Легитимность полномочий

§ 5. Легитимность и легальность государственной власти

В широком смысле легитимность – это принятие власти населением страны, признание ее права управлять социальными процессами, готовность ей подчиняться. В узком смысле легитимной признается законная власть, образованная в соответствии с процедурой, предусмотренной правовыми нормами.

Следует отличать легитимность первоисточника власти и легитимность органов государственной власти. Легитимность первоисточника власти (властвующего субъекта) находит отражение и юридическое закрепление в конституции страны. Так, п. 1 ст. 3 Конституции Российской Федерации гласит: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Значит, Конституция провозглашает и определяет многонациональный народ России первоносителем и первоисточником государственной власти, тем самым подчеркивая ее легитимность.

Государственные органы приобретают свойство легитимности по-разному. Представительные органы становятся легитимными на основе проведения предусмотренных и регламентированных законом выборов. Эти органы получают властные полномочия непосредственно от первоисточника власти. Органы управления приобретают легитимность путем конкурсного отбора, назначения их чаще всего представительными органами и в порядке, предусмотренном законом.

Легитимными должны быть и осуществляемые органами государства властные полномочия, методы деятельности, особенно метод государственного принуждения.

Нелегитимная власть признается узурпаторской. В узком смысле слова узурпация – насильственный противозаконный захват власти каким-либо лицом или группой лиц, а также присвоение себе чужих властных полномочий. Узурпацией признается, например, нарушение правовых процедур при проведении выборов или их фальсификация. Узурпировать можно и легитимно образованную власть, если ею злоупотреблять, т.е. использовать в противозаконных целях во зло обществу и государству, превышать властные полномочия, и т.д. В п. 4 ст. 3 Конституции Российской Федерации сказано: «Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону».

Юридическим выражением легитимности власти служит ее легальность, т.е. нормативность, способность воплощаться в нормах права, ограничиваться законом, функционировать в рамках законности. В обществе возможна и нелегальная, например мафиозно-преступная власть, тяготеющая к жестким формам принуждения, насилия. Если легальная власть опирается на официально признанные, документально закрепленные и известные обществу нормы, то преступная, нелегальная – на неписаные, известные лишь определенному кругу людей правила поведения. Легальная власть стремится стабилизировать общество, утвердить в нем порядок, нелегальная же подобна раковым клеткам, поражающим и уничтожающим здоровую ткань социума.

На Южном Урале поставлена под сомнение легитимность полномочий более 200 глав муниципалитетов

Челябинские правозащитники обнаружили правовую коллизию, связанную с принятием новой редакции областного закона, регламентирующего процедуру формирования органов местного самоуправления. По их мнению, выявленный казус может свести на нет все усилия южноуральских парламентариев, предпринятые в последние месяцы: поправки в региональное законодательство отменяют основания для продления закончившихся 15 марта 2015 года полномочий глав большинства районов, городов и поселений. А значит, муниципалитеты до сентября остались без легитимных глав. Впрочем, кураторы реформы МСУ в Челябинской области заявляют, что оснований для паники нет. Подробности – в материале Znak.com.

Поправки в законы о местном самоуправлении, касающиеся избрания и назначения должностных лиц муниципальных образований, депутаты Заксобрания Челябинской области приняли 12 марта на внеочередном заседании сразу в трех чтениях. Итогом данного этапа реформирования стала отмена прямых выборов глав районов, городов и деревень, а также уход от института сити-менеджеров. Теперь претендентов в главы, одновременно возглавляющих администрации муниципалитетов, будут выбирать комиссии, состоящие из депутатов и представителей губернатора (либо главы района – в случае с поселениями). Утверждаться кандидатуры будут на местных думах. Кроме того, определен порядок формирования представительных органов районов – депутатов, как и ранее, будут избирать жители на прямых выборах. Исключение составляют Карталинский, Кусинский и Нязепетровский районы, где советы будут формироваться из глав и депутатов поселений.

Директор Ассоциации муниципальных образований и городских поселений Юрий Гурман поддерживает такой порядок избрания депутатов, считая его наиболее подходящим. «С инициативой о формировании представительного органа из глав и депутатов поселений выходили сельские поселения, – отметил Гурман в беседе с корреспондентом Znak.com. – Прорабатывая этот вопрос, мы сделали запрос в администрацию президента РФ, чтобы узнать, когда у районных депутатов заканчивается срок полномочий. Ведь избраны они были 14 марта 2010 года на пять лет. То есть срок их полномочий истек 15 марта 2015 года. Однако 2 октября 2012 года был принят Федеральный закон №157-ФЗ, в соответствии с которым в стране был введен единый день голосования в сентябре. В статье 81.1 этого закона, в частности, сказано, что на переходный период в связи с переносом голосования сроки полномочий глав или депутатов продляются до выборов. Однако речь идет именно о выборах, а как быть, если их заменили на иной способ формирования представительных органов? Из ответа правового управления администрации президента следует, что продлевать срок оснований нет».

Действительно, в официальном ответе Юрию Гурману помощник президента РФ, начальник правового управления Лариса Брычева написала: «Оснований для продления срока полномочий представительного органа муниципального района с марта до сентября 2015 года, на наш взгляд, не усматривается, поскольку очередные выборы не планируются, то есть они не будут назначены». Впрочем, в самом начале документа есть приписка: «Сообщаем Вам неофициальное мнение специалистов управления по поставленным Вами вопросам».

