Международное преступление состав

Признаки преступного деяния

Юридические признаки нормы международного уголовного права

Опасность для мирового правопорядка

Интерес (группа интересов), определенные в нормах международного права, которым деянием причиняется вред

Указание на преступность деяния либо описание деяния как преступного в юридической норме; нередко — описание последствий такового деяния

Указание на то или иное психическое отношение лица к содеянному, мотивы и цели его поведения

Признаки, характеризующие лицо, которое несет ответственность в соответствии с международным уголовным правом

Признаки, юридически характеризующие то или иное качество преступного деяния, можно объединить в юридические элементы нормы международного уголовного права. Представляется возможным применить в доктрине международного уголовного права выработанное учение о составе преступления. Это подтверждается и самим международным правом — так, в частности в ч. 1 ст. 20 Римского Статута Международного уголовного суда содержится прямое упоминание о «составе преступления» как о юридической характеристике самого преступления.

В силу разнообразия источниковой базы международного уголовного права, составы тех или иных преступлений могут содержаться в самых различных международных актах. При этом составы могут содержаться одновременно в нескольких действующих документах (например, состав преступления геноцида содержится как в соответствующей конвенции, так и в Римском Статуте).

С учетом изложенного, состав преступления по международному уголовному праву можно определить как совокупность установленных источниками международного уголовного права объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние как преступление по международному уголовному праву.

g1.htmg1.htmg3.htm

[35] Сборник стандартов Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия: Официальное издание ООН. – Нью-Йорк, 1992. – С. 289-304.

[36] S.W. против Соединенного Королевства. Судебное решение от 22 ноября 1995 года // Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. — М., 2000. — С. 161-162.

[37] См., например: Дурманов Н.Д. Понятие преступления. — М., 1948; Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. — М., 1969; Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. — М., 1961; Прохоров В.С. Преступление и ответственность. — Л., 1984; и др.

[38] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. — М., 1996. — С. 115.

[39] Ст. 1 Всеобщей Декларации прав человека от 10 декабря 1948 года.

[40] ст. 11 Проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества: «то обстоятельство, что какое-либо лицо, обвиняемое в совершении преступления против мира и безопасности человечества, действовало во исполнение приказа своего правительства или начальника, не освобождает это лицо от уголовной ответственности, если в условиях того времени оно могло не выполнять этого приказа».

[41] Так, в примерном Уголовном кодексе США преступление определено как «поведение, неоправданно и неизвинительно причиняющее существенный вред интересам личности и общества или угрожающее причинением такого вреда». См.: Примерный Уголовный кодекс (США). — М., 1969. — С, 32.

[42] Как уже говорилось, в отечественной доктрине уголовного права в качестве характеризующего признака преступления называется его способность причинить вред охраняемым законом интересам и отношениям, то есть угроза причинения вреда последним. Однако, среди действующих документов международного уголовного права мы не нашли ни одного преступления, которое только бы создавало угрозу причинения вреда мировому правопорядку.

[43] Об исключениях, связанных с решениями Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов мы говорили ранее.

[44] См., например: Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. — М., 1988. — С. 44-48.

[45] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 16. — М., 1957. — С. 281.

[46] Ч. 2 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года: «Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону». Аналогичные предписания имеются и в Европейском Стандарте в области прав человека («ч. 2 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года), а также обычно присутствуют в конституционном и процессуальном законодательстве государств (например, ст. 49 Конституции России).

[47] Ст. 4 Проекта кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.

[48] См., например: Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть. — Краснодар, 1999. — С. 82; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. — М., 1996; и др.

Состав международного преступления

Преступление в международном праве, как уже было отмечено ранее, обладает признаками общественной опасности, противоправности, виновности и наказуемости, с присущими этой отрасли права определенными особенностями. В процессе применения норм международного уголовного права происходит оценка соответствия совершенного деяния как юридического факта тем признакам, которые использованы для описания этого деяния в норме международного права. Таким образом, речь идет о квалификации преступления. Именно правовая норма содержит научную абстракцию, которую в теории уголовного права называют corpus delicti, или «состав преступления». В отечественной уголовно-правовой доктрине под составом преступления традиционно понимают совокупность (систему) объективных и субъективных признаков (элементов), которые характеризуют конкретное общественно опасное деяние (действие или бездействие) как преступление. При этом любой состав преступления образуют четыре элемента (группы признаков): объект – то, на что направлено деяние; объективная сторона – то, в чем проявляется деяние; субъект – лицо, совершившее деяние; субъективная сторона – психическое отношение лица к совершаемому деянию.

Составы преступлений в международном уголовном праве могут находиться в различных правовых источниках, причем одновременно в нескольких действующих актах (например, состав преступления геноцида определен как в соответствующей конвенции, так и в Римском статуте МУС). Структура состава преступления в международном уголовном праве, как и любого состава, также характеризуется наличием объективных и субъективных элементов (признаков), которые обладают определенной спецификой. В качестве этих элементов, если использовать термины, которыми оперирует отечественная уголовно-правовая доктрина, выступают: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона преступления. Поэтому имеющиеся дефиниции состава преступления в международном уголовном праве отражают традиционные подходы к определению понятия «состав преступления» в российском уголовном праве.

