Объекты судебной экспертизы

Объект экспертного исследования — это материальный объект, содержащий информацию, необходимую для решения экспертной задачи*(30). К объектам в судебной экспертизе законодатель относит вещественные доказательства, документы, предметы, животных, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза. Исследования проводятся также в отношении живых лиц*(31). К числу объектов судебной экспертизы относятся также отображения людей и животных, предметов, механизмов и агрегатов, вещества, материалы и изделия, документы и полиграфическая продукция, выделения человека, части его тела и трупы, разнообразные объекты растительного и животного происхождения и многое другое.

Объект экспертного исследования в общей теории судебной экспертизы рассматривается как сложная динамическая система, состоящая из трех элементов:

1) материальный носитель информации о данном факте, событии;

2) источник информации о факте;

3) механизм передачи информации от источника к носителю, другими словами, отражаемый и отражающий компоненты и механизм их взаимодействия.

По виду носителя информации объекты судебных экспертиз можно подразделить на объекты-отображения и объекты-предметы.

К объектам-отображениям относятся материальные образования, на которых в результате процесса следообразования, понимаемого в широком смысле слова, отобразилась информация о другом объекте или событии, явлении.

К объектам-предметам относятся все материальные предметы — носители информации о событии в силу своего существования или наличия действительной либо возможной связи с ним.

При осуществлении идентификационных судебно-экспертных исследований выделяют идентифицируемые объекты, т.е. объекты, отождествление которых составляет задачу процесса идентификации. К ним относятся:

1) люди (обвиняемые, подозреваемые, потерпевшие и проч.);

2) различные материальные предметы (обувь, одежда, орудия преступления, транспортные средства и др.);

3) животные, растения;

4) участки местности, помещения и т.п. Идентифицирующими объектами, т.е. объектами, с помощью которых решается задача идентификации, могут быть:

1) следы рук, ног, зубов и других частей тела человека, предметов его одежды, обуви, орудий взлома, частей оружия на пулях и гильзах;

2) копии этих следов в виде слепков, отпечатков, фотоснимков;

3) документы, где производится отождествление печатей и штампов по оттиску, лиц по почерку и проч.;

4) участки местности;

5) части каких-то предметов для установления их принадлежности единому целому.

В диагностических экспертных исследованиях объекты подразделяются на диагностируемые объекты (искомые) — состояние, свойство объекта, например исправность или неисправность конкретного автотранспортного средства и диагностирующие (проверяемые) объекты — объект (автотранспортное средство) в том виде, в котором оно было обнаружено на месте происшествия, и описание в исправном состоянии.

Исходя из их процессуального значения, объекты судебной экспертизы делят на:

1) объекты — вещественные доказательства;

2) объекты — образцы для сравнительного исследования;

3) материалы дела, содержащие сведения, относящиеся к предмету экспертизы.

В зависимости от роли в процессе решения задач судебной экспертизы выделяют конечные и промежуточные или основные и вспомогательные объекты*(32). Процесс решения экспертной задачи часто бывает многоступенчатым и состоит из решения целого ряда отдельных подзадач. Конечным или основным объектом судебной экспертизы является тот из объектов, который позволяет разрешить вопрос, поставленный перед экспертом следователем или судом. Промежуточными являются как части, стороны сложных системных объектов, являющихся основными, так и отдельные материальные образования, входящие в их состав и исследуемые при решении подзадач судебной экспертизы. Например, при решении вопроса о механизме возникновения и развития пожара промежуточными будут вопросы о природе оплавлений электрических кабелей (пожар или короткое замыкание), о степени термического воздействия на металлоконструкции, о присутствии в обугленных остатках следов легковоспламеняющихся или горючих жидкостей и т.д.

Любой объект материального мира обладает множеством свойств, образующих системы и комплексы. Свойство вещи есть то, что характеризует какую-либо ее сторону и выявляется в ее взаимоотношениях с другими вещами или явлениями*(33). Познание их в полном объеме невозможно, обычно ограничиваются изучением лишь некоторых свойств, необходимых исследователю. Судебный эксперт, исследуя объекты, предоставленные в его распоряжение, изучает только те их свойства, которые позволяют ответить на поставленные ему вопросы.

Различные свойства одного и того же объекта судебной экспертизы могут изучаться при производстве судебных экспертиз разных видов или даже родов и классов. Например, окурок сигареты исследуется экспертом-трасологом для выявления так называемых привычек курения (определенным образом смят мундштук сигареты и проч.). Эксперт, специализирующийся в исследовании табака и табачных изделий, обратит внимание совсем на другие свойства окурка; эксперт в области экспертизы веществ и материалов заинтересуется следом вещества, похожего на губную помаду; эксперт-дактилоскопист — следами рук и т.д.

