Вступает в силу закон об ограничении круга лиц, дающих согласие на приватизацию жилья

МОСКВА, 17 октября — РИА Новости. Президент РФ Владимир Путин подписал закон, исключающий необходимость получения согласия на приватизацию жилья тех граждан, которые уже реализовали право на приватизацию другого жилья ранее.

Документ, размещенный во вторник на официальном портале правовой информации, вступает в силу со дня опубликования.

Действовавшая до вступления в силу закона формулировка закона о приватизации требовала согласия всех лиц, проживающих в жилом помещении, независимо от того, реализовали эти лица свое право на приватизацию ранее или нет.

Закон исключает необходимость получения согласия на приватизацию жилых помещений от граждан, которые имеют права пользования на условиях договора соцнайма, но уже использовали свое право при приватизации другого жилья.

Необходимость внесения указанных изменений обосновывается тем, что зачастую граждане по тем или иным причинам не дают согласия на приватизацию жилого помещения членам своей семьи или сожителям, тем самым лишая их возможности приобретения жилья в собственность.

Документ был принят Госдумой 25 сентября, одобрен Советом Федерации 10 октября.

ДЕЛА О ЗАЩИТЕ ПРАВ НЕОПРЕДЕЛЕННОГО КРУГА ЛИЦ

Одна из примет последних лет — появление ранее не встречавшихся в судебной практике категорий гражданских дел, предметом которых стали требования о защите прав неопределенного круга лиц.
Традиционно российские суды общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства осуществляли защиту субъективных прав и интересов конкретных их носителей.

При рассмотрении же названных категорий дел защищаются однородные права и интересы неопределенного круга лиц.

Судебная практика показывает, что защите подлежат такие охраняемые законом права, как право на благоприятную среду обитания, право на получение достоверной информации о санитарно — эпидемиологической обстановке, состоянии окружающей среды, право на качественные и безопасные для жизни и здоровья товары (работы, услуги), право на достоверную рекламную информацию и другие.

Подобная практика вызвана к жизни необходимостью защиты объекта особого рода — неких общих благ (ценностей). В широком смысле эта защита направлена на обеспечение правового, экономического, социального, экологического благополучия общества.
Законодательной базой для процессуальной инициативы заинтересованных лиц в возбуждении дел в защиту неопределенного круга лиц явились общее положение об обеспеченности судебной защитой охраняемых законом прав и свобод, закрепленное ст. 32 Декларации прав и свобод человека и гражданина, ст. ст. 18 и 46 Конституции РФ, и отдельные предписания, содержащиеся в принятых в последние годы российских законах.

Укажем лишь некоторые из них: Закон РСФСР от 19 апреля 1991 г. «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения», Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды», Федеральный закон (в редакции от 9 января 1996 г.) «О защите прав потребителей», Закон от 5 марта 1992 г. (с последующими изменениями и дополнениями) «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации», Федеральный закон от 18 июля 1995 г. «О рекламе», Федеральный закон от 28 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Значение данных законодательных актов в том, что они определили безграничное «правовое пространство деятельности» новой конструкции требований (исков) в защиту неопределенного круга лиц, новые способы защиты прав граждан и организаций. Акцент в большинстве из них сделан на материально-правовой направленности требований. Перечень же возможных требований достаточно широк. Практически законодателем не ограничивается содержание правоотношений, на которых могут быть основаны требования заинтересованных лиц. Требования могут быть обусловлены действиями или бездействием различных органов и лиц, затрагивающих права и интересы неопределенного круга лиц.

В широком смысле речь идет о защите целого спектра прав и свобод, охраняемых законом и обеспеченных правосудием (ст. 18 Конституции РФ).
При этом следует отметить, что характер регламентации для этой новой законодательной конструкции в названных актах различен.
Приведем отдельные из этих правовых предписаний.

Так, согласно ст. 10 Закона «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения» решения органов государственной власти и управления, должностных лиц, как коллегиальные, так и единоличные, а также их действия, ущемляющие права юридических лиц и граждан, предусмотренные законом, могут быть обжалованы в установленном законодательством порядке.
Статья 12 Закона «Об охране окружающей природной среды» предусматривает, что граждане вправе в судебном порядке требовать отмены решений о размещении, проектировании, строительстве, реконструкции, эксплуатации экологически вредных объектов, ограничении, приостановлении, прекращении деятельности предприятий и других объектов, оказывающих отрицательное влияние на окружающую природную среду и здоровье человека. Правом на предъявление в судебном порядке исковых требований о прекращении экологически вредной деятельности, причиняющей вред здоровью и имуществу граждан, народному хозяйству, окружающей среде, наделены также предприятия и организации (ч. 1 ст. 91).

В соответствии со ст. 87 названного Закона суммы ущерба, взыскиваемые по решению суда в возмещение вреда, причиненного окружающей природной среде в результате экологического правонарушения, перечисляются в государственный экологический фонд, если природный объект, которому причинен вред, находится в общем пользовании.
Закон «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации» определяет, что решения краевого, областного представительного органа власти и акты краевой, областной администрации могут быть обжалованы гражданами, общественными объединениями, предприятиями, учреждениями и организациями, органами местного самоуправления, органами государственной власти и управления в краевой, областной суд или арбитражный суд (п. 1 ст. 60).

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» устанавливает, что граждане, проживающие на территории муниципального образования, органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления вправе предъявлять в суд или арбитражный суд иски о признании недействительными нарушающих права местного самоуправления актов органов государственной власти и государственных должностных лиц, органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций, а также общественных объединений (ст. 46).