А. Г. Кибальник определяет состав преступления по международному уголовному праву как «совокупность установленных источниками международного уголовного права объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние как преступление по международному уголовному праву» [1] . Р. А. Адельханян определяет состав военных преступлений как «совокупность установленных источниками международного уголовного права объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние как военное преступление по международному уголовному праву» [2] .

Для характеристики объекта преступлений по международному уголовному праву мы обратимся к апробированной в российском уголовном праве четырехступенчатой классификации объектов.

В качестве общего объекта преступлений по международному уголовному праву, по нашему мнению, может рассматриваться совокупность всех жизненно важных интересов мирового сообщества, подпадающих под охрану международного права. Родовым объектом международных преступлений выступает мир и безопасность человечества. Определить родовой объект преступлений международного характера крайне затруднительно, поскольку характер этих преступлений чрезвычайно разнообразен, что и препятствует их объединению под эгидой одного «общего знаменателя». С учетом вышеприведенных классификаций конвенционных преступлений, представляется возможным выделить такие их видовые объекты, как, например, свободу человека, экономическую безопасность, здоровье населения и общественную нравственность, и др. Непосредственные же объекты, т.е. то, на что направлено конкретное преступление, столь многочисленны, что перечислить их невозможно.

Повышенная общественная опасность преступлений по международному праву определяется, в частности тем, что они, как правило, посягают на несколько непосредственных объектов [3] . Так, например, объектами геноцида являются безопасные условия жизни национальных, этнических, расовых или религиозных групп (основной объект), а также жизнь, здоровье, права и свобода человека (дополнительный объект).

Среди криминообразующих признаков определенных составов преступлений можно выделить предмет. В качестве такового выступают, например, оружие массового поражения, наркотические средства, порнографические предметы.

В некоторых составах международных преступлений одним из признаков может быть потерпевший. Жертвой преступления геноцида индивид становится не в силу своих личных характеристик, а по причине его принадлежности к определенной группе лиц. Поэтому существенным фактором является определение и выделение признаков той или иной группы населения; к таким признакам относится принадлежность лица к той или иной национальной, этнической, расовой или религиозной группе. В составах военных преступлений одним из потерпевших может быть заложник.

Объективная сторона преступлений в международном праве есть внешнее проявление преступного поведения, которое характеризуется наличием нескольких признаков [4] . Преступление – прежде всего поступок, деяние человека, отличающееся от других проявлений человеческого поведения наличием общественной опасности. В подавляющем большинстве случаев преступление в международном уголовном праве – это активное поведение, т.е. действие. Особенностью многих международных преступлений, на что обращается внимание в литературе, является их масштабный характер, зачастую представляющий «сложную и разветвленную деятельность многих лиц и организаций, осуществляемую подчас на протяжении нескольких лет и даже десятилетий» [5] . Такими признаками, без сомнения, обладают «преступления против человечности», к которым в ст. 7 Римского статута МУС отнесены различные преступления (убийства, порабощение, пытки, изнасилование и др.), которые «совершаются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на любых гражданских лиц. » [6] .

Вместе с тем уголовная ответственность за бездействие также не исключается. Например, Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву от 10 декабря 1982 г. [7] фактически обязывает капитана любого судна, в той мере, в какой капитан может это сделать, не подвергая серьезной опасности судно, экипаж или пассажиров:

«а) оказывать помощь любому обнаруженному в море лицу, которому угрожает гибель;

b) следовать со всей возможной скоростью на помощь терпящим бедствие, если ему сообщено, что они нуждаются в помощи, поскольку на такое действие с его стороны можно разумно рассчитывать;

c) после столкновения оказать помощь другому судну, его экипажу и его пассажирам и, когда это возможно, сообщить этому другому судну наименование своего судна, порт его регистрации и ближайший порт, в который оно зайдет» (ст. 98).

Несоблюдение требований Конвенции представляет собой преступное бездействие.

Другим признаком объективной стороны являются вредные последствия. Если для наличия оконченного состава преступления требуется наступление определенных последствий, то такой состав относится к материальным. Например, Европейская конвенция о наказании за дорожно- транспортные преступления от 30 ноября 1964 г. называет среди таковых непредумышленное убийство или телесное повреждение в результате несчастного случая на дорогах. Разумеется, в таких случаях необходимым признаком преступлений будет и причинная связь между деянием и наступившими последствиями.

В большинстве же случаев состав международного преступления сконструирован как формальный, т.е. преступление будет считаться оконченным независимо от наступления (или ненаступления) определенных последствий. Например, согласно положениям Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 (XXIX) от 14 декабря 1974 г. агрессия является преступлением против международного мира и влечет международную ответственность. Статья 3 указанного документа содержит подробный (но не исчерпывающий) перечень действий, которые должны быть квалифицированы в качестве акта агрессии.

К ним относятся:

«а) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

b) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;

c) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;

d) нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства;

e) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;

1) действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

g) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп и регулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них» [8] .

Очевидно, что все эти проявления агрессии сконструированы как составы формальные.