Уже позже правозащитники пришли к выводу, что то же самое относится и к главам большинства районов, городов и поселений, где в 2010 году были выборы. Ведь их в сентябре тоже не будут выбирать всенародно. «В связи с этим непонятно, что делать с полномочиями глав, – рассуждает Юрий Гурман. – Понятно, что безвластия быть не может, нельзя просто сидеть и ждать новых выборов. Если полномочия закончились, главы могут работать в статусе «и. о.», должна быть запущена процедура, которая приведет к появлению легитимных руководителей. Мы считаем, что в данном случае должна вмешаться прокуратура. Туда уже направлено наше обращение».

По мнению Юрия Гурмана, надзорному ведомству следует добиваться отмены закона, принятого 12 марта 2015 года. Оснований для этого наш собеседник назвал несколько: документ принят сразу в трех чтениях (а значит, у районных и городских дум не было возможности вносить поправки), а также «неконституционен» – решения о том, как формировать органы власти, должны приниматься в муниципалитетах, а не на уровне субъекта РФ. Впрочем, даже это решение, считает правозащитник, не позволит свести на нет противоречия с полномочиями глав.

«Есть и еще один нюанс, – продолжает Юрий Гурман. – В соответствии с пунктом 2 статьи 40 ФЗ №131 «срок полномочий депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления устанавливается уставом муниципального образования и не может быть менее 2 и более 5 лет». Это, по сути, означает, что даже если бы были выборы, то срок полномочий продлевать более 5 лет нельзя. Значит, и выборы должны были проводиться не в сентябре 2015 года, а в сентябре 2014-го».

Подробно обсуждать эти вопросы правозащитники и представители муниципалитетов будут на круглом столе, который пройдет 20 марта в Челябинске. Отметим, что новые (или старые, но избранные на новый срок) главы, по данным управления по внутренней политике администрации губернатора Южного Урала, в сентябре появятся в 27 районах, 22 городах и 181 сельском поселении. При этом большая часть нынешних руководителей (за редким исключением) работают с весны 2010 года. Поэтому, на первый взгляд, «масштаб бедствий» серьезный.

Тем не менее среди региональных чиновников и депутатов такие заявления не стали причиной паники. «В законе сказано, что полномочия глав муниципалитетов продлеваются до выборов. Они и продлятся до выборов, только форма выборов будет другой, но это тоже выборы, – отметил источник в окружении губернатора Челябинской области Бориса Дубровского. – Депутаты местных собраний будут не назначать, а именно выбирать глав, с ними не будет подписываться контракт, как в случае с сити-менеджерами».

Вице-спикер Заксобрания региона, председатель парламентского комитета по законодательству, государственному строительству и местному самоуправлению Семен Мительман также не видит противоречий. «Юрий Гурман пользуется подзаконными письмами, а мы руководствуемся законами РФ, – заявил Мительман Znak.com. – Главы муниципалитетов и поселений будут работать до вступления в должность новых руководителей, точно так же, как будут работать советы депутатов, и тому есть правовые основания. В статье 40 131-го ФЗ, на которую ссылается Юрий Гурман, есть не только пункт 2, но и пункт 3, где сказано, что «полномочия выборного должностного лица местного самоуправления начинаются со дня его вступления в должность и прекращаются в день вступления в должность вновь избранного должностного лица». То же самое относится и к депутатам».

Чтобы исключить подобные вопросы, депутаты Заксобрания прописали это все в региональном законе «О порядке избрания глав муниципальных образований Челябинской области и их отдельных полномочиях и порядке формирования представительных органов муниципальных районов Челябинской области». «Статья 4 данного закона полностью копирует пункт 3 статьи 40 федерального закона №131. Мы думали, этого будет достаточно, чтобы избежать недопонимания. Но, видимо, ошибались. Возможно, придется вносить уточняющие поправки», – прокомментировал источник в Заксобрании.

«Возможность по-разному трактовать 131-й ФЗ не раз становилась причиной подобных скандалов, – отметил политолог Сергей Клесун. – Юрий Гурман — опытный юрист, он умеет находить подобные нестыковки. Но в данном случае не понимаю, для чего все это делается. Пропиариться за счет несовершенства 131-ФЗ? Понятно, что нелегитимных глав в Челябинской области не будет. Если даже депутатам не удастся подобрать подходящую трактовку закона, которая устроит суд, и тему удастся раздуть, могут быть внесены поправки в федеральное законодательство. Все же речь идет о целом субъекте РФ».

Легальность и легитимность (стр. 1 из 2)

2. Понятие «власть» и сущность политической власти

3. Основные характеристики власти: легальность и легитимность

4. Соотношение легальности и легитимности

6. Список литературы

Дееспособность власти во многом зависят от ее легитимности (от лат. legitimus — законный). Это один из показателей эффективности политической власти. В легитимности отражается отношение граждан к власти. Ее можно определить как состояние власти, когда она признается большинством народа законной и справедливой. Легитимность и авторитетность власти — явления в определенной мере совпадающие.