Свойства объекта экспертизы выражаются в признаках, каждый из которых можно рассматривать как своеобразный ин формационный сигнал. Признаки систематизируются по таким основаниям, как:

1) происхождение: бывают: а) собственные признаки свойственные исследуемому объекту в данных условиях (например, калибр оружия); б) приобретенные, оказавшиеся присущими объекту вследствие случайного внешнего воздействия какого-либо другого объекта (например, раковины на стенках канала ствола, поверхности патронного упора и т.п.). Вторая категория признаков имеет высокое индивидуализирующее значение;

2) природа: а) закономерные, обусловленные нормами функционирования (использования) объекта (например, следы от полей нарезов канала ствола на пуле); б) случайные, обусловленные различными внешними несущественными факторами, не поддающимися строгому учету, и не определяющими качественную характеристику изучаемых объектов (например, трассы на пулях, образовавшиеся от случайных загрязнений канала ствола);

3) длительность, или время, в течение которого признак присущ объекту: а) устойчивые, например связанность почерка; б) неустойчивые, например размер почерка;

4) характер: а) качественные, выражающие наличие или отсутствие у объекта экспертизы какого-либо существенного свойства (качества); б) количественные, отражающие свойство объекта, выраженное в числовой форме;

5) наличие связи с другими признаками: а) зависимые, связанные с другими признаками, б) независимые, когда их наличие или отсутствие не связано с обязательным наличием либо отсутствием других признаков;

6) число множества объектов, обладающих данными признаками: а) родовые (групповые) — типичные для данной совокупности объектов; б) индивидуализирующие, или присущие только данному объекту;

7) значимость: а) существенные, обладающие максимальной значимостью для достижения цели исследования и оказывающие влияние на формирование вывода; б) несущественные, имеющие определенное значение для решения задачи судебно-экспертного исследования, но не препятствующие оценке иных признаков, положенных в обоснование вывода;

8) отношение к объекту в целом или его части: а) общие; б) частные;

9) значение в процессе познания: а) диагностические; б) идентификационные*(34).

Идентификационные и диагностические признаки характеризуют объект определенным образом и используются в целях идентификации или диагностики. Они могут отражать форму, размеры, материал объекта; его внешнее и внутреннее строение, состав, структуру, функции; какие-то присущие объекту свойства.

Для успешного осуществления идентификации в качестве идентификационных должны выбираться признаки, отвечающие ряду условий:

а) оригинальность, избирательность — чем оригинальнее признак, тем более неопровержимо он подтверждает тождество объекта (например, родимое пятно, заплата на рукаве);

б) воспроизводимость признака, т.е. его способность к неоднократному отображению (например, рисунок папиллярных линий в отпечатке пальца);

в) выраженность признака — отсутствие сомнений в его наличии (близко посаженные глаза, редкие зубы);

г) простота обнаружения (сравните шрам, оставшийся при удалении аппендикса на животе, или шрам на щеке);

д) относительная устойчивость, поскольку все объекты материального мира подвержены изменениям.

У объекта может быть несколько различных признаков, выражающих одно и то же его качественное свойство (например, одни и те же признаки износа подошвенной части обуви могут отобразиться в следе по-разному — при стоянии, медленной ходьбе, беге). В этом случае говорят о вариационности признака.

Идентификационный комплекс признаков представляет собой совокупность индивидуально-определенных, устойчивых признаков, неповторимых (или обладающих редкой встречаемостью) по их соотношению, местоположению, взаиморасположению и другим особенностям в сравниваемых объектах, и составляет идентификационное поле. Главная задача при исследовании идентификационного поля — выявление признаков и оценка их с позиции необходимости и достаточности для решения вопроса о тождестве. Временной интервал, позволяющий с учетом устойчивости и изменяемости признаков отождествляемых объектов осуществлять процесс идентификации, называется идентификационным периодом и определяется условиями хранения и эксплуатации объекта.

Для производства многих экспертиз необходимы образцы для сравнительного исследования — объекты, отображающие свойства или особенности человека, животного, трупа, предмета, материала или вещества, а также другие образцы, необходимые эксперту для проведения исследований и дачи заключения*(35). Это самостоятельный вид объектов, используемых в ходе экспертизы, отбор которых зависит от рода и вида экспертизы, характера вопросов, выносимых на ее разрешение.

Образцы для сравнительного исследования представляют собой материальные объекты, предоставляемые эксперту для сравнения с идентифицируемыми или диагностируемыми объектами, как правило, вещественными доказательствами. В отличие от вещественных доказательств, образцы для сравнительного исследования не связаны с расследуемым событием и сами доказательствами не являются. Все образцы, направляемые на экспертизу, должны быть необходимого качества, в нужном количестве и достоверного происхождения. Под надлежащим качеством образцов для сравнительного исследования понимается выражение ими необходимых для целей экспертного исследования признаков того объекта, от которого они получены; количество образцов должно быть таким, чтобы можно было сделать вывод о необходимости или случайности этих признаков и их вариативности. Условия получения образцов для сравнительного исследования должны максимально соответствовать условиям образования исследуемого объекта*(36).