Иногда так называемым факультативным признакам (время, место, обстановка, способ, орудия и средства совершения преступления) объективной стороны может придаваться характер криминообразующих. Например, в Конвенции ООП по морскому праву от 10 декабря 1982 г. и в Конвенции об открытом море от 29 апреля 1958 г. подчеркивается, что пиратство совершается в открытом море или в месте, находящемся вне юрисдикции какого-либо государства.

Принцип индивидуальной уголовной ответственности является краеугольным камнем международного уголовного права. В ходе первого международного судебного процесса по рассмотрению дел о совершении международных преступлений (Нюрнберг, 1945–1946 гг.) была обозначена важная юридическая проблема: какого рода ответственность за нарушение норм международного права несут государство и индивид. Парируя доводы защиты, настаивавшей на том, что за нарушение норм международного права нс могут быть наказаны отдельные физические лица, Нюрнбергский трибунал указал, что «преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права» [9] . Это наследие Нюрнберга было в целом воспринято и современным международным правом. Так, Римский статут МУС устанавливает, что Суд обладает юрисдикцией только в отношении физических лиц (ст. 25), уточняя, что его юрисдикция не распространяется на лиц, не достигших 18-летнего возраста на момент предполагаемого совершения преступления (ст. 26).

В международном уголовном праве действует презумпция вменяемости субъекта преступления, основанная на том, что любое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, считается вменяемым, пока не доказано иное [10] . Согласно ст. 31 Римского статута МУС ответственность лица, совершившего деяние в состоянии невменяемости, исключается. Поскольку в нормах международного права не содержится никаких указаний на возможный минимальный возраст уголовной ответственности, то, по крайней мере, в отношении международных преступлений можно сделать следующий вывод: их субъектом является физическое вменяемое лицо, достигшее 18 лет.

Относительно конвенционных преступлений следует сказать, что их субъектом, или, по крайней мере, субъектом некоторых из них, может быть и юридическое лицо. Это вполне определенно указано, например, в ст. 18 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г.

Наряду с общим международному праву известен и специальный субъект. В качестве таковых выступают, например, в военных преступлениях – военный командир, начальник, лицо, эффективно действующее в качестве военного командира; при неоказании помощи на море – капитан судна.

Субъективная сторона преступлений в международном праве характеризуется внутренним, психическим отношением виновного к совершенному общественно опасному деянию и наступившим последствиям, которое может быть как умышленным, так и неосторожным. Впрочем, в нормах международного права (в отличие от российского уголовного права) нет прямого указания на то, что преступления могут быть совершены с указанными формами вины. Природа большинства международных преступлений такова, что они могут быть совершены только умышленно. На это прямо указывается, например, в ст. 30 Римского статута МУС: «Если не предусмотрено иное, лицо подлежит уголовной ответственности и наказанию за преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, только в том случае, если по признакам, характеризующим объективную сторону, оно совершено намеренно и сознательно». О намеренности и сознательности говорится соответственно в ст. 2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г. и ст. 2 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами от 2 декабря 1949 г. Преднамеренный характер преступлений подчеркивается в ст. 1 Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, от 23 сентября 1971 г. и ст. 3 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 20 декабря 1988 г.

Неосторожная форма возможна в составах некоторых преступлений международного характера. О ней упоминается, например, в ст. 2 Международной конвенции по охранению подводных телеграфных кабелей от 14 марта 1884 г., Приложении к Европейской конвенции о наказании за нарушения правил дорожного движения от 30 ноября 1964 г.

Мотивы и цели совершения преступлений в ряде случаев имеют значение для квалификации совершенных деяний. Тогда они становятся обязательными признаками субъективной стороны преступления. Например, «цель продажи», «цель производства», «цель незаконного культивирования, производства или изготовления» являются конструктивными признаками преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, исходя из содержания ст. 3 Конвенции ООП о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

При оценке субъективной стороны преступления международное уголовное право закрепляет положения, требующие учитывать возможную ошибку лица в факте или ошибку в праве. Согласно ст. 32 Римского статута МУС ошибка в факте является основанием для освобождения от уголовной ответственности, если она исключает необходимую субъективную сторону данного преступления. Ошибка в праве, когда заблуждение связано с относимостью деяния к преступлению, подпадающему под юрисдикцию Суда, не является основанием для освобождения от уголовной ответственности. Но ошибка в праве может служить основанием для освобождения лица от уголовной ответственности, если она исключает необходимую

субъективную сторону этого преступления, либо в порядке, предусмотренном в ст. 33 Статута (приказы начальника и предписания закона).