Приведенные законодательные положения в самом общем виде предусматривают возможность судебной защиты прав и интересов, в том числе неопределенной группы лиц (хотя и без специального указания на это).

В то же время ряд других законодательных актов прямо предусматривает возможность судебной защиты в отношении неопределенного круга лиц. В частности, ст. 26 Федерального закона «О рекламе» закрепляет, что федеральный антимонопольный орган (его территориальные органы) вправе предъявлять иски в суды, арбитражные суды, в том числе в интересах неопределенного круга потребителей рекламы, в связи с нарушением рекламодателями, рекламопроизводителями законодательства РФ о рекламе и о признании недействительными сделок, связанных с ненадлежащей рекламой. При этом названные субъекты освобождаются от уплаты государственной пошлины (п. 3 ст. 26).

В Законе «О защите прав потребителей» (в редакции от 9 января 1996 г.) статья 46 прямо посвящена защите неопределенного круга потребителей. В ней определен круг лиц, уполномоченных предъявлять в суды иски в интересах неопределенного круга потребителей о признании противоправными действий продавцов (изготовителей, исполнителей) или организаций, выполняющих функции продавцов (изготовителей) на основании договоров с ними, и прекращении этих действий. В этот круг лиц включены федеральный антимонопольный орган (его территориальные органы), федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг), органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы).

Кроме того, статья включает процессуальные предписания, касающиеся содержания судебного решения, его обязательности, распределения судебных расходов, связанных с удовлетворением иска, предъявленного в интересах неопределенного круга потребителей.

В соответствии с п. 4 ст. 40 данного Закона федеральный антимонопольный орган (его территориальные органы) также вправе предъявлять иски в суд в интересах неопределенного круга потребителей о ликвидации изготовителя (исполнителя, продавца) или о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя за неоднократные или грубые нарушения установленных законом или иным правовым актом прав потребителей. Лица, уполномоченные предъявлять такого рода иски, освобождаются от уплаты государственной пошлины (п. 3 ст. 17 Закона).
Как видно, в Законе «О защите прав потребителей» дается более развернутая регламентация защиты прав неопределенного круга лиц. Такая регламентация, несомненно, является предпочтительной, ибо наличие «неопределенности» в количественном составе лиц — носителей прав и интересов, оказавшихся в аналогичном положении, обусловившем обращение в суд, и объект защиты по данным требованиям (искам) определяют новизну, оригинальность, сложность и специфику порядка их судебного рассмотрения и исполнения решений (круг лиц, участвующих в деле, подсудность, вопросы доказывания, содержания судебного решения и др.).

За период действия рассматриваемых законодательных актов накоплена определенная судебная практика.

Так, при применении Закона «О защите прав потребителей» встал вопрос допустимости иска о взыскании с продавца (изготовителя, исполнителя) денежных сумм в возмещение морального вреда, причиненного неопределенному кругу лиц. Например, Омское областное общество защиты прав потребителей, наряду с требованием о признании противоправными в отношении неопределенного круга потребителей действий фирмы «Мираф», акционерного общества «Росомпродторг» и нескольких торгующих организаций, связанных с реализацией кофе ненадлежащего качества, и о прекращении этих действий, требовало взыскать около 500 млн. рублей во внебюджетный фонд области в возмещение морального вреда, причиненного потребителям. Фабула дела такова. Фирма «Мираф» по договору с иностранной фирмой завезла в г. Омск большую партию кофе, не соответствующего предъявляемым к его качеству требованиям и содержащего вредные для организма человека вещества. Оно было передано оптовому покупателю АО «Росомпродторг» для последующей продажи населению через торгующие организации.

Решением Омского областного суда, оставленным без изменения Судебной коллегией Верховного Суда РФ, действия ответчиков признаны противоправными, они обязаны прекратить их, а средства массовой информации в месячный срок должны довести до сведения граждан решение суда. В удовлетворении требования о взыскании морального вреда судом было отказано.
Как было указано, ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» (в действовавшей тогда редакции от 7 февраля 1992 г.) предусматривала лишь возможность возмещения морального вреда конкретным потребителям (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 11. С. 7 — 8).

Из рассмотренной ситуации видно, что суд правильно признал недопустимым иск о возмещении морального вреда в отношении неопределенного круга лиц, поскольку такого «общего права» на возмещение морального вреда законом не предусмотрено.

Аналогично должен решаться вопрос о недопустимости иска о возмещении морального вреда в отношении неопределенного круга лиц и согласно ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» (в редакции от 9 января 1996 г.).

Судебная защита прав неопределенного круга лиц осуществляется также и в результате рассмотрения и удовлетворения требований о признании недействительными актов государственных органов власти (законодательных и исполнительных) как нормативного, так и ненормативного характера.

На практике по делам о признании недействительными нормативных актов, устанавливающих правила общеобязательного поведения, касающиеся неопределенного круга лиц, не всегда правильно решается вопрос об их подведомственности и подсудности.

Инициаторами в возбуждении таких дел иногда выступают общественные организации (формирования). Так, Нижегородским областным судом были отменены как противоречащие законодательству обжалованные областным обществом охотников и рыболовов акты областного Совета и областной администрации, предусматривающие увеличение платы за пользование охотничьими ресурсами, лицензированный отстрел и отлов всех видов зверей и птиц.