По характеру признаков образцы подразделяются на: а) выражающие признаки другого объекта (дактилоскопические отпечатки, стреляные пули и гильзы и т.п.); б) выражающие собственные признаки (образцы крови, слюны, почвы и др.)*(37).

В зависимости от времени и условий их возникновения образцы для сравнительного исследования принято подразделять на три группы.

1. Свободными образцами являются такие, которые образовались до начала производства по делу и вне связи с ним. Они получаются при производстве обыска, выемки, осмотра, а также от подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей в порядке ст. 86 УПК (собирание доказательств). Свободные образцы в гражданском и арбитражном процессе представляются сторонами в соответствии со ст. 57 ГПК и 66 АПК («Представление и истребование доказательств»). Например, свободными образцами почерка могут быть письма обвиняемого в совершении подлога или письма умершего, чье завещание оспаривается. Законодатель специально не оговаривает процедуру получения свободных образцов.

2. Экспериментальные образцы в уголовном процессе отбирают в заданных условиях и получают в связи с подготовкой материалов на судебную экспертизу на основании ст. 202 УПК, например при дактилоскопировании обвиняемого для представления дактилоскопической карты в качестве материала для сравнительного исследования. Об отборе образцов для сравнительного исследования составляется постановление. В необходимых случаях изъятие образцов для сравнительного исследования производится с участием специалиста. Об изъятии образцов для сравнительного исследования составляется протокол следственного действия, в котором указываются условия, при которых получены образцы, их количество и характер, отмечаются особенности упаковки и т.д. Закон не запрещает участия эксперта для содействия собиранию объектов и образцов, необходимых экспертизе, напротив, если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении.

3. Условно-свободными являются образцы, возникшие после возбуждения дела, но не в связи с подготовкой материалов на экспертизу. В качестве подобных образцов могут использоваться, например, подписи обвиняемого, сделанные им в протоколах допросов.

Подозреваемый и обвиняемый должны предоставить субъекту, назначающему экспертизу, необходимые образцы для сравнительного исследования, которыми обычно являются отпечатки пальцев и ступней ног, слепки зубов, образцы волос, крови, слюны, почерка, фонограммы голоса и иные. В исключительных случаях при отказе предоставить образцы те из них, характер которых это допускает, могут быть получены принудительно. Однако, согласно ч. 2 ст. 202 УПК, при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

Аналогичные образцы можно получить и у свидетеля или потерпевшего, но лишь в том случае, когда необходимо проверить, не оставлены ли этими лицами следы на месте происшествия или на вещественных доказательствах. В необходимых случаях в изъятии образцов участвует специалист, который дает рекомендации по их качеству и способу получения, оказывает помощь в отборе и упаковке.

При производстве по делам об административных правонарушениях ст. 26.5 КоАП предусмотрено взятие проб и образцов. Должностное лицо, осуществляющее производство по делу, вправе брать образцы почерка, пробы и образцы товаров и иных предметов, необходимые для проведения экспертизы. В случае необходимости при взятии проб и образцов применяются фото- и киносъемка, видеозапись, иные установленные способы фиксации вещественных доказательств. Об изъятии вещей и документов в качестве образцов и проб составляется протокол, предусмотренный ст. 27.10 КоАП.

Представляется, что указанный в ст. 26.5, 27.10 КоАП такой способ фиксации вещественных доказательств, как киносъемка, безнадежно устарел, не используется на практике уже многие годы и давно заменен видеозаписью.

По не совсем понятной причине законодатель среди образцов особо выделяет образцы почерка (ч. 1 ст. 202 УПК, ч. 1 ст. 26.5 КоАП). По нашему мнению, это связано с недостаточной информированностью юристов о современных возможностях судебных экспертиз и вообще распространенностью тех или иных их родов и видов на практике. Если бы речь еще шла о подписи, а не о почерке, и то такое выделение было бы не обосновано. Ведь у живого лица при производстве по уголовным делам, делам об административных правонарушениях весьма часто отбирается ряд других образцов (отпечатки пальцев, кровь, подногтевое содержимое, образцы голоса и речи, запаха). Исследование почерка (не подписи, поскольку это отдельный вид экспертизы) производится все реже и реже в современных условиях повсеместного использования компьютерной техники и внедрения безбумажных технологий.

В гражданском и арбитражном процессе материалы для проведения экспертизы, в том числе и образцы для сравнительного исследования, должны быть предоставлены в распоряжение эксперта судом. Согласно ст. 57 ГПК, ст. 66 АПК суд истребует объекты, представляемые на экспертизу, у сторон, а также иных организаций и лиц. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд может предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, когда представление дополнительных доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в собирании доказательств*(38).