  • [1]Наумов А. В., Кибальник А. Г., Орлов В. Н., Волосюк П. В. Международное уголовное право. С. 111.
  • [2]Адельханян Р. А. Военные преступления в современном нраве. М., 2003. С. 101 – 103.
  • [3] Это утверждение в большей степени относится к международным преступлениям.
  • [4] Подробно об объективной стороне преступления см., например: Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. М.: Госюриздат, 1960; Тимейко Г. В. Общее учение об объективной стороне преступления. Ростов н/Д, 1977.
  • [5] Международное уголовное право: учеб, пособие / Блищенко И. П. [и др.]; под общ. ред. В. Н. Кудрявцева. М.: Наука, 1999. С. 69.
  • [6] СПС » КонсультантПлюс».
  • [7] Подписана от имени СССР в г. Монтего-Бее 10 декабря 1982 г. Ратифицирована (с заявлением) Федеральным законом от 26 февраля 1997 г. № 30-ФЗ. Вступила в силу для Российской Федерации 11 апреля 1997 г. – Прим. ред.
  • [8] Международное публичное право: сб. документов: в 2 т. Т. 2. М.: БЕК, 1996. С. 3–5.
  • [9] Нюрнбергский процесс: сб. материалов: в 2 т. Т. 2. / под ред. К. П. Горшенина, Р. А. Руденко, И. Т. Никитченко. М., 1954.С. 992.
  • [10] Это следует, в частности, из содержания ст. 16 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Состав преступления и его уголовно-правовое значение (стр. 1 из 6)

Вопросы о понятии состава преступления, о соотношении ответственности и наказания в науке уголовного права являются дискуссионными. Одни авторы трактуют уголовную ответственность как обязанность лица, совершившего преступление, отвечать за него в соответствии с уголовным законом. Другие считают ее фактической реализацией такой обязанности лица, т.е. мерой наказания.

Актуальность исследования определяется следующими основаниями:

Во-первых, предложение вести речь о позитивной уголовной ответственности, которая лежит в основе правомерного поведении и выражается в осознании лицом своей обязанности не совершать запрещенного уголовным законом деяния;

Во-вторых, понимать следующее: освобождение от уголовной ответственности возможно только до вынесения обвинительного приговора и это означает автоматическое освобождение от уголовного наказания;

В-третьих освобождение от уголовного наказания возможно только после судебного разбирательства и обвинительного приговора суда, который реально назначает определенный вид наказания.

Проблема заключается в выявлении роли и значения в его юридической квалификации и соразмерности наказания.

Целью курсовой работы является раскрытие состава уголовного преступления его применения и значения в практической деятельности.

Объектом курсовой работы выступает юридическая квалификация состава уголовного преступления, как сложного правового явления.

Предметом является раскрытие сущности, содержания, понятия состава уголовного преступления его значимости и важности в современных условиях.

Гипотеза заключается в том, что чем точнее установление состава преступления, тем соразмернее наказание за его совершение.

При раскрытии предмета, цели, объекта выявляются основные задачи:

раскрыть понятие и содержание состава преступления;

-рассмотреть юридический состав уголовного преступления;

-выяснить виды составов уголовного преступления и их необходимость для юридической квалификации.

Методологической основой исследования являются труды российских и зарубежных учёных: Корецкий Д. , Джелани Т. , Акимочкин В. , Лавров В..

Методы исследования в курсовой работе использованы следующие методы: формально — юридический, структурный, аксиологический, содержательный и другие методы анализа.

Элементы новизны и теоретической значимости заключаются в выявлении особенностей состава уголовного преступления, а также в осмыслении применения видов состава уголовного преступления и их необходимость для юридической квалификации.

Практическая значимость состоит ввозможности применения выводов и рекомендаций в деятельности правоохранительных органов и подготовки юристов – профессионалов.

Структура курсовой работы : Введение, Глава 1. Состав преступления как уголовно – правовая категория,1.1 Понятие и содержание состава преступления, 1.2 Юридический состав уголовного преступления, Выводы по 1 главе, Глава 2. Квалификация и виды составов преступления, 2.1Виды составов преступления, 2.2 Значение правильного установления состава преступления для практической деятельности органов внутренних дел, Выводы по 2 главе, Заключение, Список используемой литературы.

В связи со всем изложенным, теперь мы можем перейти к более детальному рассмотрению вопросов данной курсовой работы.

Состав преступления — это совокупность предусмотренных уголовным законом объективных и субъективных элементов (признаков), характеризующих общественно опасное деяние в качестве преступления. Все элементы состава преступления условно, с точки зрения их познания, можно разделить на две группы: группу объективных и группу субъективных элементов. Объективные элементы состоят из объекта и объективной стороны, субъективные — соответственно из субъекта и субъективной стороны. Элементы состава преступления взаимосвязаны и находятся в органическом единстве друг с другом. Только совокупность указанных элементов образует юридическое основание уголовной ответственности. Отсутствие в совершенном деянии хотя бы одного из элементов [1] свидетельствует об отсутствии состава преступления, а значит и об отсутствии снования уголовной ответственности. Объект состава преступления — это охраняемые уголовным законом общественные отношения, на которые посягает общественно опасное и уголовно-наказуемое деяние. Объект, как правило, не указывается в диспозиции уголовно-правовой нормы, но может быть установлен по названию соответствующей статьи УК, по расположению конкретной нормы в системе других норм уголовного права, либо путем логического анализа положения. Объективная сторона состава преступления – это совокупность юридически значимых признаков, характеризующих «внешнюю» сторону преступного деяния. К ней относятся обязательные признаки: — общественно опасное деяние (действие или бездействие), общественно опасные последствия, причинная связь между деянием и его последствиями, а также, факультативные (дополнительные):