Дело было правильно принято к рассмотрению по подсудности областным судом после отмены определения районного суда, который отказал в судебной проверке правовых актов, предложив обжаловать их в Верховный Совет России.

Между тем для требований о признании недействительными правовых актов, в том числе областного уровня, законом установлена не только возможность их судебного рассмотрения, но и их подсудность областному суду (ст. 60 Закона «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации»).
В то же время по другому аналогичному делу определением члена того же самого областного суда было отказано (по мотивам подведомственности спора арбитражному суду) в принятии заявления областному обществу охотников и рыболовов о признании недействительным п. 3 распоряжения главы администрации области от 4 сентября 1992 г. «О добыче диких копытных животных и медведей в сезон осенне — зимней охоты 1992 — 1993 гг.». Согласно указанному пункту распоряжения весь лимит разрешений (лицензий) передавался районным службам госохотнадзора, вводилась регистрация лицензий у районных охотоведов и предусматривалось участие контролирующих лиц в охоте.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ принятое определение отменила, признав его ошибочным. При этом она обоснованно указала, что данный спор подлежал разрешению в суде общей юрисдикции. Данным актом устанавливались правила, регламентирующие порядок распределения и регистрации лицензий и порядок проведения охоты, касающиеся не конкретных лиц или группы лиц, а неопределенного круга лиц (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 6. С. 89).

С данными выводами можно полностью согласиться. По существу оспариваемый акт имел нормативный характер, а действовавший на момент рассмотрения спора АПК 1992 г. исключал возможность их оспаривания в арбитражных судах. Исключает такую возможность и действующий АПК 1995 г., ст. 22 которого определяет границы компетенции арбитражного суда по отправлению правосудия.
Правовой акт, принятый органом государственной власти, может затрагивать и нарушать права неопределенного круга юридических лиц, которые наравне с гражданами вправе получить судебную защиту (ст. 7 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации») в судах общей юрисдикции. Примером может служить следующее дело.

Алтайский краевой суд удовлетворил заявление АО «Алтай — кокс» о признании недействительными постановления Алтайского краевого Законодательного Собрания от 28 августа 1995 г. и Закона Алтайского края «О налоге для финансирования поддержки агропромышленного комплекса края», принятого данным постановлением. В ходе рассмотрения было установлено, что согласно обжалуемому Закону объектом обложения налогом служит прибыль предприятия. Но в соответствии со ст. ст. 18 и 19 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ» налог на прибыль с предприятия относится к федеральным налогам и представительные органы государственной власти субъекта Российской Федерации не вправе вводить дополнительные налоги на прибыль с предприятий (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 2. С. 1 — 2).

Законодательное Собрание вышло за пределы своих полномочий и нарушило Федеральный закон. Это явилось основанием для признания принятых актов недействительными с момента их издания.
Вопрос о разграничении конкурирующей компетенции между общими и арбитражными судами возник по делам о признании недействительными ненормативных актов государственных органов.
В этой связи представляет интерес следующее дело, окончательно разрешенное Президиумом Верховного Суда РФ.

Ленинским районным судом г. Кемерово было рассмотрено и удовлетворено требование прокурора о признании незаконными и необоснованными выводов государственной экологической экспертизы Кемеровского областного комитета по экологии и природным ресурсам по проекту перекладки коксовой батареи на Кузнецком металлургическом комбинате.

Из заключения следовало, что воздействием хозяйственной деятельности комбината на окружающую природную среду не нарушаются права граждан на охрану здоровья. По утверждению же прокурора последующая перекладка коксовой батареи будет оказывать вредное воздействие на природную среду не только на территории комбината, но и нарушит право жителей г. Новокузнецка на благоприятную среду обитания.

Президиум Кемеровского областного суда в порядке надзора решение районного суда отменил и производство по делу прекратил в связи с подведомственностью заявленного требования арбитражному суду.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ оставила без изменения постановление президиума областного суда.

Президиум Верховного Суда РФ, отменяя незаконные постановления судебных органов и оставляя в силе решение районного суда, указал, что согласно ст. 1 Закона РФ «Об арбитражном суде» и ст. 22 АПК (действовавшего на момент рассмотрения спора) арбитражный суд рассматривает споры, в том числе возникающие в сфере управления, о признании недействительными (полностью или частично) актов государственных или иных органов, адресованных конкретным лицам или группе лиц. Прокурор, по мнению Президиума, возбудил гражданское дело в защиту прав неопределенного круга лиц, проживающих в данном населенном пункте. Обжалуемое заключение касается неопределенного круга лиц, поэтому требование им правомерно было заявлено в суд (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 8. С. 3 — 4).

Заключительные доводы Президиума о том, что спор затрагивает интересы неопределенного круга граждан, представляются правильными и решающими при разграничении «конкурирующей» компетенции между общими и арбитражными судами по рассмотрению споров о признании недействительными ненормативных актов государственных органов.

Эти доводы, сохраняющие свою актуальность и значимость, можно привести в пользу отнесения к ведению судов общей юрисдикции споров о признании недействительными ненормативных актов государственных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам, нарушающих (затрагивающих) права неопределенного круга лиц (граждан). Это в полной мере касается судебного оспаривания ненормативных актов иных органов.

Поэтому правомерно заявление прокурором требований о разрешении таких споров в судах общей юрисдикции. При этом прокурор в отличие от других лиц наделен практически неограниченным правом предъявления в суд требований в отношении неопределенного круга лиц, когда нарушены права и свободы граждан либо «в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение», что следует из ст. ст. 22 и 27 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» (в редакции от 17 ноября 1995 г.).