Легитимность означает согласие народа с властью, когда он добровольно признает ее право принимать решения, которые должны выполняться. Чем ниже уровень легитимности, тем чаще власть будет опираться на силовое принуждение.

От легитимности следует отличать легальность власти. Это юридическое понятие, означающее соответствие власти действующему позитивному праву. Например, власть президента легальна, т.к. он избран в соответствии с законом и в осуществлении своих полномочий опирается на закон. Между легитимностью и легальностью может быть противоречие. Не все законы могут оцениваться населением как справедливые, наконец, законно избранная власть в случае невыполнения своих обещаний, неудачного экономического курса, приведшего к резкому падению уровня жизни, может утратить доверие со стороны общества. В этом случае наблюдается процесс делегитимации власти.

Понятие «власть» и сущность политической власти.

Понятие «власть» относится к числу широко употребляемых: «власть родителей», «власть семьи», «власть старших», «власть денег», «судебная власть, «партийная власть» и т. д. При всей разнородности и неоднозначности этих понятий можно, однако, отметить одну объединяющую их характеристику: все они отражают отношения, в которых воля и действия одних господствуют над волей и действиями других.

Политическая власть – способность социальной единицы (социальной группы, класса, большинства общества) и представляющих её организаций и индивидов проводить свою волю по отношению к другим социальным единицам; осуществлять общие интересы данной социальной единицы насильственными или ненасильственными средствами.

Власть – это не только политика. Она является одним из фундаментальных начал человеческого общества. Она существует везде, где есть устойчивые объединения людей: в производственном коллективе, в организациях, в государстве, в семье… Что же такое власть?

Существует много определений власти, каждое из которых акцентирует внимание на той или иной стороне, на отдельных проявлениях власти. Вот некоторые важнейшие направления в трактовке власти.

Телеологическое: власть – способность достижения поставленных целей, получения намеченных результатов.

Бихевиористические трактовки, согласно которым власть – особый тип поведения, при котором одни люди командуют, а другие – подчиняются.

Структурно-функционалистская трактовка: власть – способ самоорганизации человеческой общности, основанный на целесообразности разделения функций управления и подчинения. Без власти невозможно коллективное существование человека, совместная жизнедеятельность многих людей.

Психологическая интерпретация, согласно которой стремление к власти и обладание ею – это компенсация физической и духовной неполноценности. Власть возникает при взаимодействии, когда одни готовы к властвованию, а другие – к подчинению.

Любая власть, в том числе и родителей над детьми, старших над младшими, начальников над подчиненными и т.п., отражает определенные отношения, при которых воля и действия одних господствует над волей и действиями других Властные отношения объективно присущи общественной жизни.

В самом обобщенном виде можно предложить следующее определение власти: власть – право и возможность одних повелевать, распоряжаться и управлять другими; способность и возможность одних осуществлять свою волю по отношению к другим, оказывать определенное влияние на их поведение и деятельность, используя при этом авторитет, право, насилие и другие средства.

Итак, власть в общесоциологическом понимании предполагает способность отдельного индивида или группы людей с помощью различных средств и методов утверждать в сфере социальных отношений собственную волю. Без властных отношений невозможно функционирование общества в целом, а также его элементов, их организация и взаимодействие.

Политическая власть является одной из разновидностей власти. В отличии от нравственной, семейной власти политическая власть имеет не личностно-непосредственный , а общественно-опосредованный характер. Для политической власти имеют значения не столько интересы частных лиц, сколько общие интересы всех групп и социальных слоев общества. Политическую власть можно определить как реальную способность индивида, группы людей к проявлению своей воли в политике на основе осмысленного политического интереса. Политической властью является всякая основанная на принуждении власть группы в отношении другой группы людей, если это взаимодействие имеет политический характер.

Основные характеристики власти: легальность и легитимность.

Важными характеристиками власти являются легитимность и легальность.

Легальность власти – это её нормативно-правовая закрепленность, узаконенность в соответствующих государственных документах.

Политическая легитимность – это общественное признание власти и её права на управление.

С понятием легитимности отождествляют оценочный, этический характер власти, с легальностью – юридический.

Понятие легитимности впервые ввел в социологию М.Вебер; им обозначен такой порядок, который представлял значимость для индивидов и которому они подчинялись в силу его рационально признанной ценности. М.Вебер разработал концепцию о трех типах легитимности власти, отражающих особенности мотивов подчинения или отторжения индивидами определенных типов социального порядка в виде норм, правил, обычаев, законов.

Во-первых, власть может обрести легитимность согласно традиции, привычке повиноваться власти, вере в непоколебимость и священность веками существующих порядков. Например, переход власти по наследству в странах с монархическим режимом осуществляется в соответствии с традицией.

Во-вторых, политическая власть приобретает законность в глазах членов общества вследствие особой популярности государственного деятеля, достигающей масштабности культа его личности. Такой тип власти М.Вебер назвал харизматическим.

В-третьих, легальная и рационально-правовая легитимность. Люди признают такую власть потому, что она опирается на целесообразные, добровольно принимаемые ими законы. Этот тип легитимности основан на доверии граждан не к отдельным личностям, лидерам, а к устройству государства и характерен для демократических государств.