— обстановка, время, место, способ, орудия и средства совершения преступления,

Субъективная сторона состава преступления – это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Она образует психологическое содержание преступления, поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной. К признакам, ее характеризующим, относятся вина, мотив, цель и эмоции преступления. Вина в форме умысла и неосторожности является обязательным признаком любого преступления. Мотивы, цель и эмоции — факультативные признаки. Субъект состава преступления — лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние и способное нести за него уголовную ответственность. Субъект — это один из элементов состава преступления, при отсутствии которого уголовная ответственность невозможна. В соответствии со ст.19 УК уголовной[2] ответственности подле только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного законом, с которого наступает ответственность за данное преступление.

Перечисленные признаки (физическое лицо, вменяемость, возраст уголовной ответственности) являются обязательными признаками субъекта любого преступления. Примёнительно к ряду конкретных преступлений уголовный закон предусматривает и другие признаки субъекта (пол, гражданство, должность, профессию и т.д.). Эти признаки именуются факультативными, а лицо, обладающее такими признаками, — специальным субъектом.

Юридические признаки, образующие состав преступления того или иного вида преступления, предусматриваются как в диспозициях норм Особенной части (признаки, определяющие специфику, индивидуальность данного вида преступления), так и в ряде норм Общей части УК (признаки, повторяющиеся при совершении всех преступлений). Признаки, образующие состав того или иного преступления, это не случайное их сочетание, а органическое единство. Поэтому отсутствие хотя бы одного из необходимых признаков означает отсутствие и состава преступления в целом. Наличие состава преступления в совершенном общественно опасном деянии является в соответствии со ст.8 УК основанием уголовной ответственности. В этом и состоит основное значение состава преступления и его главная функция. В реальной жизни преступление всегда конкретно. Уголовная ответственность может наступить лишь за конкретное преступление. Поэтому только на основе состава преступления осуществляется процесс квалификации преступления 2 . Состав преступления, кроме того, является необходимым критерием для разграничения различных категорий и видов преступлений, а также для отграничения преступных деянии от непреступных. При помощи состава преступления определяется также объем и пределы наказуемости преступления (вид и размер наказания, условия его отбывания, основания применения условно-досрочного освобождения и т.д.). Сравнительная ценность объекта уголовно правовой охраны позволила законодателю скомпоновать в Особенной части УК РФ иерархию разделов и глав, где первенствующее значение придано защите личности и ее интересов (жизнь, здоровье, честь, достоинство. ). Именно объект преступления как общественное отношение определенной ценности лежит в основании компоновки разделов и глав Особенной части УК. Судя по тому, какое место занимает тот или иной объект в иерархии уголовно правовой охраны, т.е. какой ценности отдается приоритет, можно судить, в частности, об уважении государством общепризнанных международных норм, а также об общем развитии культуры конкретного государственного образования. Традиционно в учебной уголовно правовой литературе объект преступления подразделялся на три разновидности: общий, родовой и непосредственный объект. Однако развитие уголовно правовой мысли и новая оригинальная систематизация УК РФ, где наряду с главами выделены разделы, заставили пересмотреть традиционное членение объекта преступления. Если сопоставить формулировку объекта преступления и понятие общего объекта, то окажется, что они полностью совпадают. В логике совпадение подобного рода свидетельствует о том, что одно из сравниваемых понятий имеет нулевой объем содержания, т.е., по существу, ничего не значит, этому понятию нет аналогов реальной действительности. К таким понятиям относится и понятие общего объекта преступления. Поскольку российский законодатель пошел по пути выделения разделов наряду с главами, постольку в литературе появилось совершенно обоснованное мнение о выделении видового объекта преступного посягательства, благодаря чему система объекта преступления оказалась такой: родовой объект, видовой, непосредственный.

Каждый вопрос экзамена может иметь несколько ответов от разных авторов. Ответ может содержать текст, формулы, картинки. Удалить или редактировать вопрос может автор экзамена или автор ответа на экзамен.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ -особо опасные для человеческой цивилизации нарушения принципов и норм международного права. Из них наибольшую опасность представляют уголовно наказуемые деяния должностных лиц, реализующих на практике преступную политику государств. Наряду с последними, несущими за эти преступления международную политическую и материальную ответственность, их субъектами становятся руководители государств, высшие должностные лица и другие исполнители преступной политики. Впервые перечень М. п. был сформулирован в Уставе Международного военного трибунала (МВТ) 1945 г. и аналогичном Уставе по Дальнему Востоку 1946 г. В ст. 6 Устава МВТ они были подразделены на три группы: преступления против мира, военные преступления, преступления против человечности. Конвенцией о неприменимости сроков давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г. впервые были выделены в отдельную (четвертую) группу М.п. преступления против человечества. В соответствии с предписаниями международного права ответственность за М.п. закрепляется в национальном уголовном законодательстве государств.

Международные преступления — это деяния такого масштаба и такой тяжести наступивших или возможных последствий, что они представляют реальную угрозу для человечества в целом.

Международными преступлениями считаются акты агрессии, насильственное установление или сохранение колониального господства, геноцид, апартеид.

они совершаются как государством, так и физическими лицами одновременно и нарушают международные обязательства, столь основополагающие для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества, что их нарушение рассматривается международным сообществом в целом как преступление.

Одним из наиболее опасных международных преступлений явля­ется агрессия. В международном праве отсутствует конвенционное определение агрессии. Конвенция об определении агрессии 1933 г. в силу не вступила.

В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Определение агрес­сии» от 14 декабря 1974 г. под агрессией понимается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территори­альной неприкосновенности или политической независимости друго­го государства или каким-либо иным способом, несовместимым с Уставом ООН.

Применение вооруженной силы государством первым в наруше­ние Устава ООН является prima facie свидетельством акта агрессии.

В качестве акта агрессии квалифицируются:

вторжение или нападение вооруженных сил государства на тер­риторию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия против другого государства;

блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;

нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы или морские и воздушные флоты дру­гого государства;

применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;

действие государства, позволяющего, чтобы его территория, ко­торую оно предоставило в распоряжение другого государства, ис­пользовалась этим другим государством для совершения акта агрес­сии против третьего государства;

засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп и регулярных сил наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечислен­ным выше актам, или его значительное участие в них.

Другим видом международных преступлений является геноцид.

Согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. геноцид, независимо от того, совершается он в мирное или в военное время, является преступлением, наруша­ющим международное право. Под геноцидом (ст. II Конвенции) по­нимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничто­жить полностью или частично какую-либо национальную, этничес­кую, расовую или религиозную группу как таковую:

убийство членов этой группы;

причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

предумышленное создание для какой-либо группы таких жизнен­ных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физичес­кое уничтожение ее;

меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

По Конвенции наказуемы как сам геноцид, так и заговор с целью совершения геноцида, прямое и публичное подстрекательство к со­вершению геноцида, покушение на совершение и соучастие в гено­циде.

Лица, обвиняемые в совершении геноцида, должны быть судимы судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или международным уголовным судом.

Государства сотрудничают в пресечении геноцида и обязуются выдавать лиц, обвиняемых в совершении геноцида. В отношении выдачи геноцид не рассматривается как политическое преступление.

К международным преступлениям относится и рабство.

Согласно Конвенции относительно рабства 1926 г. (с изменения­ми 1953 г.) рабство — это состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некото­рые из них.

Торговля невольниками включает в себя всякий акт захвата, при­обретения или уступки человека с целью продажи его в рабство;

всякий акт приобретения невольника с целью продажи его или обме­на; всякий акт уступки путем продажи или обмена невольника, при­обретенного с целью продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольников (ст. 1).

Государства — участники Конвенции обязались: пресекать тор­говлю невольниками; продолжать добиваться отмены рабства во всех его формах; принимать все меры для наказания этих правонаруше­ний.

В соответствии с Дополнительной конвенцией об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г. должны быть отменены: долговая кабала, крепостное состоя­ние, обычаи, сходные с рабством, в отношении женщин и детей. Преступлениями объявлены: работорговля; обращение другого лица в рабство или склонение к отдаче себя в рабство; покушение и соучас­тие в таких действиях; а также калечение, клеймение лиц, находящих­ся в подневольном состоянии.

Международным преступлением признано также наемничество.

Согласно ст. 47 Дополнительного протокола I к Женевским кон­венциям от 12 августа 1949 года, касающейся защиты жертв между­народных вооруженных конфликтов 1977 г., наемник — это лицо, которое:

специально завербовано на месте военных действий или за грани­цей для того, чтобы участвовать в вооруженном конфликте;

фактически принимает участие в военных действиях, руководст­вуясь главным образом желанием получить личную выгоду. При этом материальное вознаграждение должно существенно превышать воз­награждение, выплачиваемое комбатантам того же ранга и функций, входящим в состав вооруженных сил данной стороны. Форма возна­граждения может быть различной (регулярные или разовые выплаты, скажем, за каждого убитого и т.п.);

не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящей­ся в конфликте;

не послано государством, не являющимся воюющей стороной, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входя­щего в состав вооруженных сил. Этим наемники отличаются от воен­ных советников, направленных на службу в иностранную армию по специальному соглашению между государствами и не принимающих непосредственного участия в военных действиях.

Наемники являются военными преступниками и не могут ссы­латься на положения Женевских конвенций 1949 г. На них не распро­страняется режим военного плена. Наемники привлекаются к ответ­ственности как в рамках национальной юрисдикции, так и специаль­но созданными международными трибуналами.

Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирова­ния и обучения наемников 1989 г. (Россией пока не ратифицирована) к наемникам относит не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтам, но и лиц, завербованных для участия в заранее запланированных актах насилия, направленных на свержение правительства какого-либо государства, подрыв его конституционно­го порядка или нарушение его территориальной целостности и непри­косновенности. Преступными признаются также действия лиц, осу­ществляющих вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, а также покушение и соучастие в такого рода действиях.