Заключая анализ последнего примера, нужно отметить, что согласно ст. 5 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и ст. 22 АПК 1995 г. арбитражный суд разрешает споры о признании недействительными (полностью или частично) только тех ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, которые не соответствуют законам и иным нормативным актам и нарушают (затрагивают) права и законные интересы организаций и граждан в сфере их предпринимательской деятельности.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
ЗАКОН РСФСР от 19.04.1991 N 1034-1
«О САНИТАРНО — ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОМ БЛАГОПОЛУЧИИ НАСЕЛЕНИЯ»
ЗАКОН РСФСР от 04.07.1991 N 1543-1
«ОБ АРБИТРАЖНОМ СУДЕ»
ЗАКОН РСФСР от 19.12.1991 N 2060-1
«ОБ ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ»
ЗАКОН РФ от 27.12.1991 N 2118-1
«ОБ ОСНОВАХ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 17.01.1992 N 2202-1
«О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
ЗАКОН РФ от 07.02.1992 N 2300-1
«О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ»
ЗАКОН РФ от 07.02.1992 N 2300-1
«О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ»
ЗАКОН РФ от 05.03.1992 N 2449-1
«О КРАЕВОМ, ОБЛАСТНОМ СОВЕТЕ НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ И КРАЕВОЙ,
ОБЛАСТНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ»
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ЗАКОН от 28.04.1995 N 1-ФКЗ
«ОБ АРБИТРАЖНЫХ СУДАХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(одобрен СФ ФС РФ 12.04.1995)
«АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
от 05.05.1995 N 70-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 05.04.1995)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 18.07.1995 N 108-ФЗ
«О РЕКЛАМЕ»
(принят ГД ФС РФ 14.06.1995)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 28.08.1995 N 154-ФЗ
«ОБ ОБЩИХ ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принят ГД ФС РФ 12.08.1995)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ЗАКОН от 31.12.1996 N 1-ФКЗ
«О СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(одобрен СФ ФС РФ 26.12.1996)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВС РФ от 22.11.1991 N 1920-1
«О ДЕКЛАРАЦИИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА»
Российская юстиция, N 11, 1997

Проблемы защиты прав неопределенного круга лиц в области охраны окружающей среды (Федотова Ю.Г.)

Дата размещения статьи: 01.06.2015

Конституционное право каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением, обеспечивается в том числе путем правильного применения законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования. Большого внимания заслуживают и вопросы возмещения причиненного вреда, предупреждения и пресечения экологических правонарушений.
Несмотря на то что природоохранительная функция Российского государства характеризуется как основная и постоянная, судя по состоянию окружающей среды в стране, она чрезвычайно малоэффективна. Для оценки ее эффективности важно выработать и использовать соответствующие критерии. Наиболее приемлемым представляется критерий обеспечения государством соблюдения, охраны и защиты права каждого на благоприятную окружающую среду .
———————————
См.: Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник // СПС «КонсультантПлюс», 2008.

Отметим, что гражданские дела, связанные с охраной окружающей среды и защитой экологических прав, составляют значительно меньшую долю в общем количестве рассматриваемых судами дел по сравнению с трудовыми, жилищными, пенсионными и иными социальными спорами. Как отмечают исследователи, практика реализации и защиты экологических прав населением, общественными объединениями, отдельными гражданами формируется с большим трудом, статистика свидетельствует о низкой активности граждан в области реализации механизма судебной защиты экологических прав, что говорит также о неготовности судебной власти к активному осуществлению функции по защите этих прав . Тем не менее данная категория дел обращает на себя внимание тем, что реальная или потенциальная угроза причинения вреда окружающей среде приводит или может привести к массовому нарушению конституционных прав и свобод, причинению ущерба публичным интересам, поэтому такие дела носят резонансный характер.
———————————
См.: Семьянова А.Ю. Экологическое право. Курс лекций. М.: Юстицинформ, 2005; Трудова О.В., Яковлев Э.Ю. Структура и содержание конституционно-правового механизма обеспечения и защиты экологических прав человека в современной России // Экологическое право. 2012. N 3. С. 6.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 18 октября 2012 г. N 21 , гражданско-правовая (имущественная) ответственность за вред, причиненный окружающей среде, может возникать в результате нарушения договора в сфере природопользования (например, договора аренды лесного участка), а также в результате внедоговорного (деликтного) причинения вреда. Федеральный закон «Об охране окружающей среды» (далее — Закон N 7-ФЗ) не предполагает ограничения размера ответственности по обязательствам, возникающим из договоров в сфере природопользования. В соответствии с п. 2 ст. 11 Закона N 7-ФЗ граждане имеют право на предъявление исков о возмещении вреда, причиненного окружающей среде и ее компонентам, независимо от причинения вреда их здоровью и имуществу по общим правилам подсудности.
———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // БВС РФ. 2012. N 12.
См.: Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» // СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133.

Оценка экологического риска непосредственно связана с одним из принципов экологического права — принципом предосторожности. Этот принцип, появившийся изначально в международном праве, означает принятие предполагаемым правонарушителем разумных мер и действий, которые способствуют предотвращению возможностей правонарушения в любой сфере жизнедеятельности, в том числе в сфере охраны и использования окружающей среды .
———————————
См.: Сосновский В.В. Оценка экологического риска как инструмент профилактики нарушений законодательства об охране окружающей среды на примере Республики Франция // Экологическое право. 2012. N 3. С. 23 — 26.