С этой классификацией М.Вебер связывает и типологию власти: государственной, при её рациональном обосновании, и личной, когда она основана на традиционных и харизматических легитимирующих началах. Эта типология и в современной западной политической науке.

Слово «легитимность» происходит от лат. «легитимус» — законный, однако легитимность политического явления не означает юридически оформленной законности, и поэтому легитимность не следует смешивать с легальностью, т.е. законностью. Легитимность не обладает юридическими функциями и не является правовым процессом.

Население может покорится власти, но в душе презирать её, смеяться над ней, при малейшей возможности уклоняться от неё. В этом случае власть прибегает к принуждению, применению силы. Власть, основанная на страхе, не может быть легитимной. Легитимация означает повиновение, согласие, политическое участие без принуждения. Легитимная власть авторитетна и эффективна, она характеризуется как правомерная и справедливая. Каковы же признаки легитимности политической власти?

Первейшим признаком является доверительное отношение к ней подавляющего большинства населения, основанное на вере в то, что существующий порядок является наилучшим для данной страны, а власть способна решить важные для общества и индивидов проблемы.

Другим признаком легитимности власти является признание обществом значимости, ценности как самой власти, так и её организации. Власть воспринимается не как зло, с которым неизбежно нужно уживаться, а как фактор, обеспечивающий порядок в обществе, охраняющий жизнь людей. Легитимность власти утверждается тогда, когда она проводит политику, отвечающую интересам, пониманию граждан.

Еще одним, не менее важным признаком легитимности власти является одобрение массами политики, проводимой политическим и государственным руководством, выражающееся в согласии с их основными целями, методами и средствами. Этот признак раскрывает субъективное отношение людей к конкретному правительству, лидеру. Массы с пониманием относятся к использованию даже непопулярных средств и методов, в том числе и насильственных.

Все перечисленные признаки тесно связанны между собой и в рамках реальной жизни неразделимы. Легитимным является тот политический режим, который может обеспечить стабильность и развитие общества, не прибегая к массовому насилию. Американский теоретик-политолог Девид Истон писал: «То правительство легитимно, которое соответствует сложившимся в народе представлениям о справедливости и социальном назначении этого института».

Легитимность политической власти сочетается с противоположным ей явлением делегитимации – утраты доверия, лишения политики и власти общественного кредита. Разочарование в идеалах, концепциях политики, в её целях и методах, людях, которые её представляют, — один из аспектов политической жизни общества, такая же движущая сила развития политики, как и сама легитимация. Делегитимация может происходить вследствие следующих причин:

Легитимность политической власти

Политология. Словарь. — М: РГУ . В.Н. Коновалов . 2010 .

Политология. Словарь. — РГУ . В.Н. Коновалов . 2010 .

Смотреть что такое «Легитимность политической власти» в других словарях:

Легитимность — В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете … Википедия

ЛЕГИТИМНОСТЬ — (лат. legitimus законный, правомерный) степень соответствия политической власти ценностным представлением индивидов, социальных групп, общества; убежденность населения в необходимости подчинения власти. Автор термина, немецкий ученый М. Вебер,… … Политологический словарь-справочник

ЛЕГИТИМНОСТЬ — ( лат. legitimus согласный с законами, законный, правомерный) определенный исторически сложившийся, социально значимый порядок происхождения и функционирования власти, который делает возможным достижение согласия во властных структурах и в их… … Политология: словарь-справочник

ЛЕГИТИМНОСТЬ — (лат. kgitt mus законный) обязательный признак законной власти любого цивилизованного государства, обозначающий признание ее как внутри страны, так и на международной арене. Л. как понятие складывается в период английской и французской буржуазных … Энциклопедия юриста

ЛЕГИТИМНОСТЬ — (LEGITIMACY) Современная проблема легитимности это проблема политического представительства и согласия. Проблема политической легитимности возникает с исчезновением прямых политических отношений, присущих небольшим обществам; в настоящее время… … Социологический словарь

Легитимность — юридический термин, применяемый в политологии (см.) для характеристики социального порядка, обладающего престижем, в силу которого он диктует обязательные требования и устанавливает образцы поведения. Л. является не столько свойством самого… … Терминологический словарь библиотекаря по социально-экономической тематике

ЛЕГИТИМНОСТЬ — ЛЕГИТИМНОСТЬ законность режима, политических деятелей и лидеров, отражающая качества, вытекающее не из формальных законов и декретов, а из социального согласия и принятия их в качестве законных, т. е. соответствующих ценностным нормам со… … Философская энциклопедия

Легитимность — (legitimacy) Заключается в том, что применяемый той или иной системой правления порядок создания и обеспечения соблюдения законов является приемлемым для ее граждан. Термин взят из веберовской социологии. Как подчеркивал Вебер (Weber),… … Политология. Словарь.

Власть и тело власти — социальная сила, единство воли и средств подчинения одних социальных субъектов другим. В. является необходимым механизмом управления и социальной регуляции. Реализация в. предполагает ее легитимность – оправданность и признание ее полномочий… … Проективный философский словарь

ВЕРХОВЕНСТВО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ — неограниченность государственной власти ничем, кроме Конституции, естественного права и законов. В.г.в. означает, что на территории государства нет другой, конкурирующей власти, что над ней не стоит и не может стоять никакая другая власть. Таким… … Энциклопедический словарь «Конституционное право России»

ЛЕГИТИМНОСТЬ

Найдено 17 определений термина ЛЕГИТИМНОСТЬ

признание правомерности официальной власти обществом и международным содружеством.