Норма, посвященная получению образцов для сравнительного исследования, в АПК РФ отсутствует. Неясно, почему в ГПК законодательно регламентировано только «Получение образцов почерка для сравнительного исследования документа и подписи на документе» — ст. 81. Как указывалось выше, существует огромное количество других образцов для сравнительного исследования. Попутно заметим, что статья вообще сформулирована некорректно с судебно-экспертной точки зрения, поскольку образцы почерка и образцы подписи — это далеко не одно и то же. Почерк является объектом судебной почерковедческой экспертизы, а подпись может быть объектом как судебно-почерковедческой, так и технико-криминалистической экспертизы документов. Для исследования подписи необходимо отбирать экспериментальные образцы подписей, а не почерка.

К сожалению, в ФЗ ГСЭД, так же как и в процессуальных кодексах РФ, отсутствует понятие «проба». О взятии не только образцов, но и проб товаров и иных предметов, необходимых для проведения экспертизы, упоминается только в КоАП (ст. 26.5). Но при производстве судебных экспертиз многих родов отбираются именно пробы, а не образцы.

В отличие от образца проба отбирается от вязких, порошкообразных, жидких и газообразных объектов с разных участков объема этих объектов (с середины, края и т.д.). При этом если взятая часть объема передается эксперту для исследования без смешения с другими частями, принято говорить об отборе пробы. Если же взятые части объема объектов смешиваются и эксперту передается часть этой смеси, принято говорить о взятии средней пробы. Пробы, взятые с разных частей объекта, характеризуют эти части. Средняя проба характеризует объект в целом. Например, если изъято большое количество наркотического вещества, то на экспертизу представляются не только несколько образцов (обычно четыре-пять) с различных участков массы, но и средняя проба (50-100 г), отобранная с различной глубины и из разных мест (из всех углов и из центра). Другим примером может служить взятие пробы спирта, используемого в качестве сырья, что необходимо для проведения экспертизы по делу об использовании этилового спирта, произведенного из непищевого сырья, для приготовления алкогольной продукции. Аналогичные пробы отбираются при исследовании пищевых продуктов, почвы и проч.*(39)

Представляется, что возможность отбора проб, как и образцов, должна быть предусмотрена не только в КоАП, но и в других процессуальных кодексах, а также и в ФЗ ГСЭД.

При производстве судебных экспертиз некоторых родов, например судебных инженерно-технических экспертиз, в процессе экспертного диагностирования может возникнуть необходимость проанализировать техническую документацию, относящуюся к объекту (взорванному, сгоревшему, после технологической аварии и др.), обобщить сведения о происшествии, касающиеся предмета экспертизы, произвести реконструкцию и моделирование процессов, явлений.

Результативность судебной экспертизы в подобных случаях во многом определяется качеством и полнотой представляемых эксперту материалов, к которым относятся:

1) протоколы осмотра места происшествия, подробно иллюстрированные фототаблицами, чертежами, схемами;

2) сведения о дате происшествия, месте и времени его обнаружения, погодных условиях;

3) характеристики объекта;

4) сведения о событиях, предшествовавших происшествию и находившихся в причинно-следственной связи с его возникновением;

5) признаки, по которым было обнаружено происшедшее, условия обнаружения, последствия и др.

Все эти и многие другие сведения содержатся в материалах дела, поэтому нередки случаи, когда эксперту предоставляются все материалы уголовного или гражданского дела, и эксперт сам решает, какими из них воспользоваться. Это вынуждает эксперта заниматься анализом и оценкой следственных версий и свидетельских показаний, объяснений, данных сторонами, и проч. Тем самым эксперт выходит за пределы своей компетенции. Достоверность информации, содержащейся в материалах, необходимых эксперту, ее допустимость и относимость должны быть проверены до назначения экспертизы*(40).

elgroupmarna

Учебники по судебной экспертизе, медицине и психиатрии. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. — Книга — Россинская Е.

Е. Р. Россинской — первый учебник по теории судебной экспертизы (2009). Более 10 учебников криминалистики написаны Е. Р. Россинской в. Учебник, написанный известными российскими учеными — специалистами в области теории и практики судебной экспертизы, отражает современное. В учебнике отражено современное состояние и перспективы развития отечественной Теория и практика судебной экспертизы в доказывании.

Теория государства и права (ТГП) Учебники по судебной экспертизе, медицине и психиатрии. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. — Книга. Судебная экспертиза. Учебник. Зинин A.M., Майлис Н.П. М.: Право и закон; Юрайт-Издат, Концептуальные основы теории судебной экспертизы 88. Авторы: Зинин А.М., Галяшина Е.И.; Издательство: Норма — Инфра-М; Цена: 1039 руб.; Переплет: мягкий; ISBN: 978-5-91768-344-7; Год издания: 2015 г.;.

Учебник. — М. : Право и закон, 2002. — 320 с. Содержание Введение Концептуальные основы теории судебной экспертизы. Закономерности развития.

— 2010. — 464 с. Описание/ Содержание (развернуть спойлер).

М. Проспект, 2010. — 464 с. В книге рассмотрены теоретические и организационные основы судебно-экспертной деятельности, процессуальный статус и компетенция государственных и негосударственных экспертов, государственные судебно-экспертные учреждения (организации), их задачи и правовые формы. На конкретных многочисленных примерах показаны современные возможности судебных экспертиз, особенности их назначения и производства, оценки и использования экспертных заключений в суде, в том числе объекты и материалы, которые необходимо предоставить в распоряжение эксперта, вопросы, подлежащие разрешению. Глава I.