Государства — участники Конвенции принимают необходимые меры для установления своей юрисдикции в отношении указанных преступлений, которые совершены:

на его территории или на борту морского или воздушного судна, зарегистрированного в этом государстве;

любым из граждан или, если данное государство считает это приемлемым, теми лицами без гражданства, которые обычно прожи­вают на его территории;

в случаях, когда предполагаемый преступник находится на его территории и оно не выдает его какому-либо из государств.

Государство-участник, на территории которого находится пред­полагаемый преступник, в соответствии со своими законами заклю­чает его под стражу и немедленно проводит предварительное рассле­дование фактов.

Государства оказывают друг другу правовую помощь, включая предоставление всех имеющихся в их распоряжении доказательств, необходимых для судебного разбирательства.

§ 3. Преступление и состав преступления

Соотношение понятий «преступление» и «состав преступления» можно рассматривать в нескольких аспектах: во-первых, соотношение общего понятия преступления и общего понятия состава преступления; во-вторых, соотношение конкретного преступления и определенного состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Общее понятие преступления содержит признаки, свой-

92 Глава 5. Состав преступления

ственные всем преступлениям. Так, любое преступление должно быть общественно опасным деянием. Преступлением признается только общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания (противоправность). Таким образом, преступление должно быть деянием и общественно опасным, и противоправным. Если деяние объективно является общественно опасным, но прямо не предусмотрено уголовным законом (отсутствует признак противоправности), оно не признается преступлением и не влечет уголовной ответственности. В этом случае необходимо издавать уголовный закон, предусматривающий ответственность за такие деяния, т. е. осуществить криминализацию. Если деяние подпадает под признаки, предусмотренные в уголовном законе, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности, оно не признается преступлением.

Преступлением является виновно совершенное деяние. Всякое преступление должно совершаться при наличии определенного психического отношения к своим действиям (бездействию) и к их последствиям. Уголовная ответственность наступает только за совершение общественно опасных деяний и причинение вредных последствий, когда лицо действовало сознательно (умышленно) или проявило неосторожность. Вина в форме умысла и неосторожности является необходимым признаком преступления1.

Если лицом причинен вред случайно, т. е. не умышленно и не по неосторожности, его деяние не может считаться преступлением. И наконец, за всякое преступление в уголовном законе предусмотрено наказание. Преступление и наказание – понятия соотносительные. Не может быть преступления, за которое не предусмотрено наказание. Уголовное наказание может применяться только за преступление.

Применение уголовно-правовых санкций к лицам, не совершившим преступления, является необоснованной репрессией, государственным террором, характерным для тоталитарных государств.

Итак, можно отметить четыре основных признака преступления: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Эти признаки указаны в ст. 14 УК.

Если общее понятие преступления зафиксировано в уголовном законе и дает возможность отграничивать преступное от непреступного, то общее понятие состава преступления разработано уголовно-правовой доктриной.

Общее понятие состава преступления указывает на признаки, необходимые для каждого конкретного состава преступления и дающие возможность отграничивать одни составы преступлений от других.

1 Подробно о понятии вины и ее формах см. в главе «Субъективная сторона преступления».

§ 3. Преступление и состав преступления 93

В каждом преступлении наличествуют четыре стороны или элемента: объект преступления, объективная сторона преступления, субъект преступления и субъективная сторона преступления.

Объект преступления – это те общественные отношения, которые нарушаются совершением преступления, те ценности, на которые посягает преступное деяние.

Объективная сторона – это действие (бездействие) лица, последствия преступного деяния, другие объективные обстоятельства, например место, время, способ совершения преступления.

Субъект преступления – это лицо, совершившее преступление, обладающее определенными признаками.

Субъективная сторона преступления – это вина субъекта в форме умысла или неосторожности, а также мотив и цель преступления.

Общее понятие состава преступления указывает, какие признаки, характеризующие эти четыре стороны преступления, должны отражаться в конкретных составах преступления. Так, состав преступления должен содержать указание на объект преступления, например, в ст. 275 УК говорится, что государственная измена – это деяние, совершаемое «в ущерб внешней безопасности Российской Федерации». В этом составе содержится подробное описание объекта преступления. В некоторых случаях объект, общий для группы преступлений, определяется заголовком главы Уголовного кодекса, например, «Преступления против собственности» (гл. 21 Особенной части УК). Все преступления, предусмотренные в данной главе, нарушают установленные в нашем государстве отношения собственности.

Объективная сторона преступления всегда описывается в уголовном законе. Обязательно должно характеризоваться действие или бездействие, в ряде случаев определяются последствия, например смерть потерпевшего при убийстве, в отдельных случаях указаны определенное место (общественное место – ст. 214 УК), способ (общеопасный – п. «е» ч. 2 ст. 105), орудия совершения преступления (разбой с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, – ч. 2 ст. 162 УК).

Субъективная сторона преступления, как правило, точно обозначена в статьях Особенной части УК, например: умышленное убийство (ст. 105 УК), причинение смерти по неосторожности (ст. 103 УК). Иногда характер вины настолько очевиден, что в статье Особенной части УК отсутствует прямое указание на форму вины, например в ст. 158 УК говорится: «Кража, т. е. тайное хищение чужого имущества». Понятно, что хищение может совершаться только умышленно. В ряде случаев закон содержит указание на мотив и цель преступления, например: убийство из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК) или подделка удостоверения или иного официального документа в целях его использования (ч. 1 ст. 327 УК).

94 Глава 5. Состав преступления

Общие признаки, характеризующие субъекта преступления, указаны в Общей части УК: это прежде всего признание, что уголовной ответственности подлежат только физические лица1; также возраст, по достижении которого возможна уголовная ответственность и вменяемость лица, совершившего общественно опасное деяние.

Специальные признаки субъекта преступления указываются в статьях Особенной части УК. Например, за государственную измену могут нести ответственность только граждане России, за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах самоуправления (гл. 30) – только должностные лица, за преступления против военной службы – только военнослужащие и приравненные к ним лица.

Поэтому конкретный состав преступления содержит набор существенных признаков, характеризующих данное преступление, указанных в статьях как Общей, так и Особенной части УК.

Общее понятие состава преступления включает указание на признаки, которые должны быть описаны в каждом конкретном составе преступления.

В отличие от понятия преступления признак наказуемости не включается в содержание состава преступления.

В практической деятельности по борьбе с преступностью чаще приходится исследовать соотношение конкретного преступления и конкретного состава преступления. Преступление – это социальный факт, явление социальной действительности. Конкретное преступление характеризуется множеством признаков. Однако значение их не одинаково. Одни признаки определяют сущность преступного деяния. Эти признаки включаются в состав данного преступления. Другие признаки учитываются при индивидуализации ответственности и назначении наказания. Третьи имеют чисто доказательственное значение и на уголовную ответственность не влияют.

Так, если 25 марта в 22 часа на одной из улиц Москвы мужчина 24 лет, нигде не работающий, угрожая ножом, отнял у прохожего деньги, часы и дипломат из кожзаменителя (всего на сумму 1 млн. 800 тыс. руб.), то это преступление должно квалифицироваться по п. «г» ч. 2 ст. 162 УК как разбой с применением оружия. Состав этого преступления включает следующие признаки:

субъект – лицо, достигшее 14-летнего возраста, вменяемое;

объективная сторона – нападение, соединенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия;

субъективная сторона – прямой умысел на применение угрозы оружием и цель – хищение чужого имущества.

1 По уголовному законодательству зарубежных государств, например Франции, Индии, ряда штатов США, допускается уголовная ответственность юридических лиц.

§ 3. Преступление и состав преступления 95

Таким образом, мы видим, что состав квалифицированного разбоя содержит признаки, характеризующие сущность и степень общественной опасности этого преступления. В данном случае место (улица города), время (поздний вечер, весна), предметы, похищенные у потерпевшего, и прочие индивидуальные признаки для установления состава разбоя значения не имеют. Однако при определении наказания виновному будут учитываться и данные о его личности (нигде не работает, характеристики о допреступном поведении, наличие или отсутствие судимости и т. п.). Будет приниматься во внимание размер похищенного. Если бы размер похищенного был крупным, т. е. превышал в 500 раз минимальный размер оплаты труда, установленный на момент совершения преступления, это меняло бы квалификацию содеянного и преступление квалифицировалось бы по ч. 3 ст. 162 УК.

Итак, можно сделать вывод, что реальное преступление по своему содержанию гораздо богаче состава соответствующего преступления и содержит значительное число фактических признаков, установление которых важно для доказательства факта преступления, но безразличных для определения состава преступления.

В состав же преступления включаются только наиболее существенные признаки, характеризующие данный вид преступления и отличающие его от других сходных по каким-либо признакам преступлений. Так, разбой отличается от грабежа и по характеру насилия, применяемого для завладения чужим имуществом (при грабеже оно не опасное для жизни и здоровья – ч. 2 ст. 161 УК), и по моменту окончания преступления. Грабеж считается оконченным с момента открытого хищения чужого имущества, а при разбое достаточно установить цель хищения и не требуется, чтобы преступник фактически завладел имуществом.

В нашем примере, если бы угрожавший ножом преступник был задержан, не успев завладеть имуществом потерпевшего, он все равно отвечал бы за оконченное разбойное нападение.

В Уголовном кодексе один вид преступления может быть предусмотрен несколькими составами, описанными в разных частях одной статьи Особенной части или даже в разных статьях. Так, разбой в зависимости от обстоятельств его совершения предусмотрен в трех частях ст. 161 УК, а умышленное убийство предусмотрено четырьмя статьями УК (105, 106, 107, 108).

Подводя итог, следует признать, что общее понятие состава преступления – научная абстракция. Подобно всякой научной абстракции, общее понятие состава преступления является необходимой ступенью в процессе познания конкретных составов преступлений, теоретической основой для раскрытия их содержания. Общее понятие состава преступления есть результат обобщения необходимых признаков, присущих конкретным составам преступле-

Глава 5. Состав преступления

ний, без знания которых невозможна правильная квалификация совершенного преступления1.