Легитимность

признание законности существующей власти и правомерности принимаемых ею решений со стороны общества.

от лат. legitimus — законный) — состояние власти, когда она признается большинством народа законной и справедливой.

лат. legitimus законный) – качество власти, определяемое опорой на согласие масс. Легитимная власть – власть, опирающаяся на доверие масс.

букв. правильность; то качество, которое придает органам власти авторитет в глазах общества, делает решения этих органов обязательными к исполнению.

от лат. «легитимус» — законный) — законность политической власти, ее общественное признание, одобрение большинством населения и согласие подчиняться власти.

определенный исторически сложившийся социально значимый порядок происхождения и функционирования власти, который делает возможным достижение согласия во властных структурах и в их взаимодействии с обществом.

В содержательном плане она означает признание гражданами правомочности власти, обоснованности ее претензии на господство над ними. внутреннее согласие подчиняться. В определенной степени можно сказать, что люди, которые подчиняются самим себе, интериоризируют и принимают, как свое, веление власти.

политическое свойство процедуры общественного признания какого-либо действия, события или факта; в политике — ее признания, объяснения, оправдания. Легитимность политического явления не означает его юридически оформленной законности, и потому легитимность не следует смешивать с легализацией, легитимацией, т.е. законностью. Легитимность не всегда обладает юридическими функциями и не является правовым процессом.

от лат. legitimus — законный) — признанность обществом или его большей частью власти, прав и полномочий какого-либо лица, органа, организации или объединения, их поведения, политики и практической деятельности. Л. — основа демократической власти и политики, источник авторитета и уважения, добровольного подчинения им, важнейшее основание для принятия и изменения политических решений, их практического проведения в жизнь. Так, политическая власть, не получившая одобрения, признания на референдуме, выборах или иным нормативным путем, не обладает Л., а следовательно, может не признаваться обществом, той или иной его частью, потерять уважение и авторитет, а в конечном счете оказаться обреченной. Процесс, процедура признания Л. власти называется легитимизацией, а потеря — делегитимизацией.

лат. legitimus — законный, правомерный) — степень соответствия политической власти ценностным представлением индивидов, социальных групп, общества; убежденность населения в необходимости подчинения власти. Автор термина, немецкий ученый М. Вебер, включал в понятие легитимности два основных момента: признание власти и обязанность ей подчиняться. В отличие от легальности, отражающей юридическую правомерность политической власти, легитимность не имеет строгого юридического содержания и связана с общественным признанием ее законности, с обоснованием правомерности решений, принимаемых властью. Легитимность и легальность власти не всегда совпадают — так, правительство, сформированное законным путем, может не пользоваться одобрением населения (например, в силу коррумпированности или проведения непопулярного политического курса), а политическая партия, путем революции (т. е., по сути, незаконно) захватившая государственную власть, может осуществлять ее достаточно долго (если деятельность данной партии, имеющей поддержку и доверие народа, окажется достаточно эффективной). В зависимости от мотивов подчинения М. Вебер выделил три основных (идеальных) типа легитимности власти — традиционный, харизматический и рационально-легальный. В реальной политической жизни эти типы в чистом виде не встречаются — в каждой политической системе всегда существует несколько типов легитимности власти с преобладанием одного из них. Легитимность — это обязательное и необходимое условие для эффективного функционирования политической власти. Кризис легитимности, т. е. утрата доверия широких масс к существующей власти, неизбежно отражается на ее способности отвечать на требования, поставленные перед ней обществом, а крайне низкий уровень легитимности может привести к развалу политической системы.

ЛЕГИТИМНОСТЬ

от лат. legitimus — законный) — признанность обществом или его большей частью власти, прав и полномочий какого-либо лица, органа, организации или объединения, их поведения, политики и практической деятельности.

Л. — основа демократической власти и политики, источник их авторитета и уважения, добровольного подчинения им, важнейшее основание для принятия и изменения политических решений, их практического проведения в жизнь. Так, политическая власть, не получившая своего одобрения, признания на референдуме, выборах или иным нормативным путем, не может обладать Л., а следовательно, может не признаваться обществом, той или иной его частью, потерять уважение и авторитет, а в конечном счете оказывается обреченной. Большое внимание проблеме Л. уделил М. Вебер, который выделил три ее вида и соответственно три вида власти: 1) традиционный — основанный на традициях, обычаях и т.д.; 2) харизматический — эмоционально-волевой; и 3) рациональный, базирующийся на установленном законодательством, рационально обоснованном порядке. Первым двум соответствует личный вид власти, а третьему — государственный. Понятие «Л.» тесно связано с категорией «легальность», но не тождественно ей: они могут совпадать в лице одной и той же власти, а могут и не совпадать. Первое, в отличие от второго, не обязательно связано с юридическим оформлением конституционности, законности данной власти. Конституция, закон может закреплять и такую иррациональную власть, которая весьма далека от одобрения, признания со стороны общества (напр., диктатура тирана). Более того, такая власть может, как показывает опыт фашизма, сталинщины и др., добиться даже внешнего, формального одобрения большинством общества массовых репрессий. Процесс, процедура признания Л. власти называется ее легитимизацией, а потеря ею Л. — делегитимизацией. Проблеме Л. особенно много внимания, помимо Вебера, уделили Т.Парсонс, Ю.Хабермас и др.