Теоретические аспекты экспертной деятельности. 3. 1.

Сущность, задачи и объекты судебной экспертизы. 3. Глава II. Судебно-экспертные учреждения. 34. 2.

Судебно-экспертная деятельность, понятие, правовые основы. 34. 2.

Государственные судебно-экспертные учреждения, их виды, полномочия руководителя. 44. 2.

Негосударственные судебно-экспертные учреждения (организации), задачи и правовые формы 67. Глава III. Эксперт как субъект судебно-экспертной деятельности. 85. 3. Особенности процессуального статуса эксперта в уголовном, гражданском и арбитражном процессе, производстве по делам об административных правонарушениях 85.

3. Государственный судебный эксперт. 95. 3.

Негосударственные судебные эксперты. 99. 3.

Независимость судебного эксперта. 105. Глава IV. Особенности назначения экспертиз в суде.

108. 4. Назначение судебной экспертизы по гражданским делам. 108.

4. Назначение судебной экспертизы в уголовном судопроизводстве. 125. 4. Особенности назначения экспертизы по делам об административных правонарушениях 133.

Глава V. Сведущие лица в судебном засевший. 135.

5. Заключение эксперта: процессуальная форма, структура и содержание. 135.

5. Оценка заключения эксперта судом, помощь специалиста. 141. 5.

Заключение и письменная консультация специалиста, процессуальный статус, оценка и использование в доказывании 162. 5. Показания эксперта и специалиста в суде. 200. 5.

Типичные экспертные ошибки, их причины и пути устранения. 213. Глава VI. Типовые вопросы, разрешаемые наиболее распространенными родами судебных экспертиз 219. 6.

Судебно-техническая экспертиза документов. 219.

6. Судебная почерковедческая экспертиза. 230. 6.

Судебная автороведческая экспертиза. 251. 6. Судебная портретная экспертиза.

268. 6. Судебные экспертизы веществ, материалов и изделий.

277. 6. Судебная фоноскопическая экспертиза.

303. 6. Судебно-психологическая экспертиза. 361.

gazdanachas

Теория Судебной Экспертизы Учебник

  • Учебник, написанный известными российскими учеными — специалистами в области теории и практики судебной экспертизы, отражает современное.
  • Учебник. — М. : Право и закон, 2002. — 320 с. Содержание Введение Концептуальные основы теории судебной экспертизы. Закономерности развития.
  • Lawcanal.ru: Учебники по праву — скачать бесплатно. Теория государства и права (ТГП) Учебники по судебной экспертизе, медицине и психиатрии.
  • Судебная экспертиза. Учебник. Зинин A.M., Майлис Н.П. М.: Право и закон; Юрайт-Издат, Концептуальные основы теории судебной экспертизы 88.
  • Отсутствие учебников, учебных пособий по судебной экспертизе послужило главной целью Концептуальные основы теории судебной экспертизы.

Экспертизы. -М.: Норма, 2009. Дисциплина « Теория судебной экспертизы » представляет Учебник отражает современное состояние и перспективы. В учебнике отражено современное состояние и перспективы развития отечественной Теория и практика судебной экспертизы в доказывании. Зинин Теория судебной экспертизы : Учебник (ГРИФ) Россинская, Елена Рафаиловна, Галяшина, Елена Игоревна, Зинин, Александр Михайлович.

Теория и практика судебной экспертизы. В редакцию журнала «Судебная экспертиза» на имя главного редактора поступило письмо от Генерального директора Приморского экспертно-правового центра Л. Махнырь с просьбой разъяснить и прокомментировать сложившуюся в практике данного негосударственного судебно-экспертного учреждения спорную ситуацию. Уважаемый Андрей Всеволодович. Очень часто при рассмотрении судебных споров по гражданским и административным делам судом назначаются те или иные виды судебных экспертиз.

Среди назначаемых экспертиз значительная часть экспертиз выполняется экспертами негосударственных экспертных учреждений. Одним из таких негосударственных экспертных учреждений является наша организация «Приморский экспертно-правовой центр». В нашей практике случился следующий прецедент. На рассмотрении у судьи Первореченского суда г. Владивостока находится иск о взыскании денежных средств за выполненные строительные работы.

В ходе рассмотрения данного дела, 17. 03. 2009 г.

было вынесено определение о назначении судебной строительно-технической экспертизы. Проведение данной экспертизы было поручено ООО «Приморский экспертно-правовой Центр» – далее ООО «ПЭПЦ». 29. 04. 2009 г. экспертами «ПЭПЦ» было составлено Заключение эксперта и направлено в суд.

