
Мы предлагаем следующие подходы к определению торговых обычаев и обыкновений. Торговый обычай – это правило поведения сложившееся во внешней торговле на основе постоянного и единообразного фактического повторения соответствующих отношений, защищаемых государством, независимо от волеизъявления их сторон. А торговым обыкновением является правило поведения в области международной торговли на основе настолько постоянного и единообразного повторения фактических отношений, что оно считается входящим в состав воли сторон сделки в случае, когда их волеизъявление позволяет убедиться в том, что следование соответствующему правилу соответствовало их намерениям.

Voylayrules 93 и Laytime Definitions 2013

Что же представляют собой эти документы? Разумеется, эти документы – торговые обыкновения в области морского права. О чем мы вспоминаем в первую очередь, когда говори о морских обычаях? Конечно, об обычаях морских портов. Какие документы содержат важнейшие императивные нормы международного частного морского права, во всяком случае, в сфере перевозки грузов? Несомненно, Гаагские, Гаагско-Висбийские, Гамбургские, а также нарождающиеся Роттердамские правила. Среди морских обыкновений, в первую очередь стоит упомянуть о Йорк-Антверпенских правилах, регулирующих отношения по поводу общей аварии, Лиссабонские правила, которыми регулируются отношения по поду возмещения вреда, причиненного столкновением судов. Огромный пласт правовых норм, представляющих собой морские обыкновения, содержится в чартерных проформах. Имеются и другие собрания морских обыкновений, например, Унифицированные правила для морских накладных (Uniform Rules for Sea Waybill), принятые ММК 29 июня 1990 года. Правила истолкования сталии в рейсовом чартере не столь широко известны, хотя их правовая природа как собрания морских обыкновений вполне идентична упомянутым правилам.
При сравнении редакций Правил истолкования сталии 1993 и 2013 г.г. мы видим, что увеличилось количество правил с 28 до 33, причем некоторые правила, содержащиеся в редакции 1993 года, исключены, например: Правило 20 «IN WRITING» (В письменной форме); Правило 28 «STRIKE» (Забастовка), поскольку редакционная коллегия посчитала, что эти правила (термины) в достаточной степени прописаны в проформах чартеров.
Многие правила остались без изменений, а именно:
— 4 «LAYTIME»;
— 5 «PER HATCH PER DAY»;
— 6 «PER WORKING HATCH PER DAY» (WHD) or «PER WORKABLE HATCH PER DAY» (WHD);
— 9. «HOLIDAY»;
— 11 «RUNNING DAYS» or «CONSECUTIVE DAYS»;
— 14 «EXCEPTED» or «EXCLUDED»;
— 17 «TO AVERAGE LAYTIME»;
— 18 «REVERSIBLE LAYTIME»;
— 19 «NOTICE OF READINESS» (NOR);
— 21 «TIME LOST WAITING FOR BERTH TO COUNT AS LOADING OR DISCHARGING TIME» or «AS LAYTIME» – этот термин не претерпел принципиальных изменений, но лишь редакционные (Правило 26 новой редакции). Правда, с нашей точки зрения, эти, действительно, минимальные редакционные изменения, несколько ухудшили четкость и ясность формулы, закрепленной в прежней редакции (с позиции юридической техники);
— 25 «DESPATCH MONEY» or «DESPATCH»;
— 26 «DESPATCH ON (ALL) WORKING TIME SAVED» (WTS) or «ON (ALL) LAYTIME SAVED» (Правило 32 новой редакции);
— 27 «DESPATCH ON ALL TIME SAVED» (ATS).
К сожалению, можно констатировать, что не всякое новое лучше старого. Так, в новой редакции Правил исключены аббревиатуры, которые являются общепринятыми в чартерах, за исключением «Whether in Berth or Not (WIBON)» и «Whether in Port or Not (WIPON)».
В то же время, некоторые правила претерпели редакционные изменения, которые следует признать довольно важными и проясняющими содержание соответствующих правил. Эти изменения сделаны в духе норм английского права.
Например:
Правило 1 «PORT» изменено. В новой редакции в содержание определения понятия «порт» включены «offshore facilities» — морские технологические сооружения (объекты), а также «places outside the legal, fiscal or administrative area» — пространства вне зон контроля (таможенного, фискального и т.п. административного контроля). Такое расширенное понятие порта введено в соответствии с прецедентом The Johanna Oldendorff 1973 года.
Весьма рациональные изменения внесены в Правило 2 «BERTH». Во-первых, исключен такой признак причала, как расположение внутри порта. Во-вторых, понятие «причал» распространяется на любое место, где могут производиться грузовые работы, как-то: док, якорная стоянка, платформа и т.п.
Термин, закрепленный в Voylayrules 93 Правилом 3 «REACHABLE ON HER ARRIVAL» or «ALWAYS ACCESSIBLE», разделен в новой редакции Правил на два термина:
— REACHABLE ON ARRIVAL (Правило 3) и
— ALWAYS ACCESSIBLE (Правило 4).
Если Правило 3 в новой редакции почти соответствует Правилу 3 в Voylayrules 93, за исключением удаленной из новой редакции формулы «in the absence of an abnormal occurrence», то Правило 4 можно считать инновацией, хотя в известном смысле термин REACHABLE ON ARRIVAL по-прежнему синонимизируется с термином ALWAYS ACCESSIBLE. Исключение формулировки «при отсутствии аномального происшествия» отражает новый подход к опозданию судна по причине плохой погоды или затора в порту, которые в современной концепции считаются полностью находящимися на риске фрахтователя. Правила 3 и 4 в новой реакции по существу отличаются тем, что «ALWAYS ACCESSIBLE» означает не только свободное достижение обусловленного пространства судном, на и свободный отход по завершении грузовых операций.
Новый термин (Правило 9. CALENDAR DAY) вполне соответствует Правилу 7 «DAY» в редакции Voylayrules 93. Однако этот термин считается новеллой. Старый термин «DAY» изложен в новой и весьма удачной редакции как астроном
ические сутки, то есть любые последовательные 24 часа (Правило 8 в новой редакции Правил 2013 года). Правило 10. CONVENTIONAL DAY также считается новым термином, хотя, думается, оно дублирует Правило 8 и является вообще-то излишним, несмотря на то, что в нем акцентируется, что сутки могут начинать свое течение в любой момент. Стоит ли говорить о том, что подобные правила исчисления времени известны еще со времен Древнего Рима как естественное время?
Правило 11. WORKING DAY в новой редакции вполне адекватно отражает хорошую морскую практику современности и очень удачно заменяет Правило 10 «WORKING DAYS» (WD) Voylayrules 93, которое выглядит довольно туманным и расплывчатым.
Новое Правило 13. RUNNING HOURS or CONSECUTIVE HOURS, несомненно, чрезвычайно важно и полезно, особенно для перевозок танкерами, поскольку сталия при фрахтовании танкеров может исчисляться с точностью до часов, даже минут.
Значительные новеллы содержатся в новых Правилах 15 – 18. Они заменяют правила 12 «WEATHER WORKING DAY» (WWD) or «WEATHER WORKING DAY OF 24 HOURS» or «WEATHER WORKING DAY OF 24 CONSECUTIVE HOURS» и 13. «WEATHER PERMITTING» (WP) Voylayrules 93. Поэтому на этих правилах следует остановиться и исследовать их подробнее.
Начнем с Правила 15. WEATHER WORKING DAY (Погожие рабочие дни). Дело в том, что метеорологические условия могут препятствовать безопасной погрузке или выгрузке груза и создавать угрозу ухудшения качества или уменьшения количества груза, а также другие угрозы, например, угрозу безопасности мореплавания в результате разжижения некоторых грузов. Таким образом, в чартере может быть предусмотрено условие о приостановке течения сталии в период наличия неблагоприятных погодных условий. Чтобы сталия была прервана, необходима фактическая остановка грузовых работ вследствие неблагоприятной погоды, причем только в течение обычного для порта рабочего времени.
Правило 16. WEATHER WORKING DAY OF 24 CONSECUTIVE HOURS означает, что время, когда грузовые операции по судну не производились по причине плохой погоды, добавляется к сталийному времени, если сторонами дополнительно не оговорено иное.
В Правиле 17. WEATHER WORKING DAY OF 24 HOURS создается искусственная (фиктивная) конструкция – рабочий день продолжительностью в 24 часа. Такое условие при обычном восьмичасовом рабочем дне в порту будет означать три рабочих дня. Впрочем, имеется множество портов, в которых работа продолжается круглые сутки. В таком случае это условие будет пониматься буквально, то есть будет означать «рабочие» сутки. Разумеется, при фактической остановке грузовых работ по судну в рабочее время, время таких остановок будет добавлено к сталийному времени.
Правило 18. (WORKING DAY) WEATHER PERMITTING означает, что к сталии будут прибавляться только те рабочие часы, когда погода позволяла осуществлять грузовые операции конкретного груза, оговоренного в чартере.
Правило 20. UNLESS SOONER COMMENCED означает, что фактическое начало работ до предусмотренного в договоре времени начала течения сталии, будет считаться началом отсчета сталии.
Использование Правила 21. UNLESS SOONER COMMENCED, IN WHICH CASE ACTUAL TIME USED TO COUNT имеет похожий эффект, то есть время, фактически использованное для выполнения грузовых работ по судну, будет засчитываться в сталию, хотя формально время начала течения сталии остается соответствующим чартеру.
Эффект Правила 22. UNLESS USED в том, что до или после начала течения сталийного времени все периоды времени фактического выполнения грузовых работ по судну засчитываются в сталию, даже если работы выполнялись в течение периодов времени, которые исключаются из сталии.
В соответствии с Правилом 27. WHETHER IN BERTH OR NOT (WIBON) or BERTH OR NO BERTH достаточно серьезно изменено значение старого термина. Это произошло за счет того, что из одноименного термина, закрепленного в Правиле 22 Voylayrules 93, исключено условие о прекращении отсчета сталии или контрсталии, когда причал становится доступным, и отсчет возобновляется, только когда судно, готовое к выполнению грузовых работ, поставлено к причалу. То есть, согласно старой редакции Правила, сталия прерывается на период с момента, когда причал становится доступным, до момента, пока судно не будет поставлено к причалу.
Изменение, внесенное в новую редакцию, означает перенесение всех рисков промежуточной задержки на сторону фрахтователя , если в чартере не предусмотрено иное, что влечет необходимость очень тщательно относиться к соответствующей формулировке в контракте во избежание значительных осложнений. Таким образом, значение контракта (чартера) очень возрастает.
28. WHETHER IN PORT OR NOT (WIPON) – новое правило, в соответствии с которым фрахтовщик (судовладелец) вправе направить фрах
тователю сообщение о готовности судна (NOTICE OF READINESS) при достижении судном любой согласованной точки вне коммерческой зоны порта или обычной зоны ожидания разрешения на заход в порт, если судно не смогло достичь этой зоны.
Правило 29. VESSEL BEING IN FREE PRATIQUE значительно упрощено по сравнению с Правилом 23 «VESSEL BEING IN FREE PRATIQUE» and/or «HAVING BEEN ENTERED AT THE CUSTOM HOUSE» Voylayrules 93. Думается, что это упрощение весьма рациональное, поскольку в новой редакции осталось лишь условие соответствия судна санитарным требованиям в порту, ведь порядок таможенного оформления судов в различных портах сильно варьируется. Конечно, в действительности только оформление судна во всех отношениях, которое требуется по законодательству государства порта, можно говорить об открытии свободной практики по судну.
Правило 30. DEMURRAGE в новой редакции звучит не так категорично, что вполне соответствует современной практике торгового мореплавания, закрепленной во многих чартерах. Таким образом, принцип «если однажды на демередже, то всегда на демередже» допускает отступления (исключения), предусмотренные в чартере. Так, чартером могут быть предусмотрены те же перерывы в течении контрсталии, что и в течении сталийного времени, хотя сам по себе упомянутый принцип остается неизменным (once on demurrage – always on demurrage).
Laytime Definitions 2013 сейчас свободны для использования и могут быть инкорпорированы сторонами в чартер. Если сделать это правильно, то впоследствии это может стать решающим аргументом в споре сторон в отношении демереджа.
Это может оказаться существенным и для компаний-экспортеров, которые, обеспечивая поставку товара на условиях FOB, зачастую сталкиваются с претензиями по оплате демереджа, не будучи при этом стороной договора морской перевозки. Основанием для таких претензий служат достаточно часто встречающиеся положения запродажных контрактов о демередже, которые предусматривают обязанность продавца обеспечить определенную скорость погрузки груза. Обычно такие условия запродажного контракта содержат прямую ссылку на договор фрахтования судна, формулируются как «демередж согласно договору фрахтования». Необходимость оплачивать демередж по договору перевозки — неприятная ситуация для продавца, выполнившего свои обязательства по контракту купли-продажи добросовестно и в полном объеме. При продаже на условиях FOB продавец не является стороной договора перевозки, и обычно не имеет возможности оценить правомерность и правильность расчета претензий трейдера. После возникновения претензий получить необходимые документы может быть затруднительно.