Легитимность предполагает общественное признание правомерности осуществления власти в рамках действующей политической системы. Концепции легитимности и авторитета близки по сути, хотя легитимность, как правило, соотносится с политической системой как таковой, тогда как понятие авторитета чаще всего используется в отношении конкретных должностных лиц. Легитимность — это то качественное условие, которое обеспечивает признание народом предпринимаемых властью действий. Те, на кого власть распространяется, не обязательно одобряют действия властей, однако легитимность власти заставляет их признавать право власти на принятие решений, и долг нации — этим решениям подчиняться.

В либерально-демократических политических системах легитимность опирается на понятие общественного согласия. Правительства приобретают свой статус в результате выборов. Это процесс, принимать участие в котором имеют право все граждане (и в котором обязаны участвовать там, где голосование обязательно). Поддержка, которая выражается правительству в ходе выборов, дает ему основание требовать от граждан подчинения принимаемым впоследствии решениям, если его решения и действия не выходят за рамки установленных правил. Марксисты, впрочем, делают акцент на том, что легитимность используется как довод в пользу якобы признания существующего в обществе порядка распределения власти, который на самом деле является не предметом выбора, а продуктом идеологического контроля, осуществляемого в интересах правящего класса и призванного обеспечивать согласие масс на политическое, социальное и экономическое неравенство.

Легитимность — продукт манипуляций или реально выраженного одобрения народа — необходима для формирования устойчивого аппарата власти, способного рассчитывать на подчинение граждан. Между тем на прочность власти могут влиять политические, социальные и экономические факторы, как, например, хроническая неспособность или нежелание власти действовать в соответствии с чаяниями граждан или наличие оснований полагать, что люди, занимающие высокие государственные посты, пытаются использовать свое положение в личных целях. Эти и другие подобные факторы могут привести к так называемому кризису легитимности, когда граждане подвергают сомнению право правителей на то, чтобы править.

См. также статьи «Авторитет», «Выборы», «Идеология», «Либеральная демократия», «Марксизм-ленинизм», «Политическая система».

убеждение в том (прежде всего моральное), что принятый политический порядок справедлив и законен. Легитимная власть — власть, опирающаяся на подобные убеждения большинства населения (см.: легальность).

ЛЕГИТИМНОСТЬ (лат. legitimus — законный), признание об-вом и осн. политическими силами правомерности существующей государственной власти, методов и механизмов ее деятельности, а также способов ее становления (наследования, избрания или захвата).

Согласно М. Веберу различают три модели Л., т.е. основания, способствующие наделению правителей авторитетом. (1) Традиционная Л. основана на обычаях, силе и верности традициям, сложившимся в данном об-ве. (2) Харизматическая Л. характеризуется преданностью населения политическому лидеру, правителю в силу его «богоизбранности» и необыкновенных способностей. (3) Легально-рациональная Л. обеспечивается признанием авторитета руководителя и вообще должностных лиц, если их действия соответствуют надлежащим правилам и осуществляются при соблюдении установленных формально-рациональных (бюрократических) процедур. Именно такие действия властей воспринимаются как беспристрастные и справедливые.

Л. власти обеспечивается на трех уровнях: (1) на идеологическом, основанном на степени соответствия действий власти определенной идеологии; (2) на структурном, к-рый характеризует устойчивость и надежность социально-политической системы, а также способов и механизмов формирования ее основных ин-тов; (3) на персоналистском, связанным с одобрением населением деятельности конкретного властвующего лица.

Л., понимаемая в широком смысле (Ю. Хабермас), означает, что все социальные системы (ин-ты и люди, их олицетворяющие) должны обладать определенным признанием со стороны большинства населения. Такое признание, что примечательно, напрямую связано с политической инертностью граждан («молчание — знак согласия»). Однако, то или иное, но неизбежное и систематическое вмешательство государственных структур в частную жизнь граждан подрывает это признание, разрушает былую инертность, порождая, т. обр., потенциальный кризис Л.

В совр. социологии и политологии принято различать Л. власти, понимаемую как ее одобрение со стороны большинства населения, и легальность власти, означающую ее формальную законность. Такое различение, очевидно, правомерно, поскольку совр. (и не только) политическая и социальная практика показывают, что не всякая формально законная власть имеет необходимое одобрение со стороны об-ва и наоборот, — не всякая одобряемая власть законна.

А.А. Поскряков. Статья из Международной энциклопедии.

(legitimacy) Заключается в том, что применяемый той или иной системой правления порядок создания и обеспечения соблюдения законов является приемлемым для ее граждан. Термин взят из веберовской социологии. Как подчеркивал Вебер (Weber), легитимность составляет основу весьма реальных различий в способе, каким осуществляется власть. Общеизвестно, что любая власть стремится обосновать свое существование. Имеются три очевидных основания для осуществления власти, зиждущихся на традиции, харизме и рациональной законной (легальной) власти, основанной на вере в законность существующих норм и в право тех, кто находится у власти, отдавать распоряжения. При этом предписывается повиновение не лицу, определяемому традицией, не харизматическому лидеру, а законно установленному обезличенному порядку. Повиноваться следует и лицам, занимающим государственные посты, поскольку их распоряжения являются законными, но такая власть ограничена рамками занимаемого поста и не может быть использована для удовлетворения какого-либо каприза или в корыстных интересах. В своем классическом исследовании «Политический человек» («Political Man») С.М. Липсет утверждал: «Легитимность подразумевает способность политической системы порождать и поддерживать веру в то, что существующие политические институты больше всего подходят для данного общества». Липсет считает, что западным нациям пришлось иметь дело с тремя сложными и чреватыми дестабилизацией вопросами: 1) место церкви или разных религий в государстве; 2) распространение на рабочий класс всех экономических и политических прав и 3) продолжающаяся борьба вокруг распределения национального дохода. Некоторые из серьезнейших испытаний, которым подверглись в 1980–90-е гг. национальные государства, были порождены группами людей, не признающими законность территориальных границ национального государства (например, многие жители Квебека в Канаде). В крайних проявлениях это привело к распаду бывших национальных государств (Чехословакия, Югославия, бывший Советский Союз). Насколько трудно осуществлять власть в условиях протеста со стороны меньшинства населения, не признающего законности существующих территориальных границ, можно видеть на примере Северной Ирландии. Будучи ключевой проблемой в разделенных обществах, вопрос о законности возникает и в отношении вновь появляющихся политических образований, таких как Европейский Союз. В связи с осознанием проблемы дефицита демократии считается, что Европейский Союз не имеет достаточных средств легитимации со стороны граждан Союза, однако передача более широких полномочий Европейскому парламенту явилась бы вызовом правам входящих в него государств. Способность отдавать распоряжения, считающиеся обязательными в силу их законности, является одним из столпов стабильного политического порядка.

от лат. Legitimus — согласный с законами, законный, правомерный). Смысл понятия «Л.» переводится на рус. язык как правомочность власти. История понятия «Л.» восходит к средним векам, когда складывается понимание Л. как согласия с обычаями, традициями и установленным поведением. Преимущественно Л. трактовалась как право верховных должностных лиц поступать согласно обычаям, но уже около середины XIV в. начинает употребляться в смысле правомочия выборной власти. Указанный термин ввел в политологию и детально его разработал М. Вебер. Нем. социолог и политолог указывал на то, что любая власть нуждается в собственном самооправдании, признании и поддержке. Именно признание власти, вера в ее справедливый характер, согласие со сложившимся разделением прав и обязанностей составляет, по Веберу, основу Л. Подчинение основной «массы» господствующим группам базируется на преимущественно эмоциональном характере принятия власти. Т. о., Л. отражает в основном субъективно — иррациональное отношение лиц и структур подвластных к самой власти. В XX столетии категория «Л.» активно использовалась в западной политической науке. Прежде всего она применяется для характеристики политической стабильности и анализа эффективности деятельности политических институтов. В амер. политологии понятие Л. усиленно разрабатывалось С. Липсетом («Политический человек») и Л. Биндером («Иран. Политическое развитие в меняющемся обществе»), во франц. политической науке М. Дюверже. В конце 60-х — начале 70-х гг. проблема Л. исследовалась в тесной связи с теорией господства представителями «Франкфуртской школы», прежде всего Ю. Хабермасом («Проблемы легитимации позднего капитализма»), а также К. Эдером, К. Оффе и М. Фуко. Л. не только теоретическая проблема современной политологии, но и острейшая практическая задача любых властных систем. Отсутствие широкой Л. институтов власти неизбежно ведет к отказу подвластных признать любые акты власти, независимо от их рациональности, к политической нестабильности, напряженности и усилению конфликтов. Наиболее проблематично обеспечение широкой Л. власти в период трансформации социальных систем, перехода от одного политического режима к другому, когда старые способы обоснования власти разрушены и отвергнуты большинством, в новые еще не созданы и не работают. В такой ситуации власть начинает «буксовать» — решения принимаются, но не выполняются. Как показывает опыт, законодательное расширение исполнительной ветви власти не способствует ее эффективности, преодолению кризиса властных институтов. Выход из состояния «безвластия» возможен на пути поиска и создания широкой Л. власти, необходимым условием которой являются в демократическом обществе свободные выборы на многопартийной основе.

Литература: Ожиганов Э. Н. Понятие «легитимации» в теории политической системы // Развитие политических систем в современном мире. М., 1981; Ожиганов Э. Н. Политическая теория Макса Вебера. Рига, 1986; Шпакова Р. П. Легитимность политической власти: Вебер и современность // Советское государство и право, 1990, № 3.

лат. legitimus согласный с законами, законный, правомерный) — определенный исторически сложившийся, социально значимый порядок происхождения и функционирования власти, который делает возможным достижение согласия во властных структурах и в их взаимодействии с обществом.

История понятия «Л.» восходит к средним векам, когда складывается понимание Л. как согласия с обычаями, традициями и установленным поведением. Л. преимущественно трактовалась как право верховных должностных лиц. поступать согласно обычаям, но уже с середины XIV в. начинает употребляться в смысле правомочия выборной власти.

В научный обиход термин «Л.» ввел М. Вебер, указавший, что любая власть нуждается в самооправдании, признании и поддержке. Этот термин часто переводится как «законность», что не совсем точно, т.к. Вебер имел в виду не юридические, а социологические (поведенческие) характеристики господства (власти) и придавал главное значение фактору монопольного применения насилия.

В отличие от социологического подхода М. Вебера, системный анализ власти, предложенный американской школой политологии, позволил создать более функциональную, приспособленную к практическим потребностям концепцию Л., которая дает возможность измерить Л. эмпирическим путем.

Д. Истон и его последователи утверждают, что условием Л. политической власти являются определенные социально-психологические отношения, в основе которых лежит минимальный ценностный консенсус, обеспечивающий принятие и подчинение власти, согласие с ее требованиями и поддержку ее действий. Л. в их представлении — это «степень, в которой члены политической системы воспринимают ее как достойную своей поддержки». Данный ценностно-нормативный подход позволил Д. Истону провести различие в типах поддержки как по объекту и содержанию, так и по времени ее действия, выделив диффузную и специфическую Л.

Диффузная Л., согласно Д. Истону, представляет собой общую (фундаментальную), долговременную, преимущественно аффективную (эмоциональную) поддержку идей и принципов политической власти, независимо от результатов ее деятельности.

Специфическая Л. ситуативная, кратковременна, ориентирована на результат и основана на сознательной поддержке власти и того, как она действует. В 80-е гг. в политической науке наряду с диффузной и специфической Л. были введены смешанные типы поддержки: диффузно-специфическая и специфически-диффузная, с помощью которых можно точнее измерить Л. власти, политического режима или его отдельного института.

В современной политологической литературе существуют и иные подходы к типологии Л. Французский политолог Ж. Л. Шабо, подчеркивая, что в структуре властных отношений есть два главных фактора — управляемые и управители, указывает, что политическая власть легитимизируется, прежде всего, относительно них. Т.о., она должна ее ответствовать волеизъявлению управляемых (демократическая Л.) и сообразовываться со способностями управителей (технократическая Л.).

Демократическая Л. — это перенос на все общество механизма Принятие решения индивидом: выражение свободной воли, но в том смысле, что данная свободная коллективная воля проистекает от индивидуального проявления свободного суждения. В политической практике для операционализации перехода от индивидуального к коллективному используется простой арифметический механизм — мажоритарный принцип (принцип большинства). Его применение в демократических режимах универсально — как для выбора представителей народа, так и для сования законов или принятия решений в рамках исполнительных коллегиальных структур. Однако в истории немало случаев, когда демократические механизмы в определенных исторических обстоятельствах способствовали подтверждению авторитаризма и тоталитаризма.

Технократическая Л. связана с умением властвовать, а последнее обусловлено двумя параметрами: способами доступа к власти и содержанием процесса ее осуществления. На начальных этапах истории человеческого общества, когда сила была преимущественным способом достижения власти, владение оружием, армиями и людьми ценилось выше всего. В современных условиях таким преимущественным способом называют знания. Однако и этот тип Л. может иметь свои «извращения», когда к власти приходит «компетентная, элита, культивирующая вкус к тайне и веру в свое превосходство».

Кроме того, согласно Ж. Л. Шабо, политическая власть может легитимизировать себя относительно субъективных представлений о желаемом социальном порядке (идеологическая Л.) или в соответствии с космическим порядком, включающим также и социальный порядок (онтологическая Л.).

Идеологическая Л. основывается на определенных представлениях о социальной действительности и способах и проектах ее изменения.

Онтологическая Л. — это соответствие политической власти универсальным принципам человеческого и социального бытия. Она измеряется уровнем соответствия «тому глубинному порядку бытия, который человек ощущает врожденно, но которому он может противостоять».

В политологической литературе выделяются также три уровня Л. власти:

1) идеологический: власть признается обоснованной в силу внутренней убежденности или веры в правильность тех идеологических ценностей, которые ею провозглашены; источник легитимности — идеологические ценности;

2) структурный: правомочность власти вытекает из убеждения в законности и ценности, установленных структур и норм, регулирующих политические отношения; источник легитимности — специфические политические структуры; 3) персональный: в основе — одобрение данного властвующего лица; источник легитимации — личный авторитет правителя.

Для поддержания Л. власти используются многие средства: изменения законодательства и механизма государственного управления в соответствии с новыми требованиями; стремление использовать традиции населения в законотворчестве и при проведении практической политики; реализация легальных мер предосторожности против возможного снижения Л. власти; поддержание в обществе законности и правопорядка и др.

Показателями Л. власти выступают: уровень принуждения, применяемый для проведения политики в жизнь; наличие попыток свержения правительства или лидера; сила проявления гражданского неповиновения; результаты выборов, референдумов; массовость демонстраций в поддержку власти (оппозиции) и др.

Л. политического явления не означает его юридически оформленной законности. Л. не обладает юридическими функциями и не является правовым процессом.