Однако в судебном заседании 13. 05. 2009 года судьей (на основании ходатайства истца) было вынесено определение о назначении повторной экспертизы в другую экспертную организацию. При вынесении определения о назначении повторной экспертизы, кроме сомнений в обоснованности выводов заключения, судья посчитала заслуживающими внимания доводы истца о том, что в соответствии со ст. 14 Федерального закона от 31. 05.

2001 года 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее – 73-ФЗ) правом на разъяснение прав и обязанностей экспертам и предупреждения об уголовной ответственности наделены руководители государственных судебно-экспертных учреждений, в связи с чем заслуживают внимания доводы истца о несоответствии подписки экспертов, получивших разъяснение прав и обязанностей экспертов и предупрежденных об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ от руководителя ООО «ПЭПЦ» на основании ст. 14 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В судебном определении от 17. 03. 2009 г.

о назначении экспертизы в ООО «ПЭПЦ» говорится: «Предупредить экспертов об ответственности за дачу ложного заключения по ст. 307 УК РФ». Несмотря на то что судом в заключении экспертов ООО «ПЭПЦ» признано «несоответствие подписки экспертов по ст. 307 УК РФ требованиям ст. 14 73-ФЗ», тем не менее в определении от 13. 05. 2009 г.

(о назначении экспертизы в ООО «Арктур Эксперт») судья определила: «Предупредить экспертов об ответственности за дачу ложного заключения по ст. 307 УК РФ». Как видно, формулировка о предупреждении по ст. 307 УК РФ в обоих определениях полностью совпадает. В ст.

41 73-ФЗ говорится о распространении действия данного Федерального закона на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами. Согласно этой статье судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.

Также в данной статье говорится о том, что на судебно-экспертную деятельность негосударственных экспертов распространяется действие статей: 2, 4, 6–8, 16, 17, 18 ч. II, 24 и 25 данного закона. В ст. 2 73-ФЗ говорится о том, что задачей государственной судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных познаний в области науки, техники, искусства или ремесла. То есть при осуществлении судебно-экспертной деятельности как перед государственными, так и перед негосударственными экспертными учреждениями стоят одни и те же задачи.

Кроме того, и государственные и негосударственные экспертные учреждения при осуществлении судебно-экспертной деятельности, руководствуются одними и теми же принципами, изложенными в ст. 4, 6–8. Эксперты, вне зависимости от того, являются ли они государственными или негосударственными, имеют равные права и обязанности изложенные в ст. 16 и 17. Таким образом, с учетом вышеизложенного, следует, что и государственное экспертное учреждение, и негосударственное экспертное учреждение при осуществлении судебно-экспертной деятельности руководствуются одними и теми же принципами, перед ними стоят одни и те же задачи, эксперты этих учреждений имеют равные права и обязанности. Логично предположить, что и процедура предупреждения эксперта об уголовной ответственности по ст.

307 УК РФ для государственных и негосударственных экспертных учреждений должна быть сходной. Тем более, что в ст. 25 73-ФЗ прописано, что именно должно быть отражено в тексте Заключения эксперта. Согласно этой статье в заключении эксперта, кроме таких сведений, как время, дата, место проведения экспертизы, основания для проведения, сведения об экспертном учреждении, сведения об эксперте и т.

должно быть «предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения». Кроме того, непонятно, по какой причине судья Симонова Н.

руководствуясь при вынесении определения о назначении повторной экспертизы требованиями ст. 79 ГПК РФ, не приняла во внимания ст.

80 ГПК РФ, в которой, во-первых, говорится о том, что в определении суда должно быть указано, что «за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения, об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации», и, во-вторых, ни слова не говорится о том, что, как следует из мотивировочной части определения суда от 13. 05. 2009 г. «правом предупреждения об уголовной ответственности наделены руководители государственных судебно-экспертных учреждений».

В данной статье не приводится никаких разграничений на государственные экспертные учреждения и негосударственные. При осуществлении своей основной деятельности ООО «ПЭПЦ» руководствуется требованиями Федерального закона 73-ФЗ, требованиями УПК, ГПК, АПК, КоАП. За период с 2007 года по настоящее время нашей организацией выполнено более ста судебных строительно-технических, товароведческих, психологических, лингвистических и финансово-экономических экспертиз по гражданским, уголовным и арбитражным делам.

Все «Заключения эксперта», выполненные нашими экспертами, оформляются согласно требованиям российского законодательства. Подписка об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ выносится на первую страницу заключения эксперта. До 13. 05. 2009 г. ни у судей (федеральных, арбитражных, мировых), ни у следователей и дознавателей органов прокуратуры и МВД ни разу не возникло вопросов о несоответствии подписки экспертов нашего учреждения об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.

307 УК требованиям законодательства РФ. Судьей создан прецедент, в результате которого, во-первых, теперь стало непонятно, каким образом суд должен предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и, во-вторых, теперь может сложиться ситуация (при применении судейским сообществом такой практики отвода заключений негосударственного эксперта по основаниям несоответствия подписки по ст. 307 требованиям законодательства), когда любое заключение негосударственного эксперта может быть отклонено судом только по вышеуказанным формальным основаниям. В связи с вышеизложенным и учитывая тематическую направленность Вашего журнала, просим прокомментировать данную ситуацию и разъяснить процессуальный порядок предупреждения негосударственного эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.