Если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, причиняющей вред или угрожающей новым вредом, суд вправе обязать ответчика помимо возмещения вреда приостановить или прекратить такую деятельность (ч. 2 ст. 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ)). Основанием для ограничения, приостановления, прекращения деятельности может являться эксплуатация объекта без разрешений и лицензий или с нарушением условий выданных разрешений, лицензий, в том числе с превышением лимитов выбросов и сбросов загрязняющих веществ и др. (п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда N 21).
———————————
См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410.

В указанном положении не учтено, что основанием для ограничения, приостановления, прекращения деятельности эксплуатирующей организации может являться и нарушение порядка выдачи разрешений, лицензий. Интересен пример из судебной практики, связанный с определением подведомственности дела, прекращением деятельности эксплуатирующей организации и проявлением принципа предосторожности экологического права.
Курганский межрайонный природоохранный прокурор обратился в интересах Российской Федерации в суд с иском к Департаменту природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области, ЗАО «Восток» о признании недействительным договора о предоставлении в пользование территории (акватории), необходимой для осуществления пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, прекращении права пользования, в обоснование указав, что между ответчиками был заключен договор о предоставлении в пользование территории (акватории), выдана долгосрочная лицензия на пользование объектами животного мира. При этом были допущены нарушения экологического законодательства: с 1 апреля 2010 г. возможность предоставления объектов животного мира в пользование путем проведения конкурса с последующей выдачей долгосрочных лицензий исключена, введена возможность предоставления в аренду объектов животного мира на срок действия охотохозяйственного соглашения по итогам аукциона. Договор между ответчиками был заключен на основании распоряжения Правительства Курганской области от 9 июня 2010 г. N 190-р «О предоставлении территорий (акваторий) Курганской области, необходимых для осуществления пользования животным миром», которое вступившим в законную силу решением Курганского городского суда Курганской области от 25 ноября 2011 г. было признано недействующим.
Обжалуемым определением суда производство по делу было прекращено, суд указал, что предмет правоотношений связан с осуществлением экономической деятельности, поэтому спор подведомствен арбитражному суду. Суд апелляционной инстанции, проверив материалы дела, обсудив доводы представления прокурора, с учетом ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) и ч. 2 ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации нашел определение суда подлежащим отмене.
———————————
См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.
См.: Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

В соответствии с п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда N 21 исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти и местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по спорам, возникающим из экологических правоотношений, направлены на защиту прав граждан на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и возмещение ущерба, причиненного их здоровью или имуществу экологическим правонарушением, гарантированных ст. 42 Конституции России , что определяет подведомственность этих дел судам общей юрисдикции.
———————————
См.: Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. N 237. 1993. 25 декабря.

К таким делам относятся дела по искам о возмещении вреда окружающей среде, об ограничении, приостановлении или прекращении деятельности, осуществляемой с нарушениями требований в области охраны окружающей среды и природопользования, в том числе дела по искам о приостановлении размещения, проектирования, строительства, реконструкции, ввода в эксплуатацию, эксплуатации, консервации и ликвидации зданий, строений, сооружений и иных объектов, дела по заявлениям прокуроров в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц и иные гражданские дела (ст. 45 ГПК РФ, п. 2 ст. 34 Закона N 7-ФЗ).
Исковые требования прокурора заявлены в интересах Российской Федерации (животный мир в пределах территории Российской Федерации является государственной собственностью — ст. 4 Федерального закона «О животном мире») и связаны с нарушением порядка предоставления в пользование объектов животного мира. В данном споре имущественные отношения участников гражданского (хозяйственного) оборота, возникающие в ходе осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, предметом заявленных требований не являются.
———————————
См.: Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире» // СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1462.

Кроме того, судом первой инстанции не было учтено, что ответчик — Департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области, являясь юридическим лицом, при заключении договора выступал не субъектом экономических отношений, а осуществлял полномочия по осуществлению публичных функций как исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации. Несмотря на то что исковое заявление прокурора не содержало указания на защиту интересов неопределенного круга лиц, судебная коллегия не приняла доводы противной стороны, мотивируя это тем, что экологические правонарушения затрагивают интересы не только государства, но и неопределенного круга лиц .
———————————
См.: Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 15 мая 2013 г. N 33-1277/2013 // URL: http://oblsud.kurgan.ru/sdp/acts_view/45400001305171119146711002219069.

Показателен пример, касающийся исполнения пользователем обязанности по декларированию безопасности гидротехнических сооружений на водных объектах. Курганский межрайонный природоохранный прокурор обратился в суд в интересах неопределенного круга лиц с иском к ОАО «МуЗа» о признании деятельности по непредставлению декларации безопасности комплекса гидротехнических сооружений водохранилищ незаконной и возложении обязанности по представлению декларации.
Представитель ответчика с иском не согласился, пояснил, что ОАО «МуЗа» является собственником спорных гидротехнических сооружений с 2011 г. и с этого момента принимает меры для подготовки декларации безопасности гидротехнического сооружения (проведено преддекларационное обследование объекта, проведен и согласован расчет размеров вероятного вреда от аварий на водосбросном сооружении комплекса и др.). Полагает, что бездействие с его стороны отсутствует, доказательств, подтверждающих, что неопределенному кругу лиц угрожает опасность от эксплуатации объекта, суду не представлено.
Суд первой инстанции отказал в иске прокурору. Судебная коллегия областного суда не согласилась с этим выводом, поскольку он не соответствует материалам дела, положениям ст. 10 Федерального закона «О безопасности гидротехнических сооружений» и Постановления Правительства РФ «Об утверждении Положения о декларировании безопасности гидротехнических сооружений» , которым установлено, что декларация безопасности представляется декларантом в орган надзора не реже одного раза в пять лет с даты ввода гидротехнических сооружений в постоянную эксплуатацию.
———————————
См.: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений» // СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3589.
См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 6 ноября 1998 г. N 1303 «Об утверждении Положения о декларировании безопасности гидротехнических сооружений» // СЗ РФ. 1998. N 46. Ст. 5698.

Учитывая, что декларация безопасности прежним собственником гидротехнического сооружения не представлялась, на момент рассмотрения дела обязанность не исполнена, что приводит к нарушению общих требований обеспечения безопасности гидротехнических сооружений (ст. 8 Федерального закона «О безопасности гидротехнических сооружений»), требования прокурора являются обоснованными и подлежат удовлетворению. То обстоятельство, что ОАО «МуЗа» не привлекалось к административной ответственности, не имеет правового значения .
———————————
См.: Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 9 октября 2012 г. N 33-2274/2012 // URL: http://oblsud.kurgan.ru/sdp/acts_view/45400001210151427216091001378850.

Пользование природными ресурсами влечет исполнение и других обязанностей, например, по обеспечению доступа к водным ресурсам. В Постановлении Пленума Верховного Суда N 21 разъяснено, что при причинении вреда окружающей среде несколькими лицами они несут солидарную ответственность за вред лишь в тех случаях, когда установлено их совместное участие. О совместном характере таких действий могут свидетельствовать их согласованность, скоординированность и направленность на реализацию общего для всех действующих лиц намерения (абз. 2 п. 43). Добавим, что совместное причинение вреда имеет место и независимо от того, кто является титульным пользователем природных ресурсов, важен сам факт осуществления деятельности, противоречащей экологическому законодательству.
Так, Курганский межрайонный природоохранный прокурор обратился в суд в интересах неопределенного круга лиц с иском к ООО «Петуховское техническое предприятие», ООО «Гермес-сервис» о признании действий незаконными, возложении обязанности обеспечить свободный доступ граждан к озеру для осуществления спортивного и любительского рыболовства, прекращении взимания платы за доступ на рыбопромысловый участок в целях любительского и спортивного рыболовства. В обоснование указал, что ООО «Петуховское техническое предприятие» незаконно взимается плата с граждан за оказание услуг на озере Малое Каменное Петуховского района Курганской области, которое было предоставлено ему на основании договора для осуществления промышленного рыболовства. Под видом платы за услуги в виде уборки территории и др. с граждан взимается плата за доступ к водному объекту и добычу водных биоресурсов по квитанции, при неуплате доступ к озеру невозможен. Одновременно с этим взимается плата по квитанциям ООО «Гермес-сервис», не имеющего отношения к водному объекту. При неоплате граждане не допускаются к объекту в целях любительского рыболовства.
Суд первой инстанции при рассмотрении спора пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, указав, что пользование водным объектом ООО «Петуховское техническое предприятие» осуществляет на основании договора о предоставлении рыбопромыслового участка для промышленного рыболовства, производит зарыбление озера собственным посадочным материалом, т.е. осуществляет товарное рыбоводство, поэтому биоресурсы являются его собственностью и способ их реализации в силу ст. 209 ГК РФ является правом их собственника. Между ООО «Петуховское техническое предприятие» и ООО «Гермес-сервис» заключен договор на оказание услуг, по условиям которого ООО «Гермес-сервис» оказывает посетителям озера возмездные услуги, что подтверждается приобщенными к материалам дела квитанциями. Таким образом, доступ к озеру свободный, плата взимается за оказание услуг.
Судебная коллегия не согласилась с выводом суда, поскольку он противоречит материалам дела, а также ст. 6 Водного кодекса Российской Федерации , ч. 1 ст. 24 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» .
———————————
См.: Водный кодекс Российской Федерации от 3 июня 2006 г. N 74-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 23. Ст. 2381.
См.: Федеральный закон от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов» // СЗ РФ. 2004. N 52 (ч. 1). Ст. 5270.

Рыбопромысловый участок был предоставлен ООО «Петуховское техническое предприятие» для осуществления промышленного рыболовства (разрешение на товарное рыбоводство не было получено), является объектом общего пользования, поэтому граждане вправе свободно и бесплатно осуществлять любительское и спортивное рыболовство, ссылка суда на ст. 209 ГК РФ несостоятельна. Взимание денежных средств фактически за доступ к водному объекту подтверждено представленными доказательствами .
———————————
См.: Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 19 марта 2013 г. N 33-721/2013 // URL: http://oblsud.kurgan.ru/sdp/acts_view/45400001303261647314061001897159.

Отметим, что специфика охраняемых нормами экологического права объектов также нередко становится предметом судебного рассмотрения. Так, земля в первую очередь является природным ресурсом, что обусловливает правовой режим ее владения, пользования и распоряжения. Как справедливо отметил М.М. Бринчук, признание государственной собственности на природные ресурсы отвечает публичным интересам, поскольку обеспечивает решение всех задач, стоящих перед человеком и обществом . Охрана государственной собственности является важным элементом экологической безопасности Российского государства.
———————————
См.: Бринчук М.М. Частная собственность и природа // Экологическое право. 2012. N 3. С. 2 — 6.

Например, Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 3 июля 2012 г. дело в части отказа в удовлетворении требования о признании незаконным постановления о предоставлении в собственность за плату земельного участка направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку земельные участки в пределах курортов, являющихся особо охраняемыми природными территориями, не подлежат передаче в частную собственность. То обстоятельство, что в соответствии с кадастровым планом участок отнесен к числу земель населенных пунктов, не исключает его принадлежности к особо охраняемым природным территориям.
———————————
См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 3 июля 2012 г. N 19-КГПР12-3 // СПС «Гарант».

Разнообразие объектов охраны экологического права ставит и такие вопросы перед судами. В Верховном Суде Российской Федерации оспаривались положения лесного законодательства о порядке возмещения вреда, по мнению заявителя, противоречащие Федеральному закону «О связи» тем, что они неправомерно применяются к территориям, где не должно быть лесов (а имеющиеся уничтожаются). Речь шла об охранной зоне кабельных линий связи. Нормы были признаны законными, и разъяснено, что оспариваемые нормы предназначены для стоимостной оценки вреда, причиненного лесам, и не распространяются на иные нарушения, в том числе на те, которые допущены при ведении хозяйственной деятельности в охранных зонах линий связи .
———————————
См.: Федеральный закон от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ «О связи» // СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2895.
См.: решение Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2012 г. N АКПИ12-1433 «Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 5 приложения N 4 к Постановлению Правительства РФ от 08.05.2007 N 273 «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства» // СПС «Гарант».

О.В. Трудова, Э.Ю. Яковлев считают, что общая проблема защиты и реализации экологических прав в рамках обеспечения экологического правопорядка состоит в том, что права, косвенно или напрямую связанные с защитой экологических прав человека, по большей части регулируют только безопасность эксплуатации природного богатства страны, а не защиту природной среды, неотъемлемой частью которой является человек. В связи с этим механизм защиты и реализации экологических прав, как правило, сводится к частным или публичным судебным жалобам. При рассмотрении вопроса о том, почему неэффективны существующие механизмы защиты и обеспечения экологических прав, они выделяют прежде всего несовершенство правового регулирования, наличие пробелов в праве, правовые коллизии и т.д. .
———————————
См.: Трудова О.В., Яковлев Э.Ю. Указ. соч. С. 6 — 9.

Действительно, такие проблемы прослеживаются в судебной практике. На наш взгляд, совершенствование нормативно-правовой базы является важным, но не единственным средством повышения эффективности реализации и защиты экологических прав. Фактически судебная практика выявляет и дает ответы на многие спорные вопросы реализации норм экологического права. В связи с изложенным полагаем целесообразным дальнейшее развитие обобщения судебной практики по рассматриваемым категориям дел и изложению рекомендаций для нижестоящих судов судебной системы Российской Федерации. Не случайно некоторые ученые отмечают, что анализ роли судов дает основание для существования позиции, суть которой состоит в признании судебной практики источником права окружающей среды, поскольку в рамках принципа разделения властей суды наделяются новыми полномочиями нормотворческого органа власти .
———————————
См.: Бринчук М.М. Указ. соч.

ФЗ 15 — о запрете курения

ФЗ 15 о запрете курения — (его контроле), осуществляющийся на территории РФ, был подписан Президентом Российской Федерации 23 февраля 2013 года.
Функционирует данный закон по территории России с 1 июня того же года. До сегодняшних реалий он дошел видоизмененным из-за ряда поправок. Последняя поправка вступила в силу с началом 2017 года.

О чем говорит федеральный закон №15

ФЗ 15 об ограничении курения в общественных местах содержит ряд мер по:

  • определению сути того, что стоит понимать, как охрану здоровья жителей РФ от воздействия продуктов табачных изделий;
  • определению прав и обязательств каждого из граждан РФ как субъекта, воздействующего на окружающих продуктами табакокурения;
  • определению полномочий органов охраны порядка, как контролирующих безопасность граждан структур, по этому вопросу;

Федеральный закон 15 не ограничивает возможность курения для граждан России на 100%. Это целый ряд мер по депопуляризации табакокурения на территории страны и ограничения возможности некурящих граждан дышать табачным дымом на территориях постоянного скопления масс людей.

Также закон говорит об ограничениях, наложенных на возможности распространения табачных изделий (теперь сигареты нельзя продавать несовершеннолетним, а ларьки и магазины, находящиеся близ учебных заведений, не имеют права распространять табачные изделия).

Появился строгий запрет рекламы табачных изделий, запрет популяризации табакокурения в СМИ. Строгому учету подвергаются все производимые с табачными изделиями операции (импорт, экспорт и т. д.), контроль проводят соответствующие федеральные структуры.

В сторону повышения изменились акцизные ставки. Государство теперь контролирует статистику по тому, насколько продукция для табакокурения популярна, на всех уровнях. Созданы четкие рамки наказаний и штрафов, предусмотренных законодательством по закону 15.

Тест для курильщиков

Посмотрите видеоролики

Где ограничено курение табака

Закон 15 фз о курении значительно ограничивает те территории, на которых табакокурение остается разрешено.

Общественные заведения же для курильщика открыты только если на данной территории он обязуется не поддаться соблазну закурить, и не собирается склонять к курению несовершеннолетних подростков:

  • Образовательные заведения и близлежащая к ним территория.
  • Культурные, молодежные и спортивные заведения и учреждения этих типов, получившие статус государственных.
  • Заведения, в которых курсы лечения проходят больные люди (больницы, санатории и т. д.).
  • В маршрутных транспортных средствах, средствах общественного транспорта, и на территории от 15 метров до входа в любой: аэропорт, автовокзал, метрополитен, порт или ЖД вокзал.
  • В учреждениях, находящихся под контролем или в распоряжении местных или государственных органов власти.
  • В рабочих зонах любого государственного предприятия.
  • В общественных лифтах.
  • На общедоступных пляжах и любых площадках для детей.
  • На территории автозаправок.
  • В самолетах и других воздушных судах.
  • В поездах дальних рейсов, сравнимых с рейсами воздушных судов.
  • В местах, где туристы или граждане РФ могут временно проживать.
  • На рынках и в зданиях общепитов.
  • На территориях, где пассажиры ждут поезда пригородных маршрутов.
  • Следуя поправкам 2014-го года курение было запрещено еще и в: гостиницах, общежитиях, барах, ресторанах и электричках.

    Пройди тест для курящих

    Суть ФЗ 12, определяющей вред от курения в общественных местах

    Статья 12 закона 15 определяет общественные места, где нельзя курить (с их списком можно ознакомиться выше). Эта статья говорит и об изолированных местах для курения, о нормах их создания, оборудования, содержания и контроля. Она регулирует действие закона для лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, изоляторах и колониях принудительного содержания.

    Эти помещения должны соответствовать санитарным нормам, определенным законами. Содержание в воздухе вредоносных веществ, выделяемых продуктами курения, не может превышать гигиенических норм.

    Уполномоченный орган исполнительной власти также должен позаботиться о том, чтобы рядом с общественными местами, где запрещено курение, присутствовали соответствующие знаки, определяющие для граждан РФ их территорию.

    Полезное видео по теме



    Ответственность за нарушение законодательства

    Курение в запрещенных согласно ФЗ 15 местах — это административное правонарушение. Наказанием за это правонарушение является штраф. Размер штрафа зависит от особенностей правонарушения.

    Для юридических лиц и частных предпринимателей штрафы принимают особенно высокие значения:

    1. Штраф за обычное курение в общественном месте, если представитель власти составил соответствующий протокол, может принимать значение от 500 до 1500 рублей в зависимости от обстоятельств.
    2. Штраф за потребление табачных изделий на территории, где постоянно находятся дети (площадки и т. д.) от 2000 до 3000 рублей.
    3. Штраф за то, что человек призывал к курению несовершеннолетних подростков составляет от 1000 до 2000 рублей.
    4. Штраф за то, что курение прививалось подросткам их родителями может принимать значение в рамках от 2000 до 3000 рублей.
    5. Штраф для должностных лиц, не позаботившихся о знаках про запрет курения может составлять от 10000 до 20000 рублей. За это же нарушение, осуществленное юридическими лицами, те могут получить от 30000 до 60000 рублей штрафа.
    6. Юридическое лицо также несет ответственность если на подконтрольной ему территории нет специального помещения для курения. Штраф юридического лица может составлять от 50000 до 80000 рублей, а штраф должностному лицу может принимать значение от 20000 до 30000 рублей.
    7. Индивидуальный предприниматель, не контролирующий процесс курения сотрудников своей компании, может понести наказание, заплатив денежную компенсацию от 30000 до 40000 рублей. Юридическое лицо может заплатить от 60000 до 90000 рублей штрафа.

    Меры по сокращению потребления табачных изделий

    После введения в силу ФЗ 15, правительство РФ приняло ряд мер по сокращению потребления табачных изделий, а также по снижению уровня их популярности. Главным образом эти меры касаются несовершеннолетних.

    Так в сферу образования было принято решение употребить систему просвещения молодежи. Осуществляется она в основном посредством тематических лекций и видеоконференций о вреде курения.

    К проблеме были подключены СМИ, через которые пропагандируется отказ от курения и привитие здорового образа жизни. В СМИ полностью запретили рекламу табачных изделий.

    Населению теперь оказывается медицинская помощь в том случае, если человек желает избавиться от табачной зависимости. Государство исследует статистические показатели популярности продуктов курения в России. Негативная динамика этих показателей приведет к более жестким мерам по данной проблеме.

    Статья 20 о потреблении табачных изделий подростками

    Статья 20 федерального закона 15 ФЗ о запрете курения определяет контроль взаимодействия несовершеннолетних с табачными изделиями.

    Продажа табачных изделий несовершеннолетним категорически запрещена. Также запрещено вовлечение подростков в процесс курения, какие-либо принудительные действия в отношении вовлечения несовершеннолетних в процесс курения.

    Если продавец не уверен в том, что покупатель достиг соответствующего возраста, он должен попросить у покупателя документы, которые свидетельствуют о том, что покупатель совершеннолетний. При отсутствии соответствующих документов продавец обязан отказать в продаже табачных изделий.

    Потребление табака несовершеннолетними согласно данной статье недопустимо.

    Маркировки и знаки, свидетельствующие о запрете, ограничении потребления табака

    В соответствии с ФЗ 15 об ограничении возможности курения для граждан РФ, знак запрета курения выглядит, как дымящаяся сигарета в перечеркнутом красном кругу.

    На знаке есть красные стрелки направления, и надписи, обозначающие длину зоны. Следуя этим знакам человек может определить территорию, где курить запрещено.