307 УК РФ. Генеральный директор. Приморского экспертно-правового Центра.

Судебные экспертизы весьма разнообразны. В силу этого нет возможности организовать в государственных судебно-экспертных учреждениях России производство всех родов и видов экспертиз. Достаточно большой объем экспертной работы выполняется лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами и выступающими в роли частных экспертов или сотрудников негосударственных экспертных учреждений. Уровень негосударственных судебно-экспертных учреждений разный, но во многих из них работают высококвалифицированные эксперты, как правило, имеющие свидетельства на право производства экспертиз или высшее судебно-экспертное образование, причем диапазон специальных знаний, которые могут быть востребованы, нередко значительно шире, чем в государственных судебно-экспертных учреждениях. В принципе, в негосударственных экспертных учреждениях могут быть осуществлены любые экспертизы, как достаточно часто встречающиеся, так и неординарные. Основная масса экспертиз выполняется негосударственными судебно-экспертными учреждениями для гражданского и арбитражного процесса, поскольку государственные экспертные учреждения сильно загружены экспертизами по уголовным делам.

Как правило, экспертизы в этих учреждениях производятся куда оперативней, чем в государственных, поскольку загруженность экспертов значительно ниже и очереди отсутствуют, а при большом наплыве экспертиз привлекаются дополнительные эксперты. Что касается Федерального закона от 31 мая 2001 г. ¹73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее – ФЗ ГСЭД), то он, согласно названию, регламентирует именно государственную судебно-экспертную деятельность, хотя согласно ст. 41 некоторые нормы данного закона (ст. 2, 4, 6 – 8, 16 и 17, ч. 2 ст. 18, ст.

24 и 25) распространяются на деятельность негосударственных экспертов. О существовании негосударственных судебно-экспертных учреждений в ФЗ ГСЭД вообще умалчивается. Причин этого, думается, несколько. Во-первых, ФЗ ГСЭД посвящен именно государственной судебно-экспертной деятельности.

Во-вторых, данный закон разработан уже около 10 лет назад, когда число негосударственных экспертных учреждений было весьма невелико, а экспертизы выполнялись государственными экспертами, частными экспертами (пенсионерами, в прошлом сотрудниками государственных экспертных учреждений; сотрудниками неэкспертных организаций, являющимися специалистами в необходимой области знания [1]). Распространение ряда норм на деятельность негосударственных экспертов в ФЗ ГСЭД не до конца последовательно. Неясно, почему на негосударственных экспертов не распространяются требования ст.

3. Разве для негосударственной судебно-экспертной деятельности должна быть иная правовая основа, чем для государственной (Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях и пр. )? Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении ст. 5, посвященной соблюдению законности при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности: разве негосударственный эксперт не должен руководствоваться законом в своей деятельности, а нарушение закона не влечет за собой ответственности. Очевидно, что ФЗ ГСЭД не охватывает всех аспектов судебно-экспертной деятельности вообще, что было бы возможно в Федеральном законе «О судебной экспертизе», предложения о разработке и содержании которого высказываются многими учеными в течение уже боле 20 лет. Подобные законы приняты во многих странах на территории бывшего СССР, например в Казахстане, Украине и др.

Но вернемся к комментируемому письму. Следует подчеркнуть, что назначение и производство судебной экспертизы в гражданском процессе регламентируется Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (ГПК РФ), принятым в 2002 г. [2]. Статья 79 ГПК РФ гласит, что при возникновении в процессе рассмотрения гражданского дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Таким образом, законодатель говорит об экспертном учреждении вообще, но не о государственном экспертном учреждении и не требует, чтобы экспертные учреждения были обязательно государственными [3].

Гражданский процессуальный кодекс РФ однозначно определяет процедуру предупреждения эксперта об уголовной ответственности. В ч. 2. ст.

80 говорится: «В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения, об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации. Опять-таки ни слова нет, о том является ли судебно-экспертное учреждение государственным или негосударственным. Следовательно, совершенно прав г-н Л.

Махнырь. Судья допустила весьма вольную трактовку нормы закона, когда посчитала заслуживающими внимания доводы истца о том, что якобы недопустимым с точки зрения ст. 14 ФЗ ГСЭД является предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, которое сделано руководителем негосударственного экспертного учреждения. Но ст. 14 ФЗ ГСЭД не распространяется на негосударственных экспертов, а следовательно, не имеет к ним никакого отношения.

Что же касается негосударственных экспертных учреждений, то, как мы уже упоминали выше, им не нашлось места в этом законе. Следует также подчеркнуть, что поскольку Гражданский процессуальный кодекс принят в 2002 г. а ФЗ ГСЭД – в 2001, в случаях противоречий между этими нормативными актами по общему правилу следует руководствоваться ГПК РФ как более поздним.

Поэтому вывод о «несоответствии подписи экспертов по ст. 307 УК РФ требованиям ст.

14» ФЗ ГСЭД противоречит этому закону и ГПК РФ и явно неправомерен, как и назначение повторной экспертизы только на этом основании. В силу распространенности в настоящее время негосударственных судебно-экспертных учреждений, воспользуемся случаем и выскажем ряд пожеланий для организации их успешной работы. Для того чтобы юридическое лицо обладало процессуальным статусом экспертного учреждения, необходимо наличие в его уставных документах указания, что судебно-экспертная деятельность является одной из основных, а не факультативной. Руководитель негосударственного судебно-экспертного учреждения согласно договору, заключаемому на производство судебной экспертизы, обычно несет имущественную ответственность за некачественное экспертное заключение, поскольку он подписывает сопроводительные документы на экспертизу и при этом знакомится с содержанием заключения эксперта. Если судебная экспертиза производилась в негосударственном экспертном учреждении, то подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью этого учреждения, а в заключении необходимо указать сведения об учреждении. Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, по согласованию с субъектом, назначившим экспертизу, либо хранятся в судебно-экспертном учреждении, либо предоставляются для приобщения к делу.

Негосударственное судебно-экспертное учреждение, как любая организация, вправе самостоятельно установить статус лиц, выполняющих организационно-распорядительные обязанности, т. е.

обязанности, возложенные на данное лицо на основании и в соответствии с учредительными документами или иными актами. Означенные обязанности обычно состоят в принятии решений, либо непосредственно приводящих к неким правовым последствиям, либо выступающих одним из оснований наступления этих последствий. То есть в рамках данного негосударственного судебно-экспертного учреждения на его руководителя могут быть возложены многие права и обязанности руководителя государственного судебно-экспертного учреждения. Например, руководитель обязан, если принято решение о производстве су­дебной экспертизы в данном негосударственном экспертном учреждении:.

поручить производство судебной экспертизы тому эксперту или комиссии экспертов, которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы; разъяснить эксперту или комиссии экспертов их обязанности и права;. по поручению органа или лица, назначивших судебную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;. обеспечить контроль над соблюдением сроков производства судебных экспертиз, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта;. по окончании исследований направить заключение эксперта, объекты исследований и материалы дела в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;.

обеспечить условия, необходимые для сохранения конфиденциальности исследований и их результатов;. не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с организацией и производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну. С другой стороны, в соответствии с договором на оказание экспертных услуг руководитель негосударственного экспертного учреждения вправе требовать от органа или лица, назначившего судебную экспертизу, возмещения расходов, связанных:. с компенсацией за хранение транспортной организацией поступивших на судебную экспертизу объектов исследований, за исключением штрафов за несвоевременное их получение данным учреждением;. с транспортировкой объектов после их исследования, за исключением почтовых расходов;. с хранением объектов исследований в государственном судебно-экспертном учреждении после окончания производства судебной экспертизы сверх сроков, установленных нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти;. с ликвидацией последствий взрывов, пожаров и других экстремальных ситуаций, явившихся результатом поступления в данное учреждение объектов повышенной опасности, если орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, не сообщили руководителю об известных им специальных правилах обращения с указанными объектами или они были ненадлежаще упакованы.

С нашей точки зрения, нельзя наделять подобными правами руководителей неэкспертных учреждений (пусть даже и государственных), сотрудникам которых назначена судебная экспертиза. В этом случае сотрудники негосударственных экспертных учреждений действуют как частные эксперты от своего имени.

Полагаем, что многих недоразумений, связанных с неверной трактовкой законодательных норм, посвященных судебной экспертизе в гражданском процессе можно было бы избежать, если бы по данному вопросу были сделаны разъяснения Пленумом Верховного суда РФ, как это имело место в арбитражной практике. Так, например, Пленум Высшего Арбитражного суда разъяснил, в том числе, что экспертиза может проводиться как в государственном, так и в негосударственном учреждении, либо к экспертизе могут привлекаться лица, обладающие специальными знаниями. Заключение эксперта негосударственной экспертной организации не может быть оспорено, как это неоднократно имело место на практике, только в силу того, что проведение соответствующей экспертизы могло быть поручено государственному судебно-экспертному учреждению. В случае проведения экспертизы в не-. Е.

Россинская. государственной экспертной организации судом выясняются сведения, касающиеся профессиональных данных эксперта, в определении о назначении экспертизы указываются наименование негосударственной экспертной организации, а также фамилия, имя, отчество эксперта [4]. Россинская Е.

Судебная экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процессе. М.

1996. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 ¹ 138-ФЗ с изм. и доп.

Россинская Е. Галяшина Е.

Зинин А. Теория судебной экспертизы: учебник / под ред.

Е. Россинской. М. Норма, 2009. Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 20 декабря 2006 г.

